Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2010 г. N 22-834/2010

 

Судья Никишина Е.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Киселева А.В.

судей Сазоновой С.В. и Степановой В.В.

при секретаре Ш.М.

рассмотрела в судебном заседании от 10 июня 2010 года кассационную жалобу осужденной Б. на приговор Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 25 декабря 2007 года, которым

Б., <...>, ранее судимая: 5 октября 1999 года по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобождена по постановлению Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2001 года условно-досрочно на срок 2 года 8 месяцев 23 дня,

осуждена по п. п. "а", "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен со 2 января 2005 года.

Этим же приговором осуждены Ш.В., Д.В.И., А., К.Е., К.М., в отношении которых приговор вступил в законную силу 30 июля 2008 года.

По приговору суда Б. осуждена за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой, совершенный в г. Сосновый Бор Ленинградской области в период с 29 февраля 2004 года по 2 января 2005 года, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Б. виновной себя в совершении преступления не признала и пояснила, что к сбыту наркотических средств она не причастна.

Заслушав доклад судьи Степановой В.В., мнение прокурора Дубова А.Б., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденная Б. считает приговор незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование жалобы указывает о своей невиновности в преступлении, за которое она осуждена, и отсутствии в материалах дела доказательств ее вины в сбыте наркотических средств в составе организованной группы. Считает, что приговор постановлен на предположениях наркозависимых лиц, на которых оказывалось давление со стороны органов предварительного следствия. Обвинительное заключение, объем которого составляет 300 листов, было вручено ей за 12 часов до начала предварительного слушания, поэтому в ходе предварительного слушания она не смогла заявить какие-либо ходатайства, а в дальнейшем суд ей отказал в ходатайствах, мотивируя тем, что их надлежало заявлять в ходе предварительного слушания.

Указывает на неоднократную замену защитника и секретаря судебного заседания, на лишение ее возможности задать вопросы при назначении экспертизы в судебном заседании.

Считает, что К.М. оговорила ее и осужденного Ш.В., о чем сама К.М. заявила сразу после того, как ее освободили после задержания. В судебном заседании К.М. подтвердила непричастность Б. и ее мужа - Ш.В. к сбыту наркотических средств. Свидетель Г. в судебном заседании показал, что он и его сожительница У. оговорили ее и Ш.В. Считает, что свидетель Т. давал противоречивые показания и оговорил ее, так же как и свидетели Г., Д.В.В., Д.Д. (он же лицо под псевдонимом "Сергеев"), на которых было оказано давление в ходе предварительного следствия, о чем они пояснили в судебном заседании. Указанные в приговоре вещественные доказательства ее вину не доказывают, а указанный в приговоре размер наркотических средств не соответствует размеру изъятых наркотиков.

Судом не дана оценка показаниям свидетелей И. и Ф., а показания свидетелей К.В. и К.А. оценены частично.

Исследованные протоколы билинговых соединений подтверждают только общение осужденных между собой, что они не отрицают, так как многие годы знакомы, записи в блокнотах также не доказывают виновность, поскольку непонятен их смысл.

Указывает на необоснованный отказ суда в удовлетворении ходатайств о допросе свидетелей защиты.

В дополнениях к кассационной жалобе указывает, что судом необоснованно приняты как достоверные показания свидетелей Д.В.В., Г., У., Т., данные ими на предварительном следствии. Считает, что суд не дал оценки показаниям свидетелей об оказании на них давления оперативными работниками.

Полагает недопустимыми доказательствами показания К.М. от 2 января 2005 года, от которых она отказалась и заявляла о незаконных методах ведения предварительного следствия, в связи с чем она (К.М.) вынуждена была оговорить обвиняемых.

Утверждает о нарушении права на защиту и справедливое судебное разбирательство, на невозможность "полноценного" допроса в судебном заседании свидетелей, к которым были применены меры безопасности и допрос которых осуществлялся в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, ссылается на длительное рассмотрение дела судом и необоснованное отложение судебных заседаний, на необоснованный отказ в обозрении вещественных доказательств и в осуществлении аудиозаписи судебного процесса, а также отказ в ознакомлении с протоколом судебного заседания по мере его изготовления, ссылается на многочисленные исправления в протоколе судебного заседания, что, по мнению осужденной, свидетельствует о недобросовестном ведении протокола.

Указывает, что в приговоре суда искажены выводы почерковедческой экспертизы N 6798.

Ссылается на незаконное отстранение адвоката Петрова Р.Ю. от осуществления ее защиты, на формальное исполнение обязанностей другими адвокатами, осуществлявшими ее защиту, на неоднократную замену адвокатов, несвоевременное вручение обвинительного заключения.

Просит приговор отменить и оправдать ее.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Б. в незаконном сбыте наркотического средства, организованной группой, в особо крупном размере соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на полном и всестороннем исследовании совокупности доказательств, подробно изложенных в приговоре.

Совокупность приведенных в обвинительном приговоре доказательств совершения осужденной указанного преступления была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельства дела, а также указал мотивы, почему он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Доводы кассационной жалобы о непричастности Б. к совершению преступления, за которое она осуждена, опровергаются исследованными судом доказательствами, в частности показаниями свидетеля В. в судебном заседании, показаниями свидетелей Г., У., Т., данными ими в ходе предварительного следствия, показаниями свидетеля Д.Д., допрошенного первоначально в судебном заседании под псевдонимом "Сергеев", явкой с повинной К.М., ее показаниями в ходе предварительного следствия, протоколами обыска, заключениями экспертов, а также иными исследованными судом доказательствами.

Так, из показаний свидетеля В. следует, что в январе 2004 года Ш.В. создал преступную группу, целью которой являлся незаконный сбыт наркотических средств, в состав данной группы входила Б., которая сбывала наркотические средства в отсутствие Ш.В.

По показаниям свидетеля Г. последний был очевидцем того, как Ш.В. и Б. занимались расфасовкой наркотического средства - героина в свертки по 1 грамму, при этом весы для взвешивания привез А., а Г. относил расфасованный героин К.Н., от которой приносил деньги, которые отдавал Ш.В.

Согласно показаниям свидетеля У., ей было известно, что наркотики можно приобрести дома у Б., которая сожительствовала со Ш.В. Она (У.) с целью приобретения наркотиков приходила домой к Б. и после общения с последней ей были проданы наркотики, кроме того, несколько раз она приобретала наркотики у Ш.В.

Как следует из показаний свидетеля под псевдонимом "Сергеев", он ранее приобретал героин у Ш.В., а затем по договоренности со Ш.В. стал сбывать полученный от него героин, отчитываясь перед Ш.В., а также участвовал в расфасовке героина, который поступал к Ш.В. крупными партиями от 50 граммов. После ареста Ш.В. в декабре 2004 года стал брать героин у К.М., которая жила у Б.

Данные показания свидетеля под псевдонимом "Сергеев" согласуются с показаниями свидетеля Т., пояснявшего о том, что после ареста Ш.В. его функции по раздаче героина доверенным лицам перешли к Б., от которой он сам получал героин, а также вместе с ней ездил в лесной массив, где она ушла в лес и вернулась оттуда со свертком героина, приблизительно около 20 граммов. Из показаний Т. также следует, что Ш.В. предложил ему перевозить наркотические средства, несколько раз он вместе со Ш.В. ездил за героином в Санкт-Петербург, с ними ездила и Б., затем героин передавался А., который распространял его среди мелких сбытчиков наркотиков.

Суд обоснованно признал правдивыми и достоверными показания указанных свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия, правильно указав в приговоре, что данные доказательства были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, показания свидетелей не имеют противоречий, содержат детали, которые не были известны органам следствия на момент допроса свидетелей, согласуются с иными доказательствами по делу.

Доводы жалобы осужденной о том, что на свидетелей оказывалось давление в ходе предварительного следствия, были проверены судом первой инстанции и получили надлежащую оценку, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется. Факт изменения в судебном заседании показаний свидетелями суд обоснованно расценил, как связанный с опасением за свою безопасность.

Изложенные выше показания свидетелей согласуются, в том числе, с явкой с повинной К.М., где она сообщила о том, что может указать место в лесном массиве, где Б. спрятала наркотики, которое ей известно, поскольку она (К.М.) два раза ездила туда вместе с Б., которая каждый раз брала оттуда героин около 20 граммов. Со слов Б. ей известно, что в данном тайнике спрятана стеклянная банка с героином в количестве около 1 кг.

Впоследствии в лесном массиве, в указанном К.М. месте, была обнаружена и изъята трехлитровая стеклянная банка с находящимися внутри полиэтиленовыми пакетами с гранулированным веществом кремового цвета, которое согласно заключению эксперта является наркотическим средством - героином, массой 631,039 г.

В протоколе явки с повинной К.М. также указала, что данное наркотическое средство было привезено для Ш.В. из Санкт-Петербурга. Взяв оттуда наркотики, Б., отдавала их Д.В.И. и Д.Д. для дальнейшего сбыта наркозависимым лицам в г. Сосновый Бор.

Довод жалобы о том, что К.М. оговорила Б. был проверен судом и не нашел своего подтверждения. Протокол явки с повинной, как и показания К.М. от 2 января 2005 года суд обоснованно признал допустимыми доказательствами, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства и согласуются с другими доказательствами по делу.

Заключением эксперта подтверждено, что наркотические средства, в том числе, изъятые в ходе обыска у А., К.М., а также в тайнике в лесном массиве, имеют общую групповую принадлежность - общий источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного наркотически активного компонента и, вероятно, составляли ранее единую массу (л.д. 216 - 224 т. 12).

Решение о назначении указанной экспертизы принималось судом в судебном заседании с участием осужденных и их защитников по ходатайству, заявленному стороной обвинения, которое обсуждалось сторонами в судебном заседании, при этом суд предоставил возможность выразить свою позицию каждому из подсудимых и их защитников, поэтому сторона защиты имела возможность поставить вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Впоследствии полученное по результатам повторной судебно-химической экспертизы заключение было предметом исследования суда в судебном заседании от 28 марта 2007 года (л.д. 39 т. 13), при этом со стороны подсудимых и их защитников не поступило каких-либо ходатайств о постановке перед экспертом новых вопросов, несмотря на то, что такую возможность они имели, поэтому доводы кассационной жалобы в этой части являются необоснованными.

Также достоверными и допустимыми доказательствами суд обоснованно признал протоколы следственных действий, в результате которых были обнаружены и изъяты наркотические средства, находившиеся в распоряжении организованной группы.

Виновность Б. в совершении преступления, за которое она осуждена, подтверждается и другими имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Указанный в приговоре размер наркотических средств (героин) установлен судом исходя из фактических обстоятельств дела, подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, и в соответствии с требованиями закона и нормативно-правовых актов является особо крупным размером, поэтому доводы кассационной жалобы в этой части являются несостоятельными.

Правильным является вывод суда о совершении указанного преступления организованной группой. Как правильно установил суд, анализ имеющихся в деле доказательств подтверждает не только факты систематического незаконного сбыта наркотических средств, но и наличие налаженной системы приобретения и доставки героина в г. Сосновый Бор, его расфасовки для хранения в тайниках по 20 граммов и для последующего сбыта через созданную сеть распространителей, об этом же свидетельствует объем (значительное количество) наркотических средств, изъятых в ходе следственных действий, обнаружение в ходе обысков средств фасовки и упаковки наркотиков, что согласуется с вышеприведенными показаниями свидетелей и осужденной К.М.

Преступная деятельность организованной группы, в состав которой входила Б., характеризовалась устойчивостью, а также согласованностью действий, непосредственно направленных на занятие сбытом наркотических средств в качестве основного вида деятельности, приносящего прибыль и средства для существования.

При квалификации содеянного вывод суда о совершении преступления организованной группой обоснован и подтвержден исследованными судом доказательствами.

Таким образом, судом дана надлежащая оценка всем доказательствам по делу, при этом проверка и оценка доказательств по делу произведена в соответствии с требованиями ст. ст. 87 и 88 УПК РФ.

Действия Б. правильно квалифицированы судом по п. п. "а, г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Как следует из материалов дела, обвинительное заключение было вручено Б. своевременно, 10 октября 2005 года, то есть до проведения предварительного слушания, и за 17 суток до начала рассмотрения уголовного дела в судебном заседании по существу, что соответствует требованиям ч. 2 ст. 233 УПК РФ. Таким образом, Б. имела достаточное количество времени для того, чтобы надлежащим образом подготовиться к своей защите, что подтверждается ее активной позицией как в ходе предварительного слушания, где Б. было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела, так и во время судебного разбирательства.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы Б. о нарушении права на защиту, поскольку как на стадии предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства она имела возможность пользоваться квалифицированной юридической помощью, ее защиту осуществляли профессиональные адвокаты, замена которых производилась с согласия самой Б.

Что касается отстранения от ее защиты адвоката Петрова Р.Ю., которое было произведено в ходе досудебного производства по делу (л.д. 217 т. 2), то оно является обоснованным, поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Ошибочное указание в приговоре содержания почерковедческой экспертизы (л.д. 169 - 170 т. 6) о вероятном исполнении Ш.В. записи на 9 листках, вместо выводов эксперта о вероятном исполнении Ш.В. записи на одном из 9 листов, не влияет на доказательственное значение указанной экспертизы, а также законность и обоснованность постановленного приговора.

Показания свидетелей И. и Ф., допрошенных в судебном заседании по ходатайству подсудимого Ш.В., не содержат каких-либо сведений об обстоятельствах совершенного преступления, не создают алиби кому-либо из обвиняемых и не имеют какого-либо доказательственного значения по делу, поэтому доводы жалобы об отсутствии оценки показаний данных свидетелей не ставят под сомнение выводы суда о виновности осужденной Б., основанные на совокупности исследованных судом доказательств.

Доводы жалобы об отказе суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты о ведении в судебном заседании аудиозаписи не являются основанием для отмены приговора, поскольку допущенное нарушение не повлияло на законность и обоснованность обвинительного приговора, постановленного на основании доказательств, которые были непосредственно исследованы судом в условиях состязательного процесса.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены судом в установленном законом порядке.

Таким образом, доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, сводятся к переоценке собранных по делу доказательств, которая судом проведена в соответствии с требованиями закона, поэтому оснований к отмене приговора, как об этом поставлен вопрос в жалобе, не имеется.

Приговор суда от 25 декабря 2007 года в отношении Ш.В. вступил в законную силу 30 июля 2008 года, в связи с чем доводы жалобы в части, оспаривающей обоснованность осуждения Ш.В., не могут быть предметом рассмотрения суда кассационной инстанции.

При назначении наказания Б. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденной, наличие отягчающего наказание обстоятельства (рецидив преступлений, установленный в ее действиях в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ) и отсутствие смягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденной и условия жизни ее семьи и пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Б. наказания в виде реального лишения свободы.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

приговор Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 25 декабря 2007 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденной Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь