Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 июня 2010 г. по делу N 4а-1184/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорные жалобы Г. и его защитника Х. на постановление мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района г. Москвы от 26 января 2010 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 24 марта 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района г. Москвы от 26 января 2010 года Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 (четыре) месяца.

Решением судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 24 марта 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Г. - без удовлетворения.

В своих жалобах Г. и его защитник Х. просят об отмене названных судебных решений, ссылаясь на их незаконность и необоснованность.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу обжалуемые судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 03 января 2010 г. в 15 часов 50 минут Г., управляя автомобилем "Ровер" государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. Москве от ул. Ленинская Слобода в направлении ул. Велозаводская по ул. Восточная, и у дома 4 пересек дорожную разметку 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, в результате чего совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и проследовал по ней. Таким образом, Г. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Г. подтверждены протоколом об административном правонарушении; рапортом и схемой места нарушения; показаниями свидетеля П. (инспектора ДПС), данными им при рассмотрении дела мировым судьей и при рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи; показаниями свидетеля Л., данными им при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи.

Допустимость и достоверность перечисленных доказательств сомнений не вызывает. Вывод мирового судьи о наличии в действиях Г. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Доводы Г. и его защитника о том, что действия Г. надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, так как частичный выезд его автомашины на сторону дороги, предназначенную для встречного движения связан с объездом препятствий в виде припаркованных в нарушение ПДД РФ автомобилей в целях предотвращения ДТП, данный маневр является кратковременным и вынужденным: совершен Г. в состоянии крайней необходимости, что исключает его административную ответственность, опровергаются вышеприведенными доказательствами. Кроме того, допрошенный мировым судьей сотрудник ДПС пояснил, что препятствий в виде неправильно припаркованных автомашин на пути следования Г. не имелось, тем не менее, тот пересек дорожную разметку 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ и проследовал по ней. Данные показания инспектора ДПС подтверждаются схемой нарушения, в которой отражена траектория движения автомашины под управлением Г. Кроме того, из данной схемы не усматривается, что наличие в месте правонарушения припаркованных автомашин, расстояние от которых до названной дорожной разметки составляло 2,3 метра, каким-либо образом создавало препятствие для проезда автомашины Г.

С утверждением Г. о том, что совершенный им маневр носит кратковременный характер, нельзя согласиться, поскольку понятие "кратковременность правонарушения" нормами КоАП РФ не регламентировано.

В своей надзорной жалобе Г. утверждает, что мировым судьей в постановлении не указан пункт ПДД РФ, требования которого он нарушил, указано лишь на нарушение требований дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, тогда как при составлении протокола об административном правонарушении инспектор ДПС вменяет ему нарушение требований п. 9.2 ПДД РФ, следовательно, мировым судьей не установлено существо и событие вмененного правонарушения. Изложенные доводы не влекут удовлетворения жалобы, как основанные на неправильном толковании норм ПДД и КоАП РФ. Часть 4 ст. 12.15 КоАП РФ устанавливает ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, соединенных с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия. Как усматривается из протокола об административном правонарушении, в качестве квалифицирующего признака указано о нарушении Г. требований п. 9.2 ПДД РФ и дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, которую пересекать запрещено. Обстоятельства административного правонарушения в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 26.1 КоАП РФ, устанавливаются судьей при рассмотрении дела. Действия Г. описаны в постановлении мирового судьи с учетом диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Нарушение им требований дорожной разметки 1.3, которая предусмотрена Приложением N 2 к ПДД РФ и является неотъемлемой частью ПДД РФ, установлено мировым судьей при рассмотрении дела, а потому действия Г. правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод защитника Г. - Х. о том, что протокол об административном правонарушении не может быть доказательством по делу, так как составлен с нарушениями ст. ст. 26.2 и 28.2 КоАП РФ, а именно: при его составлении Г. не были разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, является несостоятельным, поскольку из названного протокола усматривается, что как положения ст. 25.1 КоАП РФ, так и ст. 51 Конституции РФ Г. были разъяснены, Г. при составлении протокола об административном правонарушении давал объяснения, копия этого протокола Г. была вручена, о чем в соответствующих графах названного протокола имеются его подписи.

Довод защитника о том, что в протоколе об административном правонарушении нет указания на схему, не имеется сведений о количестве припаркованных в месте нарушения автомобилей и произведенных замерах, на вывод судебных инстанций о виновности Г. в совершении описанного выше правонарушения не влияет, так как в данном протоколе указаны все необходимые сведения, предусмотренные ст. 28.2 КоАП РФ, относящиеся к предмету доказывания по настоящему делу.

Ссылка защитника на то обстоятельство, что в протоколе об административном правонарушении не указанные понятые, присутствие которых в силу требований ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ обязательно при изъятии документов, имеющих доказательственное значение по делу - водительского удостоверения, является несостоятельной. Положения ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ устанавливают, что при совершении лицом административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством соответствующего вида, у водителя изымается водительское удостоверение, при этом данная норма не предусматривает присутствие при этом понятых.

В своей жалобе защитник также указывает, что схема места нарушения не может быть доказательством по делу, поскольку составлена с нарушением Приложения N 7 к Административному регламенту, а именно: не имеет названия, регистрационного или иного номера, составлена не на миллиметровой бумаге, не подписана понятыми, не имеет пояснительных записей; сведения о произведенных замерах необъективны, так как на плане обозначены шесть автомашин, тогда как расстояние до сплошной линии разметки указано только от одной из них. Названные доводы не являются основанием для удовлетворения жалобы, поскольку схема правонарушения является дополнением к рапорту сотрудника ДПС и отражает описанные в нем события, оценена мировым судьей как письменное доказательство в совокупности с иными доказательствами по делу по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. Несоответствие же, как утверждает защитник, схемы названному выше регламенту не является обстоятельством, влияющим на вывод судебных инстанций о виновности Г.

Довод защитника о том, что рапорт не может являться доказательством по делу, так как изложенные в нем инспектором ДПС показания противоречат объяснениям Г. и его жены - А., а потому неправильно оценены мировым судьей, необоснован, поскольку в рапорте должностное лицо - сотрудник ДПС доводит до сведения руководства информацию о выявленном и зафиксированном им административном правонарушении, оснований усомниться в достоверности изложенных в рапорте сведений, которые объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, не имеется. Данный рапорт оценен мировым судьей как письменное доказательство по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ.

Утверждение защитника о том, что судьей районного суда необоснованно отклонены его ходатайства об истребовании из ДПС г. Москвы карты маршрута патрулирования наряда ДПС П. и копии листка из журнала "Постовой ведомости" о данном наряде от 03 января 2010 года, а также об истребовании сведений о дорожной разметке в районе домов 8 - 2 по ул. Восточная, в результате чего не установлены полномочия инспектора ДПС П. по несению службы 03 января 2010 года в 16 часов 00 минут, несостоятельно, поскольку изложенная в ходатайствах информация не относится к предмету доказывания. Помимо прочего, в удовлетворении указанных выше ходатайств определением мирового судьи правомерно отказано.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи дело проверил в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором дал надлежащую оценку всем доказательствам по делу и всем доводам жалобы, которая сомнений не вызывает.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены, бремя доказывания распределено правильно.

Административное наказание назначено Г. минимальное в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, с учетом обстоятельств и характера совершенного правонарушения; с учетом данных о личности виновного.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 248 Даниловского района г. Москвы от 26 января 2010 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 24 марта 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Г. оставить без изменения, надзорные жалобы Г. и его защитника Х. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь