Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 г. по делу N 33-5305

 

Судья Малышева Е.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Толстиковой М.А.,

судей Ивановой Т.В. и Хрусталевой Л.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 06 июля 2010 года дело по кассационной жалобе К.Ю. на решение Кунгурского городского суда Пермского края от 17 мая 2010 года, которым постановлено:

Установить и считать согласованной границу между земельным участком К.Ю., кадастровый номер <...>, расположенным по адресу: <...>, и земельным участком П., кадастровый номер <...>, расположенным по адресу: <...>, по забору, существующему на день рассмотрения дела.

В иске К.Ю. к П. об определении местоположения границ земельного участка, кадастровый номер <...>, принадлежащего К.Ю., расположенного по адресу: <...>, в границах межевого плана участка земли, выполненного ООО <...> от 11.02.2010 года и обязании П. восстановить местоположение границ данного земельного участка, путем переноса забора, отказать.

Заслушав доклад судьи Толстиковой М.А., объяснения представителей истца - по доверенности К.И., по ордеру - адвоката Белик А.Е., ответчицы П., исследовав материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Ю. является собственником земельного участка площадью 1 679 кв. м по адресу: <...>, участок поставлен на кадастровый учет без межевания, кадастровый номер <...>; П. является собственником смежного земельного участка площадью 3 000 кв. м, участок также поставлен на кадастровый учет без межевания, кадастровый номер <...>. Полагая, что П. самовольно заняла часть земельного участка К.Ю. (путем смещения забора), последний обратился в ООО <...> за проведением землеустроительных работ (межевание, уточнение границ земельного участка на местности), в результате указанных работ выяснилось, что фактически площадь используемого истцом земельного участка составляет всего 1 309 кв. м, а используемая ответчицей площадь земельного участка - 3 395 кв. м. Установив факт нарушения своего права, К.Ю. обратился в суд с иском к П. об определении местоположения границы своего земельного участка в границах межевого плана участка земли, выполненного ООО <...> 11.02.2010 г.; о возложении на П. обязанности восстановить местоположение границы земельных участков с кадастровыми номерами <...> путем переноса забора на территорию своего земельного участка.

П. предъявила встречный иск к К.Ю. об установлении границы между смежными земельными участками по существующему забору (л.д. 3 т. 2). Исковые требования мотивировала тем, что граница между смежными земельными участками по существующему на настоящий момент забору была установлена прежними землепользователями более 20 лет назад. Указанный забор никогда ею не передвигался, существует в тех же границах, что и ранее. Полагает, что возникший между землепользователями спор может быть разрешен путем закрепления решением суда существующей по факту границы между смежными земельными участками.

В судебном заседании представитель истца по доверенности К.И. настаивала на удовлетворении исковых требований, встречные требования не признавала; сам истец в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен.

П. первоначальные исковые требования не признавала, на удовлетворении своих требований настаивала.

Представитель 3-го лица - администрации Неволинского сельского поселения - исковые требования К.Ю. не признавал, встречные требования поддержал.

Представитель 3-го лица - ООО <...> - полагал, что требования К.Ю. не подлежат удовлетворению, встречные требования находил обоснованными.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе К.Ю., указывая на его незаконность и необоснованность. Суду надлежало учитывать, что фактически используемая ответчицей площадь земельного участка на 395 кв. м превышает площадь земельного участка согласно выданным ей правоустанавливающим документам; площадь фактически используемого истцом земельного участка, наоборот, на 370 кв. м меньше, чем по правоустанавливающим документам. Установив данное обстоятельство, суду надлежало исходить из доказанности факта самовольного захвата ответчицей части земельного участка истца. В процессе проведения землеустроительных работ ООО <...>, истец указал на местности, о какой части земельного участка идет речь, этот участок на межевом плане заштрихован, считает, что имеются основания для определения границ земельного участка истца в соответствие с указанным межевым планом и схемой расположения земельного участка на кадастровой карте.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения по доводам кассационной жалобы по правилам ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, не находит оснований к его отмене.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К.Ю., суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что П. установила забор в целях обозначения смежной границы между двумя земельными участками (своем и истца) на территории земельного участка, принадлежащего истцу. При этом суд исходил из того, что сам по себе факт использования ответчицей земельного участка площадью 3 395 кв. м (в то время как по правоустанавливающим документам площадь земельного участка составляет 3 000 кв. м) не подтверждает доводы истца о том, что увеличение земельного участка ответчицы произошло исключительно за счет уменьшения земельного участка истца из-за смещения границы на его территорию.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным. Как следует из материалов дела, истец является собственником земельного участка площадью 1 679 кв. м, ответчица - земельного участка площадью 3 000 кв. м, правоустанавливающие документы на земельные участки указанной площади сторонам выданы. При этом межевание земельных участков не производилось, кадастровые номера содержат указание на то, что площадь земельных участков приведена условно.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что в составе земельного участка истца, имеющего площадь по правоустанавливающим документам 1679 кв. м, находится также и земельный участок перед его домом; данный участок на плане участка земли, передаваемого в собственность истца (приложение к свидетельству о праве собственности) обозначен цифрами...., а в чертеже земельного участка и его частей (приложение к межевому плану, изготовленному в рамках межевого дела) - точками от н8 до н16 л.д. 12, 22). Из пояснений представителя ООО <...> в судебном заседании следует, что участок перед домом не был включен в состав межуемого земельного участка исключительно по требованию самого истца, в то время как по представленным для межевания документам эту часть земли также необходимо было включать в границы земельного участка истца, т.к. площадь его земельного участка (1 679 кв. м) изначально определена с учетом территории перед домом.

Из материалов дела следует, что истец является правопреемником землепользователя Р., умершей <...> г. При этом, в свидетельстве о праве на наследство по завещанию от <...> г. указано, что наследуемое истцом домовладение расположено на земельном участке мерою 0,28 га л.д. 35 т. 1), в то время как сама Р. на момент смерти земельным участком указанной площади не обладала. Так, из пояснений свидетеля С., которая являлась главой Неволинского сельского совета в начале 90-х годов (т.е. на момент начала земельной реформы, впервые урегулировавшей вопрос передачи земельных участков в собственность граждан), площадь передаваемого в собственность Р. земельного участка 0,28 га была указана с ее слов, обмер земельного участка не производился, документы о предоставлении Р. в пользование земельного участка указанной площади (0,28 га) отсутствовали. На самом деле фактически в ее пользовании находился земельный участок площадью не более 0,20 га. Показания данного свидетеля подтверждаются тем обстоятельством, что при разделе используемого Р. земельного участка путем выдела в пользование Т. (дочери истца) земельного участка площадью 1000 кв. м (данный раздел имел место еще при жизни Р.) в пользовании самой Р. оставался земельный участок площадью всего 1010 кв. м (а не 1 800 кв. м, как заявляет истец).

Согласно данным похозяйственной книги на 1997 г. истец, вступив в наследство на домовладение, стал пользователем земельного участка именно такой площади (1010 кв. м). Установленными судом обстоятельствами опровергается довод истца о том, что изначально (т.е. с момента вступления в наследство) площадь используемого им земельного участка составляла не менее 1 679 кв. м.

Судом установлено, что впервые сведения об использовании истцом земельного участка указанной площади включены в похозяйственные книги, начиная с 1998 года. При этом, как следует из материалов дела и установленных судом обстоятельств, площадь земельного участка истца увеличилась до 1 679 кв. м за счет присоединения к ней части земельного участка из земель поселения, расположенного перед его домом. Данное обстоятельство подтверждается пояснениями свидетеля С., а также письменными доказательствами - заявлением К.Ю. о производстве обмера земельных участков его и Т.; ответом на его заявление, из которого следует, что по его просьбе землеустроителем произведен перенос границ его земельного участка за счет земель Неволинского сельсовета л.д. 75 т. 1); распоряжением администрации Неволинского сельсовета от 21.10.1997 г. N 48, из которого следует, что границы используемого К.Ю. земельного участка изменены за счет включения в его землепользование земель поселения л.д. 72 т. 1). При этом, поскольку с трех сторон земельный участок истца граничил с земельными участками, находящимися в пользовании физических лиц (Т.В.П.), а земли поселения располагались только с четвертой стороны, а именно перед домом истца, следует, что увеличение земельного участка истца могло произойти и произошло исключительно за счет участка земли перед его домом, который до октября 1997 г. входил в состав земель сельского поселения (т.е. участок, отмеченный на межевом плане точками н-8-н16 л.д. 22.1). Из пояснений допрошенных судом свидетелей следует, что участок перед домом истца используется исключительно им, других землепользователей не имеется. Позиция 3-го лица - администрации Неволинского сельского поселения - также сводится к тому, что участок перед домом истца выбыл из собственности поселения в связи с передачей в пользование истцу распоряжением N 48 от 21.10.1997 г.

Таким образом, позиция истца о том, что площадь земельного участка перед домом не подлежит включению в площадь земельного участка, на который ему выдано свидетельство о праве собственности (1 679 кв. м), противоречит установленным судом обстоятельствам. С учетом этого суд первой инстанции пришел к правильному выводу о несостоятельности доводов истца о самовольном захвате ответчицей части его земельного участка, в результате чего якобы произошло уменьшение площади его земельного участка на 370 кв. м. Доказательства в подтверждение довода о переносе ответчицей забора, установленного на смежной границе земельных участков, К.Ю. не представлено.

Таким образом, суд правильно отказал истцу в удовлетворении требований об определении местоположения границ земельного участка в границах межевого плана участка, выполненного ООО <...>.

Согласно ч. 1 и 2 ст. 69 ЗК РФ землеустройство проводится по инициативе уполномоченных исполнительных органов государственной власти, органов местного самоуправления, собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев или по решению суда.

В соответствии со ст. 4 указанного Кодекса основаниями проведения землеустройства являются: судебные решения.

Поскольку спор по смежной границе земельных участков истца и ответчика имеет место, суд правильно исходил из того, что его разрешению будет способствовать констатация того факта, что граница между этими участками должна проходить по существующему забору. При этом суд исходил из того, что указанная граница установлена и согласована прежними землепользователями, существует более 20 лет. Поскольку документально граница между смежными участками ранее никогда не фиксировалась, не закреплялась, что способствует возникновению споров между данными землепользователями, определение границы судебным решением будет отвечать интересам обоих землепользователей, т.к. каждый из них будет иметь возможность провести межевание своего земельного участка, имея отправной точкой установленную судом границу. Иным образом установить границу между смежными участками не представляется возможным в связи с приведенными выше обстоятельствами.

Доводами кассационной жалобы правильность выводов суда первой инстанции не опровергнута. Иных доводов кассационная жалоба истца не содержит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу К.Ю. на решение Кунгурского городского суда Пермского края от 17 мая 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь