Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июня 2010 г. по делу N 33-17436

 

Ф/судья: Кулешов В.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Базьковой Е.М.

и судей Харитонова Д.М., Малыхиной Н.В.

при секретаре С.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Малыхиной Н.В.

дело по кассационной жалобе М. на решение Симоновского районного суда г. Москвы от 30 марта 2010 г., которым постановлено: В удовлетворении исковых требований М. к ГУ Главное Управление Пенсионного фонда РФ N 8 по г. Москве и Московской области о признании незаконным решения об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, об обязании включить в трудовой стаж для назначения досрочной пенсии отпуска по уходу за ребенком с 07.10.1992 года по 27.01.1995 года и обязании назначить досрочную трудовую пенсию по старости с 16.12.2008 года - отказать.

 

установила:

 

М. обратилась в суд с иском к ответчику ГУ Главного Управления Пенсионного фонда РФ N 8 по г. Москве и Московской области (ГУ ПФР N 8) о признании решения незаконным, о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости, ссылаясь на то, что ответчик незаконно отказал ей в назначении льготной пенсии, в связи с отсутствием специального стажа, дающего право на досрочную пенсию и необоснованно не включил ей в трудовой стаж для назначения досрочной пенсии период нахождения ее в отпуске по уходу за ребенком с 07.10.1992 года по 27.01.1995 года до достижения им возраста 3-х лет.

Решением Симоновского районного суда г. Москвы от 17 августа 2009 г. в удовлетворении иска М. было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 ноября 2009 г. вышеуказанное решение суда было отменено и дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела представитель истицы заявленные требования поддержал и просил их удовлетворить.

Представитель ответчика в суд не явился, извещался судом о рассмотрении дела надлежащим образом (л.д. 76), ранее против иска возражал.

Судом было постановлено приведенное выше решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит М., как незаконного.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя М. - А. (по доверенности от 15.05.2009 г.), обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда постановлено с нарушением норм материального и процессуального права, п. п. 10 п. 1 ст. 28 Закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ" и подлежит отмене, с вынесением нового решения по делу, по следующим основаниям.

В соответствии с п. п. 10 п. 1 ст. 28 Закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости ранее достижения пенсионного возраста назначается лицам, не менее 25 лет осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Согласно п. 3 данной нормы Закона, списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости и правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии утверждаются Правительством РФ.

Судом по настоящему делу было установлено, что с 14.09.1992 года истица М. в порядке перевода была принята на работу в среднюю школу N <...> на должность учителя начальных классов, а 14.03.1995 года уволена с данной должности в связи с отпуском по уходу за ребенком дошкольного возраста.

Принимая решение об отказе М. в назначении досрочной пенсии по старости, ответчик ссылался на то, что период нахождения М. в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (с 07.10.1992 года по 27.01.1995 года) не может быть зачтен в специальный трудовой стаж на основании п. 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в соответствии со ст. ст. 27 и 28 Закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 года N 516.

Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу, что поскольку период, который М. просила зачесть в трудовой стаж для назначения досрочной пенсии имел место после 06.10.1992 года, то оснований для его включения в специальный стаж педагогической работы не имеется, и при этом, имеет значение не момент издания работодателем приказа о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, а период нахождения в данном отпуске (до или после 06.10.1992 года).

Суд также указал на то, что решение ответчика об отказе в назначении досрочной пенсии не противоречит правовой позиции, изложенной в Постановления Конституционного Суда РФ N 2-П от 29.01.2004 года, поскольку Закону РФ от 25.09.1992 года N 3543-I, ухудшающему положение работника при реализации его пенсионных прав, в случае с М. не была придана обратная сила.

Между тем, вышеуказанные выводы суда являются ошибочными, и с ними судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

Так, Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" от 22.08.1989 года N 677 с 01.12.1989 года было предоставлено право на получение дополнительного отпуска по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста.

В соответствии с п. 7 разъяснений Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 29.11.1989 года N 375/24-11 "О порядке предоставления женщинам частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет" время отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (в том числе и отпуска без сохранения заработной платы) засчитывалось как в общий, так и непрерывный стаж работы и в стаж работы по специальности, в том числе при назначении государственных пенсий.

Время отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет засчитывается также в стаж, дающий право на пенсию на льготных условиях и в льготных размерах.

В соответствии с положениями ст. 167 КЗоТ РСФСР, в действующей до 06.10.1992 года редакции, отпуск по уходу за ребенком без сохранения заработной платы, в том числе до достижения им возраста трех лет, засчитывался в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности.

Законом РФ от 25.09.1992 года N 3543-1, в редакцию ст. 167 КЗоТ РСФСР, были внесены изменения, согласно которым, отпуска по уходу за ребенком засчитываются в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности (кроме случаев назначения пенсии на льготных условиях), т.е. с принятием названного Закона РФ, вступившего в силу 6 октября 1992 года, период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях (ст. 167 КЗоТ РФ).

Из материалов дела усматривается, что отпуск М. по уходу за ребенком до 1,6 лет, который у нее родился <...> г., был предоставлен с 23 марта 1992 г. по 27 января 1995 г. на основании приказа N 00 от 20 марта 1992 г. (л.д. 19) и продлен до 3-х лет с 07.10.1992 г. по 27.01.1995 г.и данный период не был включен в ее стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости (л.д. 17).

Судебная коллегия полагает, что поскольку периоды отпуска по беременности и родам, а также отпуска по уходу за ребенком до трех лет, имевшего место до 06 октября 1992 года, включаются в специальный стаж в силу закона, то на указанные периоды распространяются установленные правила исчисления периодов работы и вышеуказанный период нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет с 07.10.1992 г. по 27.01.1995 г. подлежит включению ее стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости.

При этом, судебная коллегия исходит из того, что согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 Постановления Верховного Суда РФ от 20.12.2005 года N 25 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии", при разрешении споров, возникших в связи с не включением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (статьи 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 06.10.1992 года, то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной по жалобе гражданина С., в определении Конституционного Суда РФ N 320-О от 5 ноября 2002 г., при разрешении вопроса о включении в стаж, дающий право на назначение пенсии за выслугу лет, отпуска по уходу за ребенком, следует руководствоваться нормами законодательства, регулировавшими данные отношения до момента введения в действие закона, ухудшающего положение работника и лишающего его права, приобретенного по ранее действовавшему законодательству. Правовые отношения, связанные с приобретением специального трудового (льготного) стажа, как правило, завершаются до наступления пенсионного возраста. Принимая то или иное решение, гражданин ориентируется на нормы, определяющие продолжительность его специального трудового стажа и правовые последствия, наступающие при наличии необходимого по длительности трудового стажа (общего и специального), предусмотренные действующим на этот период законодательством.

Кроме того, Конституционный Суд РФ в постановлении от 29 января 2004 года N 2-П, со ссылкой на постановление от 24 мая 2001 года N 8-П и определение от 05 ноября 2002 года N 320-О, указал на то, что в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, сохраняются ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права.

Таким образом, разрешая заявленные требования, суд не учел правовую позицию, изложенную Конституционным судом РФ по делу по жалобе гражданина С. в определении N 320-О от 5 ноября 2002 г., о том, что, внося изменения в действующее правовое регулирование, оказывающее неблагоприятное воздействие на правовое положение граждан, законодатель должен при этом обеспечить соблюдение конституционных требований, в частности, вытекающих из принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства. Придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, и тем самым отмена для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого в конкретных правоотношениях, несовместимы с требованиями, вытекающими из ст. ст. 1 ч. 1, 2, 18, 54 (ч. 1), ст. 55 (ч. ч. 2, 3) и ст. 57 Конституции РФ.

При этом, в соответствии со ст. 15 Конституции РФ, Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ.

Разрешая исковые требования, суду следовало исходить из того, что отпуск по уходу за ребенком М. был предоставлен 23.03.1992 года, то есть в период, когда данные отпуска включались в трудовой стаж для назначения досрочной пенсии и с учетом того, что право на данный отпуск у истицы возникло до 06.10.1992 года, то в силу требований закона ее положение не может быть ухудшено с введением нового правового регулирования, и за ней сохраняется ранее приобретенное право на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права.

Суд первой инстанции, разрешая заявленные М. требования, не учел также указания кассационной инстанции, отменившей решение суда от 17 августа 2009 г., указавшей суду, на проверку доводов истицы о том, что при разрешении вопроса о включении в стаж, дающий право на назначение пенсии по выслуге лет, отпуска по уходу за ребенком, следовало руководствоваться нормами законодательства, регулирующими отношения на момент предоставления истицы отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет, т.е. на 23 марта 1992 года - на дату, когда указанный отпуск ей предоставлен.

При таких обстоятельствах, решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований М. нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене.

Поскольку по делу были установлены все значимые обстоятельства и им дана оценка, и сбор дополнительных доказательств не требуется, то судебная коллегия полагает необходимым вынести новое решение по делу, которым удовлетворить исковые требования М. к ГУ Главное Управление Пенсионного фонда РФ N 8 по г. Москве и Московской области о признании незаконным решения об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, об обязании включить в ее трудовой стаж для назначения досрочной пенсии периода отпуска по уходу за ребенком с 07.10.1992 года по 27.01.1995 года и об обязании назначить досрочную трудовую пенсию по старости с 16.12.2008 года.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 360, п. 3 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 30 марта 2010 года отменить и постановить новое решение по делу, которым: Признать незаконным решение комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан от 05 марта 2009 г. N 8 ГУ - Главного Управления Пенсионного фонда РФ N 8 по Москве и Московской области об отказе М. в установлении пенсии по п. п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Обязать ГУ Главного управления Пенсионного фонда РФ N 8 по г. Москве и Московской области включить в трудовой стаж М. для назначения досрочной пенсии по п. п. 10. п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" период ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 07 октября 1992 г. по 27 января 1995 г. с даты обращения за ее назначением с 16 декабря 2008 г.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь