Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2010 г. по делу N 33-11379

 

Судья: Колыванов С.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Красновой Н.В., Беляева Р.В.

при секретаре Ж.

рассмотрев в открытом судебном заседании от 15 июня 2010 года кассационную жалобу ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ N 18 по г. Москве и Московской области на решение Щелковского городского суда Московской области от 29 марта 2010 года по делу по иску Д. к ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ N 18 по г. Москве и Московской области о признании отказа в назначении досрочной трудовой пенсии незаконным, обязании включить в специальный стаж периоды работы и о назначении трудовой пенсии, заслушав доклад судьи - Кондратовой Т.А., объяснения Д.

 

установила:

 

Д. обратилась в суд с иском к ГУ- УПФ РФ N 18 по г. Москве и Московской области о признании незаконным отказа в назначении досрочной трудовой пенсии, обязании назначить досрочную трудовую пенсию по старости с момента обращения к ответчику с соответствующим заявлением.

В обоснование иска указала, что 15.09.2009 года обратилась к ответчику с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии в связи с лечебной деятельностью, однако получила отказ по мотиву отсутствия необходимого специального стажа. При этом ответчик необоснованно не принял к зачету в стаж период ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком свыше 1,5 лет с 01.08.1991 года по 31.01.1993 года, период работы в должности фельдшера по транспортировке инфекционных больных "Станции скорой медицинской помощи" г. Щелково работы с 01.11.1999 года по 31.01.2000 года, а также период нахождения на курсах усовершенствования с 11.05.1993 года по 30.06.1993 года.

В судебном заседании Д. иск по указанным в исковом заявлении основаниям полностью поддержала, просила его удовлетворить.

Представитель ответчика - ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ N 18 по г. Москве и Московской области К., действующая на основании доверенности (л.д. 28), иск не признала по основаниям, изложенным в решении об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости от 03.12.2009 года.

Решением Щелковского городского суда от 29 марта 2010 года иск удовлетворен.

С таким решением ответчик не согласился, обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалованного судебного постановления.

Согласно пп. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ", трудовая пенсия по старости назначается лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Разрешая возникший спор и удовлетворяя требования о включении в специальный стаж периода обучения истца на курсах усовершенствования, суд исходил из того, что согласно справки МУЗ ЩМР "Станция скорой медицинской помощи" обучение Д. что являлось обязательной частью ее трудовой деятельности и проходило на основании приказа руководителя N 26 от 14.05.1993 г. (л.д. 8 - 9).

При этом суд указал, что согласно ст. 187 Трудового кодекса РФ при направлении работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. За время нахождения истицы на курсах повышения квалификации работодателем производились соответствующие отчисления (страховые выплаты) в пенсионный фонд, в связи с чем период с 01.11.1999 года по 31.10.2000 года должен быть включен в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Удовлетворяя требования Д. о включении в специальный стаж периода нахождения в отпуске по беременности и родам с 11.04.1990 года по 31.01.1993 года, суд исходил из того, что в период нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком действовало Постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей", п. 2 которого предусматривал, что с 01 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска по уходу за ребенком без сохранения заработной платы увеличивалась до достижения им возраста трех лет.

При этом суд указал, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 25 от 20.12.2005 года "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии" при разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (ст. ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ"), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 06.10.1992 года (времени вступления в силу Закона РФ от 25.09.1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ", с принятием которого названный период перестал включаться в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности без каких-либо ограничений.

Удовлетворяя требования о включении в специальный стаж периода работы истицы в должности фельдшера по транспортировке инфекционных больных с 01.11.1999 года по 31.10.2000 года, суд исходил из того, что должность фельдшера предусмотрена утв. постановлением Правительства РФ N 781 от 29.10.2002 года Списком должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Кроме того, суд исходил из того, что работа истицы в должность фельдшера по транспортировке инфекционных больных "Станции скорой медицинской помощи" г. Щелково связана именно с осуществлением медицинской деятельности, что является юридически значимым обстоятельством при разрешении спора.

Судебная коллегия находит указанные выше выводы суда правильными, основанными на материалах дела и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, аналогичны возражениям ответчика на заявленные требования, являлись предметом обсуждения суда первой инстанции, не опровергают правильность его выводов, с которыми согласилась судебная коллегия, в связи с чем не могут быть приняты во внимание.

До введения в действие Закона РФ от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" ст. 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

С принятием названного Закона РФ, вступившего в силу 6 октября 1992 г., период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях (ст. 167 КЗоТ РФ).

Исходя из смысла приведенных законодательных актов, а также редакции ст. 167 КЗоТ РСФСР (в ред. Закона РСФСР от 9 декабря 1971 г.), период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности.

Учитывая, что ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. ст. 18, 19 и ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, период нахождения Д. в отпуске по уходу за ребенком до достижения ребенком трех лет во время действия приведенных выше Законов подлежит включению в стаж, дающий право на досрочную пенсию независимо от времени ее обращения за назначением пенсии и времени возникновения у нее права на досрочное назначение пенсии по старости, в связи с чем доводы кассационной жалобы в указанной части судебная коллегия находит несостоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Щелковского городского суда от 29 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь