Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июня 2010 г. по делу N 33-19123

 

Судья суда первой инстанции: Л.Н. Голоухова

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Е.М. Наумовой,

судей А.Н. Пономарева,

Л.Н. Сорокиной,

при секретаре Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании

по докладу судьи А.Н. Пономарева

дело по кассационной жалобе представителя Ш. - Л.

на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2010 года по делу по иску С. к Ш., Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о признании договора приватизации жилого помещения и договора дарения ничтожными, применении последствий недействительности ничтожных сделок,

которым иск удовлетворен,

 

установила:

 

С. обратилась в суд с указанным выше иском к Ш., Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, в котором просила признать договор приватизации жилого помещения - квартиры <...>, состоящей из комнаты в г. Москве, заключенный С.Е. <...> года, и договор дарения от <...> года указанного жилого помещения Е., ничтожными сделками, применить последствия недействительности ничтожных сделок, вернув квартиру в муниципальную собственность, исключив ее из наследственной массы.

Требования мотивированы тем, что в нарушение закона спорная квартира была приватизирована в отсутствие ее согласия.

Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2010 года постановлено:

признать ничтожным договор передачи N <...> от <...> года в индивидуальную собственность С.Е. квартиры <...>, состоящей из комнаты в г. Москве, общей площадью <...> кв. м, общей площадью без учета лоджий и балконов <...> кв. м, жилой площадью <...> кв. м, зарегистрированный в Управлении федеральной регистрационной службы по г. Москве <...> года за N <...>;

признать ничтожным договор дарения квартиры по адресу: <...>, заключенный <...> года между С.Е. и Е., зарегистрированный в Управлении федеральной регистрационной службы по г. Москве <...> года за N <...>;

исключить Е. из числа собственников квартиры по адресу: <...>;

исключить квартиру по адресу: <...>. из состава наследственного имущества Е., умершей <...> года;

признать право собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, общей площадью <...> кв. м, общей площадью без учета лоджий и балконов <...> кв. м, жилой площадью <...> кв. м, за городом Москва;

обязать Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы заключить со С. договор социального найма на жилое помещение по адресу: <...>;

взыскать с Ш. в пользу С. государственную пошлину в сумме 200 руб.

В кассационной жалобе представителя Ш. - Л. ставится вопрос об отмене решения.

В заседании судебной коллегии представитель Ш. - С.М., по доверенности от 22 марта 2009 года, доводы кассационной жалобы поддержала.

Представитель С. - адвокат Р.Н. Ким, действующая на основании ордера N 808 от 24 июня 2010 года, просила решение суда оставить без изменения с учетом представленных возражений.

Судебная коллегия на основании ст. 354 ГПК РФ сочла возможным рассмотреть дело при данной явке, в том числе, в отсутствие С., Ш. и Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, извещенных о месте и времени судебного заседания.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы на основании ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, выслушав представителя Ш., представителя С., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

В соответствии с п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом при рассмотрении данного дела допущено не было. Однокомнатная квартира в г. Москве на основании договора социального найма принадлежала супругам С. и С.Е.

На основании решения мирового судьи судебного участка N 149 района Строгино г. Москвы от <...> 2003 года брак между С. и С.Е. расторгнут.

15 августа 2006 года С.Е. заключил брак с Е.

По заявлению С.Е. Хорошевским районным судом г. Москвы <...> года постановлено решение о признании С. безвестно отсутствующей.

На основании указанного решения С.Е. снял С. с регистрационного учета по адресу спорной квартиры и на основании договора передачи от <...> года приватизировал указанную квартиру в свою собственность.

В дальнейшем на основании договора дарения от <...> года право собственности на спорную квартиру зарегистрировано за женой дарителя С.Е. - Е.

Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от <...> года решение того же суда о признании С. безвестно отсутствующей отменено, регистрация С. по месту жительства в спорной квартире восстановлена.

22 декабря 2009 года наступила смерть С.Е. и Е. по неустановленным причинам.

Наследником после смерти Е. является Ш.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя иск, суд руководствовался тем, что в нарушение требований закона на приватизацию спорной квартиры не было получено согласия С., которая, несмотря на признание ее безвестно отсутствующей, сохраняла право пользования спорной квартирой. Полагая при таких обстоятельствах договор передачи квартиры недействительным на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ, суд пришел к выводу о том, что С.Е. не имел права распоряжаться спорной квартирой, в том числе и дарить ее Е., а, соответственно, указанная квартира не могла быть включена в наследственную массу и подлежит передаче в муниципальную собственность.

С этими выводами судебная коллегия согласна.

В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд) на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти жилые помещения в собственность.

Таким образом, по смыслу закона согласие всех лиц, сохраняющих право пользования жилым помещением, является обязательным условием для его приватизации.

В силу ст. 43 Гражданского кодекса РФ признание гражданина безвестно отсутствующим не является основанием для прекращения его имущественных прав, в том числе на занимаемое по договору социального найма жилое помещение, поскольку интересы такого лица по управлению его имущественными правами должны представлять органы опеки и попечительства.

В соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно п. 2 ст. 46 Гражданского кодекса РФ независимо от времени своей явки гражданин может потребовать от любого лица возврата сохранившегося имущества, которое безвозмездно перешло к этому лицу после объявления гражданина умершим, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 статьи 302 настоящего Кодекса.

Пунктом 3 статьи 302 Гражданского кодекса РФ установлено, что деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

При таком положении дел выводы суда о признании ничтожным договора передачи и исключении жилого помещения, на которое не распространяются требования п. 3 ст. 302 Гражданского кодекса РФ, из наследственной массы представляются верными.

Довод жалобы о том, что в отношении С. было постановлено решение о признании безвестно отсутствующей с учетом названных выше норм материального права не могут служить основанием для отмены обжалуемого решения суда.

Нельзя согласиться и с доводом жалобы о том, что С. утратила право в отношении спорной квартиры, поскольку вопрос о признании гражданина утратившим либо прекратившим право на жилое помещение мог быть разрешен только судом при наличии соответствующего обращения заинтересованного лица.

Между тем, таких требований никем, в том числе и Ш., заявлено не было, в установленном законом порядке С. не признавалась утратившей право в отношении квартиры, по поводу которой возник спор.

Другие доводы кассационной жалобы заявителя сводятся к переоценке имеющихся в материалах дела доказательств. Между тем суд оценил собранные по делу доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ и положил их в основу решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 366, ст. 360, ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

 

определила:

 

решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь