Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 г. по делу N 33-19936

 

Судья: Щугорева А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Вишняковой Н.Е., Дедневой Л.В.

с участием прокурора Семеновой И.В.

при Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе представителя ГУ Управление вневедомственной охраны при Управлении внутренних дел по ЗАО г. Москвы по доверенности Е. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 6 апреля 2010 года, которым постановлено:

признать увольнение Ш. из органов внутренних дел на основании п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона "О милиции" от 15 декабря 2009 г. на основании приказа N 207 л/с от 15.12.2009 г. - незаконным;

изменить формулировку основания увольнения Ш. из органов внутренних дел со ст. 19 ч. 6 п. "л" Закона "О милиции" на увольнение по собственному желанию, на основании ст. 77 п. 3 ТК РФ с 06 апреля 2010 года;

взыскать с Управления Вневедомственной охраны при УВД по ЗАО г. Москвы в пользу Ш. денежное содержание за период с 16 декабря 2009 г. по 06 апреля 2010 г. включительно, исходя из должностного оклада и надбавок к нему, предусмотренных контрактом;

в исковых требованиях Ш. о взыскании компенсации морального вреда - отказать;

в исковых требованиях Ш. к УВД ЗАО г. Москвы - отказать;

взыскать с Управления Вневедомственной охраны при УВД по ЗАО г. Москвы госпошлину в доход государства размере <...> рублей <...> коп.

 

установила:

 

Ш. обратился в суд к УВД ЗАО г. Москвы, УВО при УВД по ЗАО г. Москвы с иском о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда. В ходе судебного разбирательства истец заявленные требования уточнил, просил признать увольнение незаконным, изменить формулировку основания увольнения, взыскать денежное содержание и компенсацию морального вреда, ссылаясь на то, что приказом N 207 от 15 декабря 2009 года он был уволен из органов милиции по п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона "О милиции", однако увольнение является незаконным, поскольку проступка он не совершал, ответчиком был нарушен порядок увольнения.

В судебное заседание истец явился, исковые требования, с учетом внесенных изменений, поддержал.

Представитель УВД ЗАО г. Москвы в суд явился, просил исключить УВД ЗАО г. Москвы из числа ответчиков по делу.

Представители УВО при УВД по ЗАО г. Москвы в суд явились, против удовлетворения требований истца возражали по основаниям, изложенным в письменных отзывах.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит представитель ГУ Управление вневедомственной охраны при Управлении внутренних дел по ЗАО г. Москвы в кассационной жалобе.

На заседание судебной коллегии представитель УВД ЗАО г. Москвы не явился, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещался судом надлежащим образом.

Судебная коллегия, в соответствии со ст. 354 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие представителя УВД ЗАО г. Москвы.

Проверив материалы дела, выслушав истца, представителей ответчика Управления Вневедомственной охраны при УВД по ЗАО г. Москвы по доверенности Ж. и Е., заслушав прокурора, полагавшего решение суда незаконным и подлежащим отмене, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно ст. 196 ГПК РФ, при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

В силу ст. 198 ГПК РФ, в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям закона решение суда первой инстанции не соответствует.

Согласно ст. 362 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом по делу установлено, что с 15 ноября 2006 года истец проходил службу в органах милиции в должности милиционера роты милиции 3 ОБМ УВО при УВД по ЗАО г. Москвы.

Приказом УВО при УВД по ЗАО г. Москвы N 207 от 15 декабря 2009 года истец был уволен из органов милиции по п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции" за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившееся в выходе на службу 14 декабря 2009 года в состоянии алкогольного опьянения.

14 декабря 2009 года истцу было предложено пройти медицинское освидетельствование на предмет алкогольного опьянения, однако он отказался, о чем был составлен акт от 14 декабря 2009 года, согласно которому у истца имелись явные признаки алкогольного опьянения: сильный запах алкоголя, невнятная речь, шатающаяся походка, неадекватное поведение.

14 декабря 2009 года истец был уведомлен о необходимости прибыть 15 декабря 2009 года на заседание аттестационной комиссии, на котором будет решаться вопрос о его увольнении из органов внутренних дел. От подписи в данном уведомлении истец отказался, о чем свидетельствует акт от 14 декабря 2009 года.

По факту совершенного истцом проступка было проведена служебная проверка, в ходе которой вменяемое истцу нарушение служебной дисциплины нашло подтверждение, что было зафиксировано в Заключении от 15 декабря 2009 года.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам, допросив свидетелей, пришел к выводу о незаконности увольнения истца по п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции", поскольку работодателем был нарушен установленный ст. 193 ТК РФ порядок применения дисциплинарного взыскания, так как перед увольнением у истца не были затребованы письменные объяснения по факту совершенного им проступка.

При этом суд указал, что факт нахождения истца на службе в состоянии алкогольного опьянения 14 декабря 2009 года, которое являлось для истца рабочим днем, нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства.

В связи с нарушением работодателем порядка увольнения истца, суд первой инстанции признал увольнение истца незаконным, изменил формулировку основания увольнения истца с п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона "О милиции" на п. 3 ст. 77 ТК РФ и взыскал в его пользу денежное содержание за период с 16 декабря 2009 года по 6 апреля 2010 года включительно, исходя из должностного оклада и надбавок к нему, предусмотренных контрактом.

Также суд первой инстанции сослался на то обстоятельство, что к возникшим между сторонами правоотношениям применяются положения действующего трудового законодательства и при удовлетворении требований истца в указанной части исходил из положений п. п. "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ, ст. ст. 192, 193, 394 ТК РФ.

Между тем, данные выводы были сделаны судом первой инстанции без исследования всех юридически значимых по делу обстоятельств и без учета требований закона.

Так, согласно ст. 11 ТК РФ, трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, регулируются трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, также применяются к другим отношениям, связанным с использованием личного труда, если это предусмотрено настоящим Кодексом или иным федеральным законом.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на следующих лиц (если в установленном настоящим Кодексом порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей):

военнослужащие при исполнении ими обязанностей военной службы;

члены советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор);

лица, работающие на основании договоров гражданско-правового характера;

другие лица, если это установлено федеральным законом.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ "О милиции", милиция в Российской Федерации - система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных настоящим Законом и другими федеральными законами.

В силу ст. 2 Закона РФ "О милиции", задачами милиции являются: обеспечение безопасности личности; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; выявление и раскрытие преступлений; охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности; защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных настоящим Законом.

Согласно ст. 3 Закона РФ "О милиции", деятельность милиции строится в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма, гласности.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ "О милиции", милиция в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, настоящим Законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, конституциями, уставами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, изданными в пределах их полномочий.

В силу ст. 17 Закона РФ "О милиции", сотрудниками милиции в Российской Федерации являются граждане Российской Федерации, состоящие на должностях рядового или начальствующего состава органов внутренних дел, которым в установленном порядке присвоены специальные звания рядового или начальствующего состава милиции.

Согласно ст. 19 Закона РФ "О милиции", на службу в милицию имеют право поступать граждане Российской Федерации не моложе 18 лет и не старше 35 лет независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, имеющие образование не ниже среднего (полного) общего образования, способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности.

Сотрудники милиции могут быть уволены со службы по следующим основаниям: а) по собственному желанию; л) за грубое либо систематическое нарушение дисциплины.

Указанный перечень оснований увольнения сотрудников милиции является исчерпывающим.

В соответствии со ст. 1 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации являются граждане Российской Федерации, состоящие в должностях рядового и начальствующего состава органов внутренних дел или в кадрах Министерства внутренних дел Российской Федерации, которым в установленном настоящим Положением порядке присвоены специальные звания рядового и начальствующего состава органов внутренних дел.

В силу ст. 3 указанного Положения, правовую основу службы в органах внутренних дел составляют Конституция Российской Федерации, законы и иные правовые акты Российской Федерации, нормативные акты Министерства внутренних дел Российской Федерации, настоящее Положение и индивидуальный контракт о службе в органах внутренних дел (контракт).

Согласно ст. 11 Положения, по контракту о службе в органах внутренних дел гражданин обязуется выполнять возложенные на него служебные обязанности, соблюдать Присягу, внутренний распорядок и требования настоящего Положения, а Министерство внутренних дел Российской Федерации и соответствующий орган исполнительной власти обязуются обеспечивать ему предоставление всех видов довольствия, права, социальные гарантии и создавать условия для службы в органах внутренних дел, предусмотренные действующим законодательством, настоящим Положением и контрактом.

В соответствии со ст. 17 Положения, в целях определения служебного соответствия сотрудника органов внутренних дел предъявляемым требованиям проводится аттестация.

Сотрудники органов внутренних дел аттестуются также при представлении к назначению на вышестоящую должность, при перемещении на нижестоящую должность или в другую службу (подразделение) органов внутренних дел, а также при увольнении по основаниям, указанным в пунктах "и", "к", "л" статьи 58 настоящего Положения.

В силу ст. 34 Положения, служебная дисциплина в органах внутренних дел означает соблюдение сотрудниками органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой, контрактом о службе, а также приказами Министра внутренних дел Российской Федерации, прямых начальников порядка и правил при выполнении возложенных на них обязанностей и осуществлении имеющихся у них правомочий.

Согласно ст. 38 Положения, за нарушение служебной дисциплины на сотрудников органов внутренних дел может быть наложено взыскание в виде увольнения из органов внутренних дел.

В соответствии со ст. 39 Положения, поощрения и дисциплинарные взыскания применяются прямыми начальниками в пределах предоставленных им прав.

До наложения взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть истребовано письменное объяснение. При необходимости проводится проверка указанных в нем сведений с вынесением заключения по результатам проверки.

Дисциплинарное взыскание должно быть наложено до истечения десяти суток с того дня, когда начальнику стало известно о совершенном проступке, а в случаях проведения служебной проверки, возбуждения уголовного дела или дела об административном правонарушении - не позднее одного месяца соответственно со дня окончания проверки, рассмотрения компетентным органом или должностным лицом уголовного дела или дела об административном правонарушении и вынесения по ним окончательного решения, не считая времени болезни виновного или нахождения его в отпуске.

В силу ст. 65 Положения, сотрудники органов внутренних дел, признанные в установленном порядке незаконно или необоснованно перемещенными по службе, отстраненными от занимаемой должности либо пониженными в должности, лишенными специального звания либо сниженными в специальном звании, а также незаконно уволенными из органов внутренних дел, подлежат восстановлению соответственно в должности, специальном звании, на службе в органах внутренних дел.

Основанием для восстановления в должности, специальном звании, на службе в органах внутренних дел являются заключение по результатам служебной проверки, вступившее в силу решение суда либо заявление реабилитированного в установленном действующим законодательством порядке сотрудника органов внутренних дел о его восстановлении на службе.

Таким образом, из приведенных выше положений закона следует, что специфическая деятельность, которую осуществляют органы внутренних дел, предопределяет специальный правовой статус сотрудников милиции. Исходя из этого, государство, регулируя отношения службы в органах внутренних дел, в том числе и основания увольнения с этой службы, может устанавливать в данной сфере особые правила, что не противоречит статьям 19 (часть 1), 37 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и согласуется с пунктом 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 111 1958 года относительно дискриминации в области труда и занятий, согласно которому различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией.

Установление таких правил (специальных требований), обусловленных особенностями деятельности органов внутренних дел, не может расцениваться как нарушающее гарантированные Конституцией Российской Федерации право граждан на равный доступ к государственной службе (статья 32 часть 4) и право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37 часть 1) либо как не согласующееся с предписаниями ее статьи 55 (части 2 и 3).

Отношения, связанные с прохождением и прекращением государственной службы, регулируются специальными федеральными законами, относящимися к определенным видам государственной службы, в частности Законом Российской Федерации "О милиции", Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, регулирующими приведенные правоотношения.

Таким образом, законодатель вправе устанавливать особые требования к сотрудникам милиции, в том числе к личным и деловым качествам, которые обеспечивали бы их способность исполнять возложенные на них обязанности, а также особые основания и условия их увольнения со службы.

Из изложенного следует, что при привлечении сотрудника милиции к дисциплинарной ответственности - самостоятельному виду юридической ответственности - предполагается возможность применения к нему дисциплинарного взыскания за виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него служебных обязанностей. При этом юридически значимым обстоятельством является факт наличия в его действиях состава дисциплинарного правонарушения.

Вместе с тем, суд первой инстанции при разрешении заявленных истцом требований руководствовался положениями действующего трудового законодательства, в частности ст. ст. 192, 193 ТК РФ, регламентирующими основания и порядок применения к работнику дисциплинарного взыскания, в том числе в виде увольнения по соответствующим основаниям.

Также суд первой инстанции сослался на положения ст. 394 ТК РФ и изменил формулировку основания увольнения истца с п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции" на п. 7 ст. 77 ТК РФ.

Однако судом первой инстанции при вынесении решения не было принято во внимание то обстоятельство, что вопросы, связанные с применением к сотруднику органов внутренних дел дисциплинарных взысканий, в том числе в виде увольнения по п. "л" ч. 6 ст. 81 ТК РФ, регулируются в первую очередь не нормами Трудового кодекса Российской Федерации, а положениями Закона РФ "О милиции", Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, регулирующими указанные правоотношения.

В этой связи с выводами суда о нарушении ответчиком - УВО при УВД по ЗАО г. Москвы предусмотренного ст. 193 ТК РФ порядка увольнения истца и изменении формулировки основания увольнения истца с п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции" на п. 7 ст. 77 ТК РФ, нельзя согласиться, поскольку порядок применения дисциплинарного взыскания к сотруднику органов внутренних дел и последствия признания незаконным увольнения сотрудника органов внутренних дел со службы установлены ст. ст. 39, 65 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

При этом истец, уточняя заявленные требования, не указал формулировку основания увольнения, на которую он просит изменить формулировку увольнения по п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (л.д. 89), из чего следует, что суд самостоятельно избрал основанием увольнения п. 3 ст. 77 ТК РФ, что является нарушением ст. ст. 39, 196 ГПК РФ.

Более того, указав на то, что у истца до увольнения не были истребованы письменные объяснения, суд первой инстанции не учел то обстоятельство, что в дополнении к отзыву ответчика на исковое заявления (л.д. 85) содержатся сведения о том, что 14 декабря 2009 года истцу было предложено дать письменные объяснения по факту грубого нарушения служебной дисциплины, однако он отказался, о чем был составлен акт. При этом в указанном акте были допущены опечатки, искажающие смысл данного акта. В ходе слушания дела свидетель Д. показал, что по факту отказа истца от дачи объяснений был составлен акт (л.д. 80).

Данные доводы представителя ответчика судом проверены не были и оценка в решении суда им не дана.

Исходя из изложенного, выводы суда о нарушении ответчиком порядка применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. "л" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции", являются преждевременными и нуждаются в проверке.

Кроме того, 14 декабря 2009 года истец был уведомлен о необходимости прибыть 15 декабря 2009 года на заседание аттестационной комиссии, назначенному по вопросу, связанному с его увольнением из органов внутренних дел, где имел возможность изложить свою позицию относительно вменяемого ему нарушения служебной дисциплины, однако истец в назначенное время на заседание аттестационной комиссии не прибыл.

Более того, суд первой инстанции, удовлетворяя требования истца в части взыскания в его пользу с УВО при УВД по ЗАО г. Москвы денежного содержания за период с 16 декабря 2009 года по 6 апреля 2010 года включительно, исходя из должностного оклада и надбавок к нему, предусмотренных контрактом, не привел в решении конкретную сумму указанного денежного содержания и ее расчет, что является нарушением ст. 198 ГПК РФ и Постановления Пленума ВС РФ N 23 от 19 декабря 2003 года.

Так, в соответствии с п. п. 11, 12 Постановления Пленума ВС РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204 - 207 ГПК РФ).

Данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения спора и нуждаются в проверке.

Также судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что уточненные Ш. в судебном заседании 6 апреля 2010 года на стадии судебных прений исковые требования не были оформлены в соответствии с требованиями ст. ст. 39, 131 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции нельзя признать законным и оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела, суду следует учесть изложенное, определить значимые для дела обстоятельства, проверить доводы сторон, дать надлежащую оценку представленным доказательствам и вынести решение на основании требований закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 6 апреля 2010 года отменить, дело возвратить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь