Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июня 2010 г. по делу N 22-4614

 

Судья Кольчурин Г.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Белозерова В.А. и судей Пепеляевой А.Т., Кодочигова С.Л., с участием прокурора Кочетовой Е.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Перми 29 июня 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам на приговор Березниковского городского суда Пермского края от 6 мая 2010 года, которым

Б., <...> рождения, уроженец <...>, судимый Березниковским городским судом Пермской области

31 марта 2004 года по ст. 162 ч. 2, 64 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на два года (освобожденный условно-досрочно на один год два месяца 12 дней 17 октября 2005 года - наказание отбыто),

осужден:

по ст. 162 ч. 3 УК РФ к восьми годам лишения свободы, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений с частичным сложением назначенных наказаний к пятнадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...> рождения, судимый Березниковским городским судом Пермской области 4 марта 2005 года по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к двум годам 4 месяцам лишения свободы (освобожденный условно-досрочно на десять месяцев 24 дня 19 мая 2006 года - наказание отбыто),

осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать процессуальные издержки в доход государства с Б. 3 088 рублей 17 копеек, с Н. - 2401 рубль 91 копейку.

Заслушав доклад судьи Пепеляевой А.Т., пояснение осужденного Н., выступления адвокатов Тузовой И.С. и Загвозкина А.В. по доводам жалоб, мнение прокурора Кочетовой Е.А., полагавшей оставить судебное решение без изменения,

судебная коллегия

 

установила:

 

Н. и Б. признаны виновными в разбое, совершенном с проникновением в помещение в ночь с 16 октября 2009 года на 17 октября 2009 года группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего ФИО1, с применением предметов, используемых в качестве оружия, Б. признан виновным еще в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью ФИО2 опасного для его жизни и повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершенных при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Н. вину признал частично, Б. по ст. 111 ч. 4 УК РФ вину признал полностью, по ст. 162 ч. 3 УК РФ вину признал частично.

В кассационной жалобе Б. просит изменить приговор суда, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 УК РФ на ст. 161 ч. 2 УК РФ, указывает, что предварительного сговора с Н. на совершение преступления у него не было. Считает, что от нанесенных им - Б. ударов, потерпевший не мог умереть, что при их отъезде из базы ФИО2 был живой, пошел к выходу из второй бытовки, что у него - Б. не было мотива убивать потерпевшего, Утверждает, что ночью ФИО1 мог вернуться на базу, взять влагомер и устранить свидетеля ФИО2.

Осужденный Н. в кассационных жалобах просит отменить приговор суда указывает, что они Н. и Б. намерены были только забрать имущество ФИО3, который им - осужденным должен был деньги, что ФИО1 создал им препятствие, то есть не разделил с ними их единомыслие, в связи с чем, им - осужденным, пришлось применить к потерпевшему насилие, что выходило за пределы их умысла. Считает, что умысла на совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору у них - осужденных не было, поэтому его - Н. действия следует квалифицировать ст. 330 ч. 1, 112 ч. 2 п. "г" УК РФ. Утверждает, что судом не в полной мере учтены все смягчающие обстоятельства.

Рассмотрев жалобы, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия считает приговор суда правильным.

Вывод суда о виновности Н. в совершенном преступлении, о виновности Б. в совершенных преступлениях основан на исследованных доказательствах, которые согласуются между собой и в своей совокупности устанавливают одни и те же факты, изобличающие осужденных в совершенных преступлениях.

Обстоятельства совершенного виновными преступления в отношении Ш. суд установил:

из показаний потерпевшего ФИО1 об избиении его осужденными руками и палкой, об их угрозах, когда они заставили пилить замок в дверях помещения, где находился компьютер, о похищении виновными имущества с базы;

из пояснений ФИО3, подтвердившего показания ФИО1; из явки с повинной Н. (т. 1 л.д. 139-140) о том, что он с Б. ночью пошли на лесопилку для совершения кражи, где сторож им заявил, что не позволит совершить кражу, поэтому они - осужденные нанесли сторожу ФИО1 несколько ударов и пригрозили расправой, распилили замки, похитили имущество и увезли на такси;

из чистосердечного признания Б. о том, что на пилораму он пошел с Н., где последний подрался со сторожем, он - Б. помог Н. "упокоить" сторожа, что они - осужденные проникли в помещения и похитили имущество;

из протокола осмотра места происшествия;

из заключения эксперта о том, что телесные повреждения, причиненные ФИО1 квалифицируются как вред здоровью средней тяжести и как легкий вред здоровью, и они образовались от воздействий твердыми предметами.

Обстоятельства совершенного Б. преступления в отношении ФИО2 суд

 

установил:

 

из показаний Б. на следствии (оглашены его показания в соответствии с требованиями закона) о нанесении им ударов потерпевшему ФИО2;

из пояснений Н., узнавшего об избиении потерпевшего от Б.;

из показаний Ш. о том, что осужденные зашли в помещение для заточки пил, где находился ФИО2 (по звукам, он - Ш. понял, что потерпевшего избивают, а когда ФИО2 вытащили из помещения, он увидел на потерпевшем следы побоев);

из пояснений ФИО3 о похищении имущества <...>, о том, что 17 октября 2009 года в вагоне бытовки был обнаружен труп ФИО2; из протокола осмотра места происшествия;

из заключения эксперта о характере телесных повреждений потерпевшего ФИО2 (выявленные у потерпевшего повреждения: закрытая травма грудной клетки, закрытая черепно-мозговая травма, закрытая травма живота, закрытые переломы лучевой кости левого предплечья, первой пястной кости и основной фаланги первого пальца левой кисти, закрытый перелом большеберцовой кости левой голени - относятся к тяжким телесным повреждениям; смерть ФИО2 наступила от вышеуказанных сочетанных травм со скоплением крови и воздуха в плевральных полостях с развитием - легочно-сердечной недостаточности).

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу:

о доказанности вины Б. и Н. в совершении разбоя, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего ФИО1, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение;

о доказанности вины Б. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни ФИО2, повлекшего его смерть, и правильно квалифицировал действия Н. ст. 162 ч. 3 УК РФ, а действия Б. ст. 111 ч. 4, 162 ч. 3 УК РФ,

Доводы осужденного Н. о переквалификации его действий, его доводы и доводы Б. об отсутствии предварительного сговора между ними на совершение разбоя, судебная коллегия считает несостоятельными, с учетом всех вышеприведенных доказательств, положенных в основу приговора, кроме того, сами осужденные не отрицали того, что на производственную базу они пошли вдвоем с целью кражи имущества.

Все доказательства по делу свидетельствуют о том, что преступление осужденными по хищению имущества было совершено группой лиц по предварительному сговору.

То обстоятельство, что организация ООО <...> имела задолженность перед Н. и Б. по заработной плате (по показаниям директора ООО <...> на момент совершения преступления, осужденные в ООО не работали около трех месяцев и фирма задолжала Б. 3 500 рублей, а Н. - 2 500 рублей - задолженность погашалась постепенно), не свидетельствует о том, что виновные, похитив при обстоятельствах, изложенных в приговоре, имущество ООО <...> на сумму 15 000 рублей и имущество, принадлежащее ФИО3 на сумму 23 000 рублей, совершили самоуправство.

Доводы жалобы Б. о том, что после его избиения потерпевший остался живым и от его - Б. побоев, не мог умереть, что ФИО1 мог вернуться на базу и с целью избавления от свидетеля хищения имущества мог устранить ФИО2, коллегия считает несостоятельными (данную версию Б. выдвинул только в своей кассационной жалобе, тогда как на следствии он не отрицал избиение им потерпевшего, в суде признал вину по ст. 111 ч. 4 УК РФ полностью, отказавшись от дачи показаний).

Никаких доказательств того, что ФИО1 причастен к причинению потерпевшему ФИО2 телесных повреждений, по делу не имеется.

Наказание осужденным назначено судом правильно, с учетом всех обстоятельств по делу, данных о личности виновных и оснований для его снижения не имеется.

Процессуальные издержки судом взысканы правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 379, 382, 384, 387, 388 УПК РФ,

Судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Березниковского городского суда Пермского края от 6 мая 2010 года в отношении Б. и Н. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

БЕЛОЗЕРОВ В.А.

 

Судьи краевого суда

ПЕПЕЛЯЕВА А.Т.

КОДОЧИГОВ С.Л.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь