Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 г. по делу N 33-20157

 

Судья: Печенина Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Журавлевой Т.Г., судей Салтыковой Л.В., Грибовой Е.Н. при секретаре Б.А., рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Грибовой Е.Н. гражданское дело по кассационным жалобам Б.Е., К. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 09 февраля 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении иска Б.Е. к Открытому акционерному обществу "Особые экономические зоны" о взыскании премий в соответствии с фактическим отработанным ей временем в сумме 129 564,75 рублей; иска К. к Открытому акционерному обществу "Особые экономические зоны" о взыскании премий в соответствии с фактическим отработанным им временем в сумме 227 790,57 рублей - отказать.

 

установила:

 

Истцы Б.Е., К. обратились в суд с исками к ОАО "Особые экономические зоны" о взыскании премий в соответствии с фактически отработанным временем. В обоснование своих требований указали, что работали у ответчика: Б.Е. в должности <...> с 18 августа 2008 г.; К. - в <...> с 05 ноября 2008 г. Приказом ответчика от 08 сентября 2009 г. N 101 Б.Е. уволена с занимаемой должности в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по соглашению сторон) 11 сентября 2009 г. Второй истец уволен 08 сентября 2009 г. по такому же основанию приказом ответчика от 07 сентября 2009 г. N 100.

В октябре и декабре 2009 г., истцам стало известно, что ответчик выплатил своим работникам премии по результатам работы за I, II и III квартал 2009 г.

Несмотря на то обстоятельство, что истцы Б.Е. и К. работали у ответчика по 11 и 08 сентября 2009 г. соответственно работодатель им указанные премии не выплатил.

Считая, что их права нарушены, истцы просили суд о взыскании в их пользу с ответчика: Б.Е. - указанных премий в соответствии с фактическим отработанным ей временем в сумме 129 564,75 рублей, согласно расчету, приложенному к иску; К. - указанных премий в соответствии с фактическим отработанным им временем в сумме 227 790,57 рублей, согласно расчету, приложенному к иску.

Истцы в судебном заседании суда первой инстанции свои исковые требования поддержали в полном объеме.

Представители ответчика по доверенности П., Ч.Р., С. возражали против удовлетворения исков по доводам, изложенным в письменных возражениях на них.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого в своих кассационных жалобах просят Б.Е. и К.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя Б.Е. и К. Ч.Ю., представителя ОАО "Особые экономические зоны" П., обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями закона.

Судом первой инстанции установлено, что Б.Е. работала у ответчика в должности <...> с 18 августа 2008 г.; К. - в должности <...> с 05 ноября 2008 г. Приказом ответчика от 08 сентября 2009 г. N 101 Б.Е. уволена с занимаемой должности в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по соглашению сторон) 11 сентября 2009 г. Второй истец уволен 08 сентября 2009 г. по такому же основанию приказом ответчика от 07 сентября 2009 г. N 100.

При увольнении истцам было выплачено выходное пособие в размере трех месячных должностных окладов каждому.

Приказом ответчика от 26 октября 2009 г. N 212 работники ответчика были премированы по результатам работы за 1 квартал 2009 г.; истцы в список премированных лиц включены не были.

Приказом ответчика от 28 октября 2009 г. N 213 работники ответчика были премированы по результатам работы за II квартал 2009 г.; истцы в список премированных лиц включены не были.

Приказом ответчика от 07 декабря 2009 г. N 259 работники ответчика были премированы по результатам работы за III квартал 2009 г.; истцы в список премированных лиц включены не были.

Согласно Положению об оплате труда и премировании работников, являющемуся приложением к Коллективному договору на 2007 - 2009 гг., у ответчика установлено текущее премирование по результатам работы за отчетный период (квартал), премирование по итогам деятельности за год, за выполнение особых производственных заданий, по представлению органов исполнительной власти и иных организаций.

Премирование осуществляется при наличии у ответчика соответствующих финансовых возможностей по представлению заместителей генерального директора, курирующих структурное подразделение, и оформляется приказом генерального директора.

Указанным Положением не предусмотрено премирование уволенных работников, кроме работников, уволенных в связи с сокращением штата, по итогам работы за квартал и год.

Конкретные сроки выплаты указанных премий в Положении об оплате труда и премировании не указаны.

Истцы в судебном заседании суда первой инстанции не отрицали того обстоятельства, что они были ознакомлены с указанными Положением и Коллективным договором.

Оценивая изложенное в совокупности, а также учитывая то обстоятельство, что на момент увольнения истцов приказы о премировании сотрудников ответчика по итогам I, II и III квартала 2009 г. изданы не были, истцы Б.Е. и К. с 12 и 09 сентября 2009 г. соответственно у ответчика не работают, суд первой инстанции пришел к выводу, что оснований для удовлетворения их исков о взыскании указанных премий пропорционально отработанному рабочему времени не имеется.

Ссылки истцов на то обстоятельство, что премии по итогам работы за квартал входят как одна из составляющих в их заработную плату согласно условиям заключенных истцами с ответчиком трудовых договоров судом первой инстанции во внимание не приняты, поскольку в соответствии с п. 4.1. трудового договора N 464 от 08 августа 2008 г., заключенного между Б.Е. и ответчиком, ей установлен должностной оклад в соответствии со штатным расписанием в размере 46 200 рублей, который дополнительным соглашением к этому трудовому договору от 30 декабря 2008 г. был увеличен до 53 130 рублей.

В соответствии с п. 4.3. указанного трудового договора дополнительно работнику могут назначаться надбавки к должностному окладу за сложность и напряженность труда, качество выполняемых работ, полную материальную ответственность, а также выплаты по итогам работы за установленные периоды (месяц, квартал, год) иные выплаты, предусмотренные действующим законодательством и коллективным договором. Основанием для назначения выплат является соответствующий приказ генерального директора ответчика.

Такие же условия содержаться и в п. п. 4.1 и 4.3. трудового договора N 482 от 05 ноября 2008 г., заключенного между ответчиком и К. (оклад у этого истца был установлен в размере 92 400 рублей).

При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу, что выплата премии, согласно условиям указанных трудовых договоров, является правом, а не обязанностью ответчика.

Доводы истцов о том, что премии входят в годовой фонд оплаты труда, в связи с чем должны быть выплачены им, несмотря на их увольнение, также не могут быть приняты во внимание, т.к., как указывалось выше, согласно Положению об оплате труда и премировании работников, являющемуся приложением к Коллективному договору на 2007 - 2009 гг., премирование осуществляется при наличии у ответчика соответствующих финансовых возможностей.

В период работы истцов таких финансовых возможностей у ответчика не имелось, в связи с чем премия за I, II и III квартал 2009 г. не выплачивалась не только истцам, но и всем работникам ОАО "Особые экономические зоны" до 26, 28 октября и 7 декабря 2009 г. соответственно.

В подтверждение своей позиции истцы в судебном заседании суда первой инстанции сослались на Письмо заместителя директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 25 октября 2005 г. N 03-03-04/1/294, из которого усматривается, что расходы по выплате уволенному работнику премии, предусмотренной коллективным или трудовым договором и локальным распорядительным актом организации, начисленной после увольнения работника, но за период нахождения в трудовых отношениях этого работника с работодателем, могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль организаций в составе расходов на оплату труда в период ее начисления.

Суд указал, что указанное Письмо не может быть положено в основу настоящего решения, т.к. нормативным правовым актом не является.

В силу положений п. 2 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009 в редакции, действующий на 25 октября 2005 г., и в редакции, действующей в настоящее время, издание нормативных правовых актов в виде писем не допускается. Структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты.

Судом также учтено, что в указанном Письме трактуются положения ст. 144 ТК РФ в редакции, не действующей в 2009 г. и в настоящее время.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, и оснований для признания их неправильными не установлено.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы о том, что премия, не выплаченная истцам, является составной частью их заработной платы и должна выплачиваться в том же порядке и в те же сроки.

Система премирования установлена истцам в соответствии с Положением об оплате труда и премирования работников в форме приложения к коллективному трудовому договору на 2007 - 2009 год.

Система премирования, установленная ответчиком, включает в себя: текущее премирование по результатам работы за отчетный период (квартал), премирование по итогам деятельности за год, за выполнение особых производственных заданий, по представлению органов исполнительной власти и иных организаций.

В соответствии с п. 5.2 указанного Положения в ОАО "ОЭЗ" премирование работников осуществляется при наличии соответствующих финансовых возможностей.

Согласно п. 5.6, 5.10 вышеуказанного Положения размер премиального фонда каждого структурного подразделения составляет строго установленную величину - сумму должностных окладов работников структурного подразделения.

Пунктом 5.3 Положения установлено, что квартальная премия выплачивается, как правило, до 15 числа второго месяца, следующего за отчетным периодом.

Таким образом, положением не установлен обязательный период выплат премии.

Премирование осуществляется при наличии финансовой возможности по итогам деятельности Общества.

В соответствии с условиями трудовых договоров истцов им выплачивается должностной оклад в соответствии со штатным расписанием.

Исходя из условий трудовых договоров истцов, выплата премии не входит в систему оплаты труда истцов.

Пунктом 5.13 Положения предусмотрена выплата квартальной премии и премии по итогам деятельности Общества за год только работникам, уволенным по сокращению штатов.

Истцы же были уволены по соглашению сторон.

Судом установлено, что финансовая возможность премирования работников возникла у ответчика по результатам деятельности за 1 квартал 2009 года - 26 октября 2009 года в соответствии с приказом от 26 октября 2010 года N 2; за второй квартал 2009 года - 28 октября 2009 года согласно приказу от 28 октября 2009 года N 213; за третий квартал 2009 года - 07 декабря 2009 года согласно приказу от 07 декабря 2009 года N 259.

Наличие финансовой возможности определило сроки издания приказов о премировании.

На момент издания вышеуказанных приказов истцы у ответчика не работали.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленных требований о взыскании премий.

Ссылка кассаторов на то, что Положение об оплате труда и премировании ответчика не отвечает требованиям ст. 8 ТК РФ, не состоятельна.

Кассационные жалобы также содержат новые заявленные истцами требования о взыскании с ответчиков морального вреда.

Данные требования в процессе рассмотрения спора истцами не заявлялись, и не могут быть рассмотрены судом кассационной инстанции.

Кассаторы не лишены возможности реализовать свое право на обращение в суд с указанными требованиями.

Исходя из материалов дела, истребуемые истцами премии не включаются в состав заработной платы месяца следующего за отчетным, поэтому ссылка кассатора на Письмо Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 25 февраля 2009 года N 22-2709, не обоснованна.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что суд первой инстанции на основе всестороннего анализа представленных сторонами доказательств правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им верную оценку.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права.

Не усматривая оснований к отмене и руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 09 февраля 2010 г. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь