Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 г. по делу N 33-5760

 

Чултаева С.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Елецких О.Б.

судей Треногиной Н.Г., Мезениной М.В. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе С. на решение Кунгурского городского суда Пермского края от 3 июня 2010 года, которым постановлено:

С. в удовлетворении исковых требований к ГУ УПФ РФ в г. Кунгуре и Кунгурском районе Пермского края о признании решения комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости от 14.04.2010 года незаконным, отмене решения, обязании включить в специальный трудовой стаж период работы с 26.08.1983 года по 14.021985 г., с 01.10.2001 г. по 02.07.2003 г., с 01.10.2007 г. по 01.10.2009 г., назначении досрочной трудовой пенсии по старости ранее установленного возраста с первоначальной даты обращения за назначением пенсии 12.04.2010 года - отказать.

Заслушав доклад судьи Н.Г.Треногиной, объяснения С., представителя ГУ УПФ РФ в г. Кунгуре и Кунгурском районе Пермского края - Б., проверив дело, судебная коллегия.

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к ГУ УПФ РФ в г. Кунгуре и Кунгурском районе Пермского края о признании решения Комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости незаконным; отмене решения; обязании включить в специальный трудовой стаж периоды своей работы: с 05.09.1981 г. по 25.08.1983 г., с 26.08.1983 г. по 14.02.1985 г., с 01.10.2001 г. по 02.07.2003 г., с 01.10.2007 г. по 01.10.2009 г., назначении пенсии с даты первоначального обращения - 12.04.2010 г.

Требования мотивировала тем, что решением комиссии ответчика от 14.04.2010 г. ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости из-за отсутствия 25 летнего специального педагогического стажа, ответчик ее специальный трудовой стаж определил как - 21 год 1 месяц 28 дней.

Полагает, что комиссия неправомерно исключила из специального трудового стажа вышеуказанные периоды, общей продолжительностью - 5 лет 5 месяцев 7 дней, с учетом которых на момент обращения за назначением пенсии к ответчику необходимый стаж "профессия" у нее имелся. Полагает, что работа на выборной должности в период с 26.08.1983 г. по 14.02.1985 г. подлежит включению в стаж, так как продолжительность данного периода на момент ее обращения в пенсионный орган составила менее 1/3 специального стажа, общая продолжительность специального трудового стажа составляет более 25 лет. Периоды с 26.08.1983 г. по 14.02.1985 г., 01.10.2001 г. по 02.07.2003 г., с 01.10.2007 г. по 01.10.2009 г. подлежат включению в специальный трудовой стаж, так как в это время она работала с детьми в возрасте до 18 лет, "профессия", отнесенную к школьной программе, что не было учтено при принятии решения пенсионным органом.

Определение суда от 03.06.2010 г. в связи с отказом истца от требований в части включения в специальный стаж периода работы с 05.09.1981 г. по 25.08.1983 г. в должности "профессия" Кунгурского ордена "Знак Почета" автотранспортного техникума истица отказалась, производство по делу в указанной части прекращено. В судебном заседании истица на удовлетворении требований настаивала. Представитель ответчика требования не признал. Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе С. просит решение отменить, приводя доводы аналогичные своей позиции в суде первой инстанции о неправильном исчислении ее специального стажа пенсионным органом, необоснованном исключении из специального стажа периода ее работы общей продолжительностью 5 лет 5 мес. 7 дней, наличии на момент обращения к ответчику права на назначение досрочной трудовой пенсии по основаниям п.п. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", При оценке ее пенсионных прав комиссия не рассматривала ее период работы с 26.08.1983 г. по 14.02.1985 г., решения по данному периоду принято не было, данный период, как и период с 05.09.1981 г. по 25.08.1983 г. в протоколе заседания комиссии не отражен. Сведений о характере работы в указанный период, помимо записей в трудовой книжке она не представляла, считая, что этих сведений достаточно для оценки данного периода комиссией.

Проверив законность решения суда первой инстанции по правилам ч. 1 ст. 361 ГПК РФ в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены решения не находит.

Согласно п.п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ от 17.12.2001 года "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Закона лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей не менее 25 лет, независимо от их возраста.

Согласно п.п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ от 17.12.2001 года "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Закона лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей не менее 25 лет, независимо от их возраста.

Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 года N 781 утверждены Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность..." и Правила исчисления периодов работы, дающих право на досрочное назначение пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом С. обратилась в Управление Пенсионного фонда РФ с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с "профессия" деятельностью.

Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан от 14 апреля 2010 года С. в назначении указанной пенсии было отказано в связи с отсутствием необходимого специального стажа, из которого был исключен период с 01.10.2000 г. по 01.07.2003 г. - работа в <...>, с 01.10.2007 г. по 31.07.2009 г. - в <...>; с 01.08.2009 г. по 30.09.2009 г. в <...>; на 14.04.2010 г. специальный стаж С. составляет 21 год 1 месяц 28 дней, при этом, основанием для исключения указанных периодов из специального трудового стажа явилось то, что в указанных учреждениях обучалось менее 50% детей в возрасте до 18 лет.

Установив данные обстоятельства, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований С. в части назначения ей досрочной трудовой пенсии по старости в связи с "профессия" деятельностью, поскольку право на указанную пенсию у С. на день обращения в УПФ с заявлением о назначении указанной пенсии.

Вывод суда первой инстанции по вопросу невключения в специальный трудовой стаж С. периодов ее работы с 01.10.2000 г. по 01.07.2003 г. (ФГУ СПО <...>), с 01.10.2007 г. по 31.07.2009 г. (ГОУ СПО <...>) с 01.08.2009 г. по 30.09.2009 г. (ГОУ СПО <...>) следует признать правильным, в должной степени мотивированным, основанным на правильном применении норм материального права, на анализе и соответствующей оценке представленных сторонами доказательств. Давая оценку доводам истицы относительно указанного спорного периода ее работы, суд правомерно исходил из того, что в соответствии с п. 14 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с п.п. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в РФ", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 года N 781 работа за период с 1 ноября 1999 года в должностях, указанных в списке, в вечерних (сменных) общеобразовательных школах, открытых (сменных) общеобразовательных школах, в центрах образования, в вечерних (сменных) профессиональных училищах и в образовательных учреждениях среднего профессионального образования (средних специальных учебных заведениях) засчитывается в стаж работы при условии обучения в указанных учреждениях не менее 50% детей в возрасте до 18 лет. Аналогичное положение было закреплено и в п. 6 Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с "профессия" в школах и других учреждениях для детей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 года N 1067.

Судом установлено, что за период работы С. в указанных учреждениях в оспариваемый период количество учащихся в учреждениях в возрасте до 18 лет составляло менее 50%, что подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе сведениями индивидуального (персонифицированного) учета, представленных работодателем (ст. 67 ГПК РФ). Суд обоснованно исходил из того, что, сам по себе факт осуществления истицей в юридически значимый период педагогической деятельности на полную ставку на очном отделении в группах, где возраст учащихся не превышал 18 лет в данном случае не порождает у истицы право на включение работы в специальный стаж, поскольку отсутствует условие - количественный состав учащихся в целом по образовательному учреждению в возрасте до 18 лет, который составлял менее 50%.

Доводы кассационной жалобы истицы о необоснованности вывода суда в этой части не могут быть приняты во внимание и не влекут отмену оспариваемого решения.

Исходя из правовых позиций, изложенных в определении Конституционного Суда РФ от 23.06.2005 года N 278-О, п. 14 названных выше Правил, предусматривая зачет в специальный стаж работы за период с 01.11.1999 года в определенных должностях в образовательных учреждениях среднего профессионального образования при условии обучения в них не менее 50% детей в возрасте до 18 лет, лишь конкретизирует механизм реализации закрепленного в ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" права на досрочное пенсионное обеспечение по старости, предоставленное законодателем только тем, чья педагогическая деятельность осуществляется в учреждениях для детей, то есть в учреждениях, основной контингент обучающихся в которых составляют лица в возрасте до 18 лет. Осуществляя подобное нормативное регулирование, Правительство РФ не вышло за пределы законодательных предписаний и не ввело какие-либо дополнительные условия, ограничивающие конституционное право педагогических работников образовательных учреждений среднего профессионального образования на социальное обеспечение по возрасту, а потому доводы кассационной жалобы о нарушении конституционных прав истицы являются ошибочными. Буквальное толкование п. 14 указанных выше Правил связывает исчисление стажа педагогической деятельности не с возрастной группой, обучаемой конкретным преподавателем, а с возрастом обучающихся в образовательном учреждении в целом.

Ссылка на необходимость индивидуального подхода при решении вопроса о назначении пенсии в данном случае, с учетом вышеизложенного, является несостоятельной.

Доводы жалобы о том, что ответчик не учел как специальный трудовой стаж истицы периоды ее деятельности с 05.09.1981 г. по 25.08.1983 г. несостоятелен, не основан на материалах дела, так как с момента первоначального обращения за назначением трудовой пенсии указанный период спорным не являлся и ответчиком был учтен при исчислении специального трудового стажа на 14.04.2010 г. в количестве 21 год. 1 мес. 28 дней, о чем свидетельствует и отказ истца от иска в указанной части.

Не являются основанием к отмене решения доводы о том, что ответчик не учел в качестве специального стажа период работы с 26.08.1983 г. по 14.02.1985 г. в Кунгурском ГК ВЛКСМ в связи с избранием секретарем комитета комсомола с правами райкома автотранспортного техникума.

Действительно, как установил суд, указанный период работы истицы включен в общий страховой стаж, вопрос о его включении в специальный стаж комиссией не рассматривался в связи с непредоставлением истицей документов, подтверждающих факт осуществления ею в указанный период "профессия", что сама С. в судебном заседании не отрицала, тем самым решения об отказе во включении указанного периода времени в специальный стаж ответчиком не принималось, возможность оценки данного периода работы в соответствии со ст. 18 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" не утрачена. Вместе с тем, данное обстоятельство, само по себе на выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения требований истицы в части назначения ей досрочной трудовой пенсии по старости в связи с "профессия" не является, поскольку, при наличии специального трудового стажа 21 г. 1 мес. 28 дней, право на указанную пенсию у С. не возникло ни на день обращения в УПФ с заявлением о назначении указанной пенсии, ни на день вынесения судом решения, оно не возникло бы и при включении в специальный стаж периода ее работы с 26.08.1983 г. по 14.02.1985 г. продолжительностью 1 год 5 мес. 19 дней, поскольку общая продолжительность специального стажа составляла бы менее 25 лет.

С учетом изложенного судебная коллегия считает доводы кассационной жалобы истца необоснованными. Указанные доводы направлены на иное, неправильное толкование норм материального права и оценку доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в полном соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене законного и обоснованного решения

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Кунгурского городского суда Пермского края от 3 июня 2010 года по доводам кассационной жалобы С. оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь