Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 июня 2010 г. по делу N 44-Г-38/2010

 

I инст. Судья: Скрябина С.В.

II инст. Судьи: Колчеданцева А.Г. (председ.)

Калугина Л.В. (докл.)

Загвоздина Л.Ю.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Вяткина Ф.М. членов президиума Кунышева А.Г., Кашириной Е.П., Козловой Н.В., Смирнова В.П., Савик Л.Н.

рассмотрел в заседании гражданское дело по надзорной жалобе В.А.М. на решение Центрального районного суда г. Челябинска от 9 ноября 2009 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 19 января 2010 г. по иску В.А.М. к Государственному учреждению - Челябинское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации о возложении обязанности по перерасчету ежемесячной страховой выплаты, по установлению ежемесячной страховой выплаты в определенном размере, взыскании недополученных денежных сумм.

Заслушав доклад судьи Карнауховой Т.А., объяснения В.А.М., поддержавшего доводы надзорной жалобы, представителя Государственного учреждения - Челябинское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации Ф.И.А., возражавшую против доводов надзорной жалобы, президиум

 

установил:

 

В.А.М. обратился в суд с иском к Государственному учреждению - Челябинское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (далее по тексту - Фонд) о перерасчете ежемесячной страховой выплаты. Просил возложить на ответчика обязанность установить размер ежемесячной страховой выплаты с 1 ноября 2009 года в размере 5171 руб. 10 коп., единовременно взыскать недополученную денежную сумму за период с 7 августа 2006 года по 31 октября 2009 года в размере 63462 руб. 89 коп.

В обоснование заявленных требований сослался на то, что в декабре 2005 года получил производственную травму. С 7 августа 2006 года учреждением медико-социальной экспертизы установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 60 %, в связи с чем ответчиком ему были назначены ежемесячные страховые выплаты.

При исчислении размера страховых выплат Фонд руководствовался размером его заработной платы за 12 месяцев, предшествующих месяцу наступления страхового случая, хотя, по мнению истца, наиболее выгодным для него вариантом является исчисление страховых выплат из заработной платы ноября 2005 года, когда в его заработной плате произошли устойчивые изменения, улучшающие его материальное положение - он был принят на работу по внутреннему совместительству. Кроме того, работодатель в октябре и ноябре 2005 года неправильно исчислил размер надбавки за профессиональное мастерство, что также повлияло на размер страховых выплат. Фондом также не был применен при расчете суммы страховых выплат повышающий коэффициент.

Представитель ответчика иск не признал, сославшись на то, что страховые выплаты исчислены правильно в соответствии с заявлением застрахованного лица и представленными документами.

Решением Центрального районного суда г. Челябинска от 9 ноября 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 19 января 2010 г., в иске В.А.М. отказано.

В надзорной жалобе В.А.М. просит отменить судебные Постановления, ссылаясь на то, что судами первой и второй инстанции допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права.

Определением судьи Челябинского областного суда Карнауховой Т.А. от 11 мая 2010 года гражданское дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

Все участвующие в деле лица о передаче дела с надзорной жалобой В.А.М. в суд надзорной инстанции и о дне слушания дела извещены.

Обсудив доводы надзорной жалобы и определения о передаче дела в суд надзорной инстанции, проверив материалы дела, президиум приходит к следующему выводу.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Согласно статье 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел; при этом в силу приведенной нормы гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Обеспечение правильного применения Конституции Российской Федерации и других норм материального права при разрешении дела является публично-правовой обязанностью судов всех инстанций.

Как установлено судом, и эти обстоятельства не оспариваются сторонами, В.А.М., работая в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования ОАО Федеральный научно-производственный центр "Станкомаш" (далее по тексту - Предприятие), 3 декабря 2005 года получил производственную травму. Учреждением медико-социальной экспертизы ему, начиная с 7 августа 2006 года, установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в связи с трудовым увечьем в размере 60 % сроком на 1 год.

По результатам переосвидетельствования с 1 сентября 2008 года степень утраты профессиональной трудоспособности установлена в размере 50 %, а с 1 сентября 2009 года - 40 %.

Как следует из заявления истца от 1 февраля 2007 года, поданного в Фонд, истец просил исчислить ежемесячные страховые выплаты исходя из заработной платы за период с апреля 2005 года по июль 2006 года, исключив месяцы июнь, июль 2005 года, март и апрель 2006 года (л.д. 46).

При исчислении размера страховых выплат ответчик руководствовался справкой Предприятия от 22 ноября 2007 года о начисленной заработной плате В.А.М. (л.д. 35).

Размер ежемесячной страховой выплаты был определен в сумме 4287 руб. 96 коп. (л.д. 52 - 53). В последующем сумма страховой выплаты индексировалась на индексы, определенные в установленном законом порядке, изменялась в связи с изменением степени утраты профессиональной трудоспособности и с 1 сентября 2009 года составила сумму 3839 руб. 29 коп. (л.д. 71).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и кассационной инстанции сослались на то, что согласно п. 9 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит, за исключением случаев изменения степени утраты профессиональной трудоспособности, изменения круга лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, а также случаев индексации ежемесячной страховой выплаты.

Ссылку истца на то, что при расчете среднего заработка не был учтен дополнительный доход, получаемый в связи с работой по совместительству, суды первой и кассационной инстанции также посчитали необоснованной, сославшись на то, что зарплата, полученная истцом по совместительству в должности нагревальщика металла, не могла быть учтена при подсчете страховых сумм, выплачиваемых в счет возмещения вреда здоровью, поскольку, по смыслу положений п. 2 ст. 12 Закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", при исчислении ежемесячной страховой выплаты учитывается заработок по работе, исполнение которой повлекло повреждение здоровья, тогда как работа по совместительству в должности нагревальщика металла не соответствовала трудовым функциям, работе, повлекшей повреждение здоровья.

Однако такие выводы суда первой и кассационной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального права.

Пункт 2 статьи 12 Закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусматривает, что при расчете размера утраченного застрахованным в результате наступления страхового случая заработка учитываются все виды оплаты его труда как по месту его основной работы, так и по совместительству, на которые начисляются страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Суммы вознаграждений по гражданско-правовым договорам и суммы авторских гонораров учитываются, если с них предусматривалась уплата страховых взносов страховщику. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитываются выплаченные по указанным основаниям пособия.

Аналогично урегулированы правоотношения и п. 2 ст. 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающим, что в состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, в частности компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении.

С учетом приведенных выше норм материального права, оплата труда истца по совместительству подлежала включению в состав утраченного заработка и с учетом этой суммы истцу должны быть исчислены ежемесячные страховые выплаты.

Действительно, в соответствии с пунктом 9 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит, за исключением случаев изменения степени утраты профессиональной трудоспособности, изменения круга лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, а также случаев индексации ежемесячной страховой выплаты

Однако это относится к случаям, когда страховые выплаты исчислены правильно.

Между тем в исковом заявлении и в судебном заседании истец ссылался на то, что заработная плата за октябрь и ноябрь 2005 года работодателем была исчислена с нарушением норм трудового законодательства и вопреки размеру заработной платы, указанному в трудовом договоре, в связи с чем 29 апреля 2009 года была выдана справка N 501016, в которой указано, что зарплата за ноябрь 2005 года составила сумму 9625 руб. 73 коп., а не 9051 руб. 34 коп., из которой истцу исчислены страховые суммы. Также истец ссылался на то, что Фонд не применил повышающий коэффициент, поскольку в апреле 2006 года произошло увеличение тарифов и должностных окладов на предприятии.

При таких обстоятельствах суду следовало выяснить, правильно ли произведен расчет страховых сумм Фондом, соответствовала ли выданная Предприятием справка о заработной плате истца фактически получаемой заработной плате, установить, не допущена ли ошибка в расчете и при выдаче справки о среднем заработке, и если произошла, то по чьей вине. Истцом представлен расчет страховых сумм, который, по его мнению, является правильным. Суду следовало проверить расчет истца, указав об этом в решении суда.

При установлении неточностей в заработной плате суду следовало иметь в виду, что в этом случае судом мог быть решен вопрос о перерасчете.

Также судами первой и кассационной инстанции не учтено, что в данном случае имеет место и спор по поводу правильности выданной Предприятием справки о заработной плате истца.

Однако ОАО Федеральный научно-производственный центр "Станкомаш" к участию в деле привлечено не было. Следовательно, судом не определен состав лиц, участвующих в деле (абз. 2 ч. 3 ст. 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации прямо предоставляет суду право по своей инициативе привлекать к участию в деле соответчика в случае невозможности рассмотрения дела без его участия.

Суд же в нарушение ч. 3 ст. 40 ГПК РФ не привлек Предприятие к участию в деле в качестве соответчика, хотя в связи с характером спорного правоотношения невозможно рассмотрение дела без его участия, что не позволило суду решить вопрос о правах или обязанностях истца без привлечения к участию в деле Предприятия.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении" дано разъяснение о том, что понимается под законностью и обоснованностью судебного решения (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требования закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Обжалуемые судебные Постановления таким требованиям не соответствуют.

Допущенные судами первой и кассационной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, приведшими к неправильному разрешению спора и служат основанием для отмены судебных Постановлений в порядке надзора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

 

постановил:

 

решение Центрального районного суда г. Челябинска от 9 ноября 2009 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 19 января 2010 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь