Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июня 2010 г. по делу N 33-19095

 

Судья: Моисеев В.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Телегиной Е.К.

и судей Зенкиной В.Л., Пильгановой В.М.

с участием прокурора Ларионовой О.Г.

при секретаре С.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Зенкиной В.Л. дело по кассационной жалобе Х.

на решение Зеленоградского районного суда города Москвы от 30 апреля 2010 г., которым постановлено:

Исковое заявление Х.С. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, Г., Г.П. и Х. о признании недействительными договоров, признании права пользования, истребования квартиры из чужого незаконного владения, прекращении права пользования и выселении удовлетворить.

Договор передачи N <...> квартиры, состоящей из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенной по адресу: г. Москва, <...>, заключенный 30 января 2006 года между Департаментом жилищной политики и жилищного фонда города Москвы и Г., зарегистрированный Главным управлением Федеральной регистрационной службы по Москве 15 марта 2006 года за N <...>, признать недействительным.

Договор купли-продажи квартиры, состоящей из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенной по адресу: г. Москва, <...>, заключенный 31 марта 2006 года между Г. и Г.П., зарегистрированный Главным Управлением Федеральной регистрационной службы по Москве 11 апреля 2006 года за N <...>, признать недействительным.

Договор купли-продажи квартиры, состоящей из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенной по адресу: г. Москва, <...>, заключенный 23 июня 2006 года между Г.П. и Б., зарегистрированный Главным Управлением Федеральной регистрационной службы по Москве 04 июля 2006 года за N <...>, признать недействительным.

Признать за Х.С. право пользования квартирой, состоящей из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенной по адресу: <...>.

Истребовать квартиру, состоящую из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенную по адресу: г. Москва, <...>, из чужого незаконного владения Х., передав данную квартиру городу Москве в лице Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы.

Прекратить право пользования Х. квартирой, состоящей из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенной по адресу: г. Москва, <...>, и выселить Х. из квартиры, состоящей из двух жилых комнат, общей площадью 44,7 кв. м (с летними помещениями - 45,5 кв. м), расположенной по адресу: г. Москва, <...>.

 

установила:

 

Х.С. (ранее Г.Е.) обратилась в суд с иском с учетом уточнений к ответчикам Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (далее - ДЖП и ЖФ г. Москвы), Г., Г.П. и Х. о признании за Х.С. права пользования квартирой по адресу: Москва, <...>; признании недействительным (ничтожным) договора передачи N <...> от 30.01.2006 г. данной квартиры, заключенный между Г. и ДЖП и ЖФ г. Москвы; признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи от 31.03.2006 г. квартиры, заключенный между Г. и Г.П., признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи от 23.06.2006 г. квартиры, заключенный между Г.П. и Б., истребовании квартиры по адресу: Москва, <...> из незаконного владения Х. и передачи этой квартиры прежнему собственнику-городу Москва, прекращении права собственности Х. на указанную выше квартиру; прекращении права пользования Х. данной квартирой; выселении Х. из спорной квартиры.

При этом истец указала, с 14 сентября 1995 г. она была зарегистрирована по месту жительства своего бывшего мужа по адресу: Москва, <...> и имела право пользования указанной квартирой. В дальнейшем брак с Г. был расторгнут, в связи с конфликтными отношениями истец была вынуждена временно выехать из спорной квартиры, в которой оставались ее вещи, и истец посещала спорную квартиру и продолжала ею пользоваться. В 2006 году при обращении в ЕИРЦ Х.С. (ранее Г.Е.) стало известно о том, что она снята с регистрационного учета по месту жительства в спорной квартире в связи с ее смертью. Указанное обстоятельство позволило Г. 05.12.2005 г. заключить с ДЖП и ЖФ г. Москвы договор социального найма спорной квартиры, в котором право истца по пользованию жилым помещением обозначено не было. 30.01.2006 г. между Г. и ДЖП и ЖФ г. Москвы был заключен договор передачи N <...>, на основании которого зарегистрировано право собственности Г. на спорную квартиру, чем было нарушено право истца на участие в приватизации и не получено ее согласие на приватизацию спорной квартиры. На основании договора купли-продажи от 31.03.2006 г. Г. продал спорную квартиру Г.П. По мнению истца Г. не имел право производить отчуждение квартиры Г.П., поскольку не являлся собственником квартиры, в связи с чем данная сделка является недействительной, поскольку основана на ничтожной сделке. Поэтому у Г.П. не возникло право собственности на спорную квартиру. На основании договора купли-продажи от 23.06.2006 г. Г.П. продал спорную квартиру Б. Данный договор также заключен с нарушением требований закона, поскольку Г.П., не являясь собственником спорной квартиры, не имел право производить ее отчуждение Б., эта сделка также является недействительной, поскольку была основана на ничтожной сделке, в связи с чем право собственности у Б. на спорную квартиру не возникло. 16.12.2006 г. Х. приобрела право пользования спорным жилым помещением на основании соглашения с Б., которая не приобретя право собственности на спорную квартиру, не имела право предоставлять третьим лицам право пользования этим жилым помещением. То есть право пользования спорной квартирой Х. приобрела на незаконных основаниях, в связи с чем ее право пользования спорной квартирой подлежит прекращению. Б. умерла. На основании решения Зеленоградского районного суда г. Москвы от 25.12.2008 г., вступившего в законную силу 27.01.2009 г., право собственности на спорную квартиру в порядке наследования по завещанию признано за Х., которая зарегистрировала свое право и является титульным собственником жилого помещения. Поскольку право собственности на спорную квартиру у Б. не возникло, то спорная квартира не подлежала включению в наследственную массу. Поэтому право собственности на спорную квартиру у Х. в порядке наследования по завещанию не возникло.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит Х. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, заслушав Х., представителя Х.С. по доверенности З., выслушав мнение прокурора Ларионовой О.Г., полагавшей, что решение подлежит частичному изменению, обсудив доводы жалобы, нашла решение первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что двухкомнатная квартира N <...> по адресу: Москва, <...> на основании обменного ордера от 20.12.1989 г. была предоставлена Г.Е. и ее сыну Г., в которой они были зарегистрированы в установленном законом порядке.

27 октября 1990 г. между Г. и Г.Е. (впоследствии Х.С.) был зарегистрирован брак, истец зарегистрирована по месту жительства в спорную квартиру к мужу 14 сентября 1995 года.

При таких обстоятельствах, с учетом положений ч. 1 ст. 53, ч. ч. 1, 3 ст. 54 ЖК РСФСР, действующий на момент возникновения правоотношений, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что Х.С. приобрела право пользования спорной квартирой на условиях социального найма.

30 июня 1999 г. брак между Г. и Г.Е. (Х.С.) расторгнут. Г.Е. (Х.С.) выехала из спорной квартиры в связи с конфликтными отношениями, сложившимися с бывшим мужем. Указанное обстоятельство подтвердили допрошенные в ходе судебного разбирательства свидетели К. А.Е., Б. Т.В., К. Е.И., которые суд принял в качестве доказательств по делу, дав им оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ.

<...> 2005 г. Г.Е., <...> года рождения, умерла, в связи с чем была снята с учета в спорной квартире.

19 октября 2005 г. Г.Е. (Х.С.) была снята с регистрационного учета по месту жительства в спорной квартире в связи со смертью (актовая запись N <...> от 01.04.2005 г.).

Впоследствии решением Зеленоградского районного суда г. Москвы от 22.11.2006 г., на Отдел ЗАГС Солнечногорского Главного Управления ЗАГС Московской области возложена обязанность по внесению изменений в запись акта гражданского состояния N <...>, совершенную 01.04.2005 в части указания на Г.С. <...> года рождения. Указанное решение суда вступило в законную силу.

5 декабря 2005 г. между ДЖП и ЖФ г. Москвы и Г. заключен договор социального найма на квартиру N <...> по адресу: Москва, <...>, согласно условиям которого указанная квартира передана в бессрочное возмездное владение и пользование Г. единолично. Х.С. (Г.Е.) в договоре социального найма не указана.

30 января 2006 г. между ДЖП и ЖФ г. Москвы и Г. заключен договор передачи N <...>, по которому указанная выше квартира перешла в собственность Г.

Судом установлено, что заявление о передаче спорной квартиры в индивидуальную собственность Г. от его имени в Управление ДЖП и ЖФ г. Москвы было подано его представителем по доверенности С.

Однако из текста самого договора следует, что он заключен непосредственно Г., поскольку в договоре не указано, что он заключается его представителем. Тем не менее, договор передачи подписан не Г., а неизвестным лицом, действующим по доверенности за Г., при этом в договоре не указано имя непосредственно подписавшего его лица и не указаны реквизиты доверенности, по которой это лицо можно было бы установить.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Г. договор передачи от 30.01.2006 г. не подписывал, а лицо, подписавшее за Г. договор, не указано и не указано, на основании какого документа действовало данное лицо.

Учитывая вышеизложенное, суд правомерно указал, что данный договор передачи не соответствует требованиям, предъявляемым действующим законодательством и п. 1 ст. 4 Федерального закона N 122-ФЗ от 21.07.1997 г. "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", в связи с чем признал договор передачи от 30.01.2006 г. недействительным (ничтожным) с момента его заключения по правилам ст. ст. 167, 168 ГК РФ. С данным выводом соглашается судебная коллегия.

Кроме того, доказательств в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, достоверно свидетельствующих о том, что приватизация спорной квартиры произведена с письменного согласия Х.С. (Г.Е.), не представлено.

Из материалов дела следует, что 31 марта 2006 г. между Г. и Г.П. заключен договор купли-продажи спорной квартиры, который был зарегистрирован в установленном законом порядке 11 апреля 2006 г., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности.

23 июня 2006 г. между Г.П. и Б. заключен договор купли-продажи спорной квартиры, который был зарегистрирован Главным управлением ФРС по Москве 4 июля 2006 г., о чем Б. было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру.

При этом согласно п. 7 Договора, в квартире, согласно выписке из домовой книги, в настоящее время на регистрационном учете никто не состоит.

20 июля 2006 г. Б., 1938 г.р., на основании договора купли-продажи была зарегистрирована в спорной квартире по месту жительства, куда прибыла с адреса: <...>.

В силу положений ч. 1 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Учитывая положения закона, принимая во внимание то обстоятельство, что Г. произвел отчуждение спорной квартиры Г.П. на основании недействительного правоустанавливающего документа - договора передачи от 30.01.2006 г., суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что указанный выше договор купли-продажи спорной квартиры между Г. и Г.П. от 31.03.2006 г. также должен быть признан недействительным (ничтожным), как не соответствующий требованиям закона. Исходя из того обстоятельства, что Г.П. также произвел отчуждение спорной квартиры Б., используя недействительный правоустанавливающий документ, договор купли-продажи спорной квартиры между ними от 23.06.2006 г. также должен быть признан недействительным (ничтожным), как не соответствующий требованиям закона.

Из материалов дела следует, что 24 августа 2006 г. Х., <...> г.р., на основании ее заявления от 14.08.2006 г. и письменного заявления Б. от 14.08.2006 г., зарегистрирована в спорной квартире по месту жительства к бабушке.

<...> января 2007 г. Б. снята с регистрационного учета по месту жительства в спорной квартире в связи со смертью.

Решением Зеленоградского районного суда г. Москвы от 25.12.2008 г., за Х. признано право собственности на квартиру N <...>, расположенную по адресу: Москва, <...>, в порядке наследования по завещанию. Данное решение вступило в законную силу.

Принимая во внимание что решение суда от 25.12.2008 г. вступило в законную силу, суд правильно указал, что спорная квартира не может быть истребована от Х. по правилам ст. 167 ГК РФ, применив ст. 302 ГК РФ.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Исходя из того, что Х. вселилась в спорную квартиру и зарегистрировалась в ней по месту жительства с согласия предыдущего собственника - Б., владевшей спорной квартирой на основании недействительной (ничтожной) сделки, суд первой инстанции правильно указал, что вселение Х. в спорную квартиру основано на недействительном договоре.

При изложенных обстоятельствах проживание в спорной квартире ответчицы Х. нарушает права истицы Х.С., а потому право пользования Х. спорной квартирой подлежит прекращению, а Х. - выселению из спорной квартиры.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о применении к исковым требованиям Х.С. срока исковой давности, суд правомерно сослался на положения ст. 181 ГК РФ, и указал, что Х.С. узнала о том, что снята с регистрационного учета в спорной квартире, при обращении за восстановлением утраченного паспорта, получив паспорт только 17 мая 2007 г.

Судом был проверен довод Х., что Х.С. должна была узнать о нарушении своего права не позднее 30 дней с даты регистрации брака - 11 февраля 2006 года основано лишь на предположении. По делу установлено, что Х.С. заменила паспорт в связи со сменой фамилии лишь в ноябре 2009 года, а в мае 2007 года она получала паспорт в связи с утратой предыдущего паспорта, который получала в 2004 году, что нашло свое подтверждение в материалах дела.

Суд также учитывает, что решение суда об исключении сведений о Х.С. в записи акта о смерти, вступило в законную силу в декабре 2006 года, что также исключало возможность для Х.С. получить паспорт до декабря 2006 года.

Учитывая вышеизложенное судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что Х.С. не пропущен срок исковой давности, который следует исчислять с 26 мая 2006 года, в связи с чем ей не может быть отказано в иске по мотиву пропуска срока исковой давности.

В обоснование доводов кассационной жалобы Х. указала, что истцом был пропущен трехлетний срок исковой давности на признание договора передачи N <...> квартиры недействительным, уважительных причин пропуска срока истцом не представлено, требование о восстановлении срока не поступало. Данное обстоятельство тщательно проверялось судом при вынесении решения, при разрешении ходатайства ответчика о применении срока исковой давности. В удовлетворении указанного ходатайства судом было правомерно отказано, в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и положениями норм действующего законодательства.

Ссылка на то, что суд необоснованно признал договор передачи квартиры в собственности Г. не соответствующей требованиям закона, в связи с тем, что на момент заключения указанного договора, истец в спорном помещении не проживала, в связи с чем не могла быть включена в состав лиц, занимающих жилое помещение, несостоятельна, поскольку помимо указанного основания, судом при рассмотрения дела были установлены и иные нарушения при заключении данного договора, повлекших признание его недействительным.

Указание на то, что Х. была признана собственником спорной квартиры на основании решения суда, вступившего в законную силу, что в соответствии со ст. 61 ГПК РФ, является обязательным для суда при вынесении оспариваемого решения, а также то, что суд не принял во внимание то обстоятельство, что у истца отсутствует право на истребование имущества в порядке ст. ст. 301, 302 ГК РФ, поскольку имущество находится в законном владении, не может быть признано обоснованным, поскольку согласно ст. 302 и 305 ГК РФ Х.С. вправе истребовать спорную квартиру из незаконного владения Х., т.к. указанное имущество выбыло из владения Х.С. помимо ее воли и приобретено Х. безвозмездно у Б., которая не имела право его отчуждать.

Ссылка на то, что отсутствие у истца паспорта и невозможность в связи с этим обратиться в суд за защитой, ничем не подтверждено, противоречит материалам дела.

Указание на то, что в решении суда неверно и необъективно изложены показания допрошенных свидетелей, не может являться основанием для отмены решения суда, поскольку вопрос исследования и оценки доказательств относится к прерогативе суда первой инстанции.

Довод жалобы о том, что истец ненадлежащим образом осуществляла свои права и обязанности в отношении спорного жилого помещения, не может быть принят во внимание судебной коллегией, поскольку судом было установлено, что истец выехала из спорной квартиры в связи со сложившимися конфликтными отношениями, в установленном порядке от своего права на квартиру не отказывалась.

Ссылка на то, что после регистрации брака истца с Х.Ю. и присвоении ей фамилии Х., она, в соответствии с Положениями о паспорте гражданина РФ должна была подать документы для замены паспорта не позднее 30 дней, следовательно, не позднее 21 марта 2006 г. она должна была узнать о том, что снята с регистрационного учета, необоснованна. Указанное обстоятельство проверялось судом при вынесении оспариваемого решения, ему дана надлежащая правовая оценка, оснований сомневаться в правильности которой у судебной коллегии не имеется.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно. Оснований для отмены решения суда не имеется.

Доводы кассационной жалобы не содержат оснований для отмены решения суда.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Зеленоградского районного суда города Москвы от 30 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Х. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь