Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2010 г. по делу N 33-11503

 

Судья Михайлова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Васильевой Т.А., судей Беленкова В.И., Лащ С.И.

при секретаре З.

рассмотрела в заседании 15 июня 2010 года кассационную жалобу П.И. на решение Истринского городского суда Московской области от 24 марта 2010 года по делу по иску П.И. к Ч. об истребовании части принадлежащего ей земельного участка, восстановлении границ земельного участка и по встречному иску Ч. к П.И., УФАКОН, ООО "Гео Содружество" о признании недействительными результаты межевания земельного участка, аннулировании записи в государственном кадастре недвижимости, заслушав доклад судьи Московского областного суда Лащ С.И., объяснения представителей П.А. по доверенности П.И., Г., возражения представителя Ч. по доверенности П.Д.,

 

установила:

 

25 декабря 2007 года П.И. обратилась в суд с иском к Ч. об истребовании части принадлежащего ей земельного участка, восстановлении границ земельного участка. В обоснование требований указала, что ей принадлежит на праве собственности земельный участок N 20, площадью 600 кв. м, с кадастровым номером <...>, расположенный по адресу: <...> Указанный земельный участок она приобрела у Д. по договору купли-продажи от 17.12.2005 г. и граничит он с земельным участком N 19, принадлежащим на праве собственности Ч. В 2006 году Ч. самовольно нарушила границу между их участками, перенесла ограждение в сторону ее участка, в результате чего площадь ее участка уменьшилась с 600 кв. м до 458 кв. м, т.е. Ч. захватила 142 кв. м площади ее земельного участка. Считает, что ответчиком нарушено ее право собственности на земельный участок, т.к. ответчица заняла часть принадлежащего ей земельного участка, лишив ее тем самым возможности пользования и распоряжения своей собственностью. Просила истребовать у Ч. часть принадлежащего ей на праве собственности земельного участка, площадью 142 кв. м, и обязать Ч. восстановить границу между земельными участками N 19 и N 20 - перенести ограждение в сторону участка N 19 на 4,73 метра вдоль восточной границы и на 5,40 метра вдоль западной границы, приведя ее в соответствие со сведениями ГЗК и генпланом СНТ "Чистые Пруды".

Ч. с заявленными требованиями не согласилась, предъявила встречный иск к П.И., УФАКОН, ООО "Гео Содружество" о признании недействительными результатов межевания земельного участка, аннулировании записи в государственном кадастре недвижимости указав, что у нее отсутствует обязанность по передаче части земельного участка П.И. и восстановлении границ между земельными участками N 19 и N 20 в соответствии со сведениями государственного земельного кадастра, поскольку при межевании она не согласовывала границы участка П.И.

Решением суда от 24 марта 2010 года в удовлетворении требований П.И. о нечинении препятствий в пользовании земельным участком, восстановлении границ земельного участка отказано. Требования Ч. удовлетворены по тем основаниям, что она не извещалась о межевании земельного участка, при этом не присутствовала, границы с ней не согласовывались.

В кассационной жалобе П.И. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность. При этом П.И. указывает, что ответчик уведомлялся и фактически присутствовал при проведении межевания. Суд не учел представленные доказательства, а именно заключение эксперта и показания свидетелей, подтверждающие факт захвата части земельного участка истца, не принял решение по заявленным требованиям.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции П.И. является собственником земельного участка N 20, с кадастровым номером <...>, площадью 600 кв. м, расположенный по адресу: <...>, на основании договора купли-продажи от 17.12.2005 г., заключенного между Д. и П.И. (л.д. 22), что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права (л.д. 21).

Ч. является собственником земельного участка N 19, площадью 600 кв. м, расположенного по адресу: <...>, на основании свидетельства о праве собственности на землю от 5 июня 1995 года (л.д. 51 - 54).

При рассмотрения дела определением суда была назначена и проведена землеустроительная экспертиза.

Из имеющегося в деле экспертного заключения, проведенного ООО "Центр экспертизы и оценки объектов недвижимости", усматривается, что площадь земельного участка N 19, принадлежащего Ч., по фактическому пользованию составляет 666 кв. м, что на 66 кв. м больше, чем указано в правоустанавливающих документах. Площадь земельного участка N 20, принадлежащего П.И., по фактическому пользованию составляет 442 кв. м, что на 158 кв. м меньше, чем указано в правоустанавливающих документах. Фактическая граница между участками N 19 и N 20 не соответствует материалам межевания и кадастровому плану земельного участка с кадастровым номером <...>. Площадь земельного участка N 20 по плану уменьшилась: на 138 кв. м в результате того, что часть земельного участка находится в фактических границах участка N 19; на 21 кв. м в результате того, что часть земельного участка занимает проезд. Площадь земельного участка N 19 уменьшилась на 33 кв. м в результате того, что часть земельного участка занимает проезд. В то же время, между фактической границей земельного участка N 19 и границей земельного участка N 18, соответствующей кадастровому плану, имеется неучтенная территория, площадь которой составляет 43 кв. м, (л.д. 142 - 158). При таких обстоятельствах суд, установив нарушенное право П.И. на принадлежащий ей земельный участок, не разрешил спор по существу, отказав в удовлетворении исковых требований по тем основаниям, что при проведении землеустроительных работ в 2005 году были нарушены права Ч., которая не была извещена о проведении межевания, акт согласования границ не подписывала. По этим основаниям суд удовлетворил встречные исковые требования и признал недействительными результаты межевания земельного участка N 20 с кадастровым <...>.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, основанными на неправильном истолковании закона и как следствие неправильном его применении.

Согласно статье 1 Закона о государственном земельном кадастре (действовавшего в период совершения оспариваемых действий) государственный кадастровый учет земельных участков - описание и индивидуализация в государственном реестре земельных участков, в результате чего каждый земельный участок получает характеристики, позволяющие однозначно выделить его из других земельных участков и осуществить его качественную и экономическую оценки. Государственный кадастровый учет земельных участков сопровождается присвоением каждому земельному участку кадастрового номера.

В силу пункта 3 статьи 14 указанного Закона моментом возникновения или моментом прекращения существования земельного участка как объекта государственного кадастрового учета в определенных границах является дата внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр земель.

Согласно пунктам 3.1.3, 3.6.9 Временных методических указаний по ведению государственного земельного кадастра, утвержденных Приказом Министерства Российской Федерации по земельной политике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 25.09.1998 N 98-1, государственный кадастровый учет является юридически значимым подтверждением факта возникновения, существования или прекращения существования объекта кадастрового учета с границами, описанными при его формировании, объект считается учтенным со дня внесения записей об объекте в Единый государственный реестр земель.

К материалам дела приобщено Землеустроительное дело по восстановлению границ земельного участка N 20, площадью 600 кв. м с кадастровым номером <...> с описанием границ земельного участка, с указанием поворотных точек, длин, дирекционных углов. Межевание проведено в сентябре 2005 года по заявлению прежнего владельца земельного участка Д. В акте установления и согласования грани земельного участка от И сентября 2005 года указаны правоустанавливающие документы собственников смежных земельных участков, в том числе и Ч. (л.д. 83).

Ответчик Ч. ссылается на то, что в нарушение п. 4 ст. 69 Земельного кодекса Российской Федерации, Инструкции по межеванию земель, с ней, как со смежным землепользователем, границы указанного земельного участка не согласовывались, и она о проведении межевания не уведомлялись, в связи с чем нарушены ее права и законные интересы, обратилась в суд с требованиями о признании недействительными результаты межевания и аннулировании записи в государственном кадастре недвижимости о межевании земельного участка N 20.

Вместе с тем, согласно ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Оспаривая результаты межевания спорного земельного участка и постановку на кадастровый учет, Ч. не указала, в чем выражается нарушение ее прав, как пользователя смежным земельным участком. Обжалуемое судебное решение также не содержит данных об этом.

Согласно заключению землеустроительной экспертизы от 23 июля 2009 года (л.д. 142 - 147) Ч. пользуется земельным участком по площади большего размера, чем ей принадлежит на праве собственности, и это увеличение произошло за счет нарушения границы смежного земельного участка, принадлежащего П.И. Межевая граница между участками N 19 и N 20 должна проходить от точки 711 до 712 - 30,1 м. Для выполнения этого условия фактическую границу между участками N 19 и N 20 нужно сместить в сторону участка N 19 в точке 6 на 4,8 м, и в точке 3 на 4,58 м (приложение 2 на л.д.).

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о нарушении прав Ч.

Давая оценку доводам Ч. об отсутствии уведомления ее как смежного землепользователя о проведении землеустроительных работ по формированию земельного участка, судебная коллегия отмечает, что Ч. подлежала обязательному уведомлению о процедуре межевания смежного земельного участка.

При этом сам по себе факт неоповещения Ч. о межевании земельного участка при отсутствии доказательств того, что ее права при проведении работ по межеванию земельного участка нарушены, не является основанием для признания незаконными действий по установлению границ указанного земельного участка на местности. Приведение границ спорного земельного участка в соответствие с данными кадастрового учета не нарушает прав Ч. на пользование принадлежащим ей земельным участком площадью 600 кв. м.

Принимая во внимание, что по делу установлены обстоятельства дела, однако судом неправильно применены нормы материального права, судебная коллегия считает возможным, отменяя обжалуемое решения, принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Истринского городского суда Московской области от 24 марта 2010 года отменить и принять по делу новое решение.

Исковые требования П.И. к Ч. удовлетворить. Обязать Ч. восстановить межевую границу между земельными участками N 19 и N 20, находящимися в садоводческом товариществе "Чистые пруды", расположенном на территории <...>, которая должна проходить по прямой линии от точки 711 до точки 712, перенести ограждение (забор) в сторону участка N 19 к точке 712 на 4,58 метра вдоль восточной границы (со стороны проезда) и к точке 711 на 4,8 метра вдоль западной границы, в соответствии с приложением N 4 к заключению эксперта от 23 июля 2009 года по данному делу.

Исковые требования Ч. к П.И. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь