Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июля 2010 г. N 22-956/2010

 

Судья Минаева Е.Д.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - Плечиковой Н.Ф.,

судей - Степановой В.В., Татарникова С.А.,

при секретаре Я.,

рассмотрела в судебном заседании 7 июля 2010 года кассационные жалобы осужденных И.К., З.Д., З.Ю., а также адвоката Гуровой Н.А. в защиту осужденного И.К., адвоката Хабарова Д.В. в защиту осужденного З.Д., адвоката Волковой Р.Н. в защиту осужденного З.Ю. на приговор Лужского городского суда Ленинградской области от 8 апреля 2010 года, которым

З.Д., <...>, не судимый, <...>,

осужден к лишению свободы по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) сроком на 7 лет в исправительной колонии строгого режима;

срок отбывания наказания З.Д. исчислен с 8 апреля 2010 года.

Зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей в период с 13 мая 2008 года по 28 декабря 2008 года.

З.Ю., <...>, не судимый, <...>,

осужден к лишению свободы по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) сроком на 7 лет в исправительной колонии строгого режима;

срок отбывания наказания З.Ю. исчислен с 8 апреля 2010 года.

Зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей в период с 13 мая 2008 года по 13 июля 2008 года.

И.К., <...>, ранее не судимый, <...>,

осужден к лишению свободы по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) сроком на 7 лет в исправительной колонии строгого режима;

срок отбывания наказания И.К. исчислен с 8 апреля 2010 года.

Зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей в период с 12 мая 2008 года по 17 мая 2008 года.

Этим же приговором осужден А. по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) сроком на 5 лет и по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ сроком на 2 года без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы сроком на 5 лет 6 месяцев.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний по приговору Лужского городского суда Ленинградской области от 8 апреля 2010 года и по приговору Лужского городского суда от 16 июня 2008 года окончательно назначено А. наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационные жалобы в отношении А. не принесены.

Приговором суда А., З.Ю., З.Д. и И.К. признаны виновными в причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, при следующих обстоятельствах: 2 января 2008 года, около 23 часов 30 минут, А., З.Ю., З.Д. и И.К., каждый в состоянии алкогольного опьянения, находясь у дома N 1, на проезжей части улицы Свободы в г. Луга Ленинградской области, в ходе внезапно возникшей ссоры с находившимся там же К.С., умышленно с целью причинения тяжкого вреда здоровью, совместно нанесли со значительной силой множество ударов руками, обутыми ногами по голове, лицу, телу и конечностям потерпевшего, причинив К.С. телесные повреждения, относящиеся к тяжкому вреду здоровью, по признаку опасности для жизни, в результате которых наступила смерть потерпевшего на месте происшествия.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Татарникова С.А., выслушав мнения осужденных И.К., З.Д., З.Ю., а также адвокатов Гуровой Н.А., Клишина С.П., Хабарова Д.В., В.Р., поддержавших кассационные жалобы, адвоката Игнашевой М.В., просившей не ухудшать положения ее подзащитного А., мнение прокурора Федорова И.Г., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их защитников без удовлетворения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационных жалобах осужденный И.К. считает приговор незаконным, необоснованным и просит его отменить, так как он не совершал данного преступления. По мнению осужденного, суд, ссылаясь в приговоре на показания осужденного А., как на доказательство его виновности не учел, что показания последнего носили противоречивый характер, однако данное обстоятельство не нашло своего отражения в приговоре. Обосновывая свой вывод о недостоверности показаний А., И.К., ссылается на то, что А. предупреждал их о том, чтобы они никому не рассказывали о том, что он избил мужчину, а если они расскажут, то вместе будут нести ответственность. Свидетель В.А. также в своих показаниях подтверждает факт того, что А. просил ее дать показания о том, что они все избивали потерпевшего. Его невиновность также подтверждается тем, что кровь на одежде и обуви была обнаружена только у А. Допрошенный в суде эксперт Г. также не мог сказать, сколько человек принимало участие в избиении потерпевшего.

Адвокат Гурова Н.А. также считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене, поскольку виновность И.К. в совершении преступления не доказана. В обоснование защитник указывает, что суд необоснованно пришел к выводу о достоверности показаний осужденного А., а также принял как достоверные показания свидетелей В.А., Ш. и П., объяснив неточности в них, как несущественные, вместе с тем посчитав ложными показания свидетелей: З.Т., З.Н., И.Л., Б.Е., Л., при этом, не объяснив причину подобной оценки.

Считает, что позиция И.К., изложенная в показаниях, в которых он признавал вину, была ему навязана, в связи с чем, он через несколько часов отказался от своих первоначальных показаний и показал, что не принимал участия в совершении преступления, а первичные показания дал взамен обещания не избирать ему заключение под стражу. Данное обстоятельство подтверждается также схемой, которую И.К. составил собственноручно. Также, по мнению защитника, судом не дана оценка тому, что в заключении комиссии судебно-медицинских экспертов N 468 от 28 октября 2008 года указано, что повреждения у потерпевшего К.С. могли образоваться при обстоятельствах изложенных подсудимыми З-ко и И.К. в показаниях, где они признают свою вину и не могли при обстоятельствах изложенных А. в своих показаниях от 18 августа 2008 года, однако в суде судебно-медицинский эксперт Г. показал, что на основании телесных повреждений у К.С. сделать вывод о том, сколько человек принимало участие в его избиении невозможно.

Также, по мнению защитника, данный приговор постановлен с нарушениями уголовно-процессуального закона. Так при описании преступного деяния не конкретизированы действия осужденного И.К., выводы суда носят предположительный характер, не основаны на исследованных материалах дела, не дана оценка ряду доказательств, исследованных в судебном заседании. Полагает, что суд, признав наличие смягчающих наказание обстоятельств И.К., пришел к неправильному выводу о необходимости его исправления в условиях изоляции от общества, то есть, назначив ему несправедливое чрезмерно суровое наказание.

В кассационной жалобе З.Д. не согласен с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным, указывает, что суд неправильно оценил показания А., который на следствии показал, что оговорил его, брата и И.К., не учел, что кровь на одежде и обуви была обнаружена только у А., а доказательств того, что потерпевшего К.С. избивала группа людей, суду представлено не было, при этом допрошенный в суде эксперт Г., также пояснил, что не может сказать, сколько человек принимали участие в избиении потерпевшего. Суд не учел того, что А. на следующий день, рассказав им об избиении, предупреждал их, чтобы они никому ничего не рассказывали. Просит приговор отменить, а его оправдать.

В кассационной жалобе адвокат Хабаров К.П. считает приговор незаконным, необоснованным. Указывает, что при рассмотрении дела суд не дал оценку нарушениям прав подозреваемых и обвиняемых на защиту в ходе предварительного следствия, а в ходе судебного разбирательства осужденные З.Д., З.Ю., И.К. были лишены возможности защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами, поскольку судом было отказано в ряде ходатайств заявленных с целью проверки показаний подсудимого А. об участии в совершении преступления братьев З-ко и И.К. Исследованные в суде доказательства оценены судом не объективно, в пользу обвинения.

Считает, что суд не учел того, что показания А. от 20 мая 2008 года, о месте избиения потерпевшего, не совпадают с местом нахождения трупа К.С. указанным на схеме, приложенной к протоколу осмотра места совершения преступления, что подтверждается показаниями потерпевших К.С. и И.О. Отмечает, что судом не дана оценка тому факту, что испачканы кровью, были только кроссовки А., что, по мнению защитника, свидетельствует о том, что он один совершил указанное преступление.

Указывает, что суд не дал оценки тому обстоятельству, что А. в этот же вечер совершил преступление в отношении И.О., на что им было затрачено определенное время, что, по мнению защитника, свидетельствует о том, что в своих первоначальных показаниях А. оговорил братьев З-ко и И.К., и напротив его показания от 15 и 18 августа 2008 года, о том, что он один избил К.С., подтверждаются показаниями потерпевших и свидетелей.

Считает, что суд, отказав в удовлетворении ходатайств защиты о приобщении к материалам дела заключения специалиста в области судебной медицины Б.А., о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы, нарушил права подсудимых на защиту.

Защитник полагает, что при проведении судебно-медицинской экспертизы эксперты вышли за пределы своей компетенции о действии газового баллончика, поскольку исследование баллончика изъятого с места происшествия в ходе предварительного следствия, не проводилось, однако указанным обстоятельствам, суд также не дал оценки в приговоре.

Указанные обстоятельства, по мнению адвоката, свидетельствуют о том, что выводы комиссионной судебно-медицинской экспертизы в части действия на подсудимого А. баллончика, имевшегося у потерпевшего К.С., являются необъективными, поскольку основаны на недостоверных данных, полученных экспертами за пределами их компетенции. Эти же обстоятельства, по мнению автора жалобы, подтверждают показания А. от 15 и 18 августа 2008 года и в свою очередь свидетельствуют о том, что показания А. в ходе предварительного следствия являются непоследовательными и противоречивыми.

Защитник отмечает, что приведенные в приговоре доводы о том, что А. изменил свои показания от 15 и 18 августа 2008 года, после того, как получил записку с угрозами в свой адрес, несостоятельны, поскольку никакими объективными данными не подтверждаются. Считает, что ссылка в приговоре на показания свидетелей В.А., П. и Ш., сделана без учета того, что никто из перечисленных свидетелей не был очевидцем происшедшего. В.А. и П. являются заинтересованными лицами по данному делу, показания В.А. противоречивы. Отмечает, что ссылаясь на показания Ш. в суде, суд искажает данные показания. Указывает, что суд не дал правильной правовой оценки показаниям З.Д., З.Ю., И.К. в ходе предварительного следствия, поскольку они получены следователем с нарушением УПК РФ, путем оказания морального давления на осужденных.

Суд не дал правильной правовой оценки действиям сотрудников следствия, допустивших подтасовку доказательств по данному делу, в связи с чем, приговор подлежит отмене ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

В кассационной жалобе осужденный З.Ю. считает приговор незаконным и необоснованным, ссылаясь на то, что суд неправильно оценил показания А., который на следствии показал, что оговорил его, брата и И.К., однако судом данные показания были отвергнуты как недостоверные. Также суд не учел, что кровь на одежде и обуви была обнаружена только у А., при этом в приговоре указано, что выводы судебно-медицинской экспертизы подтверждают показания А. об избиении потерпевшего К.С. группой лиц, однако в заключении экспертов подобных выводов не содержится, напротив допрошенный в суде эксперт Г., прямо опроверг данное утверждение. Также, по мнению осужденного, судом в нарушение принципов справедливости и законности было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств защиты, направленных на подтверждение его невиновности. Считает, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства было представлено достаточно данных, характеризующих его личность и свидетельствующих о том, что он не мог совершить подобного жестокого преступления против личности, однако данные обстоятельства судом оценены не были. Просит приговор отменить, а его оправдать.

В кассационной жалобе адвокат Волкова Р.Н. считает приговор незаконным, необоснованным, постановленным с грубыми нарушениями принципов уголовного судопроизводства, прав подсудимого на защиту и на справедливое судебное разбирательство. По мнению защитника, суд необоснованно положил в обоснование виновности З.Ю. противоречивые показания А., а также показания И.К., изложенные в протоколе очной ставки, поскольку А. является лицом ранее судимым, совершавшим корыстные преступления, несмотря на свое несовершеннолетие ведущим устойчивый асоциальный образ жизни, скрывавшимся от следствия по настоящему делу, находившимся в розыске, а И.К., допрошенный на стадии предварительного следствия, показал, что попав в условия изоляции Лужского ГОВД, был напуган, растерян, поскольку ему были разъяснены перспективы ареста адвокатом Герасимовым и следователем, в связи с чем, он оговорил братьев З-ко.

Указывает, что в приговоре приведены показания, не свидетельствующие о виновности З.Ю., а некоторые свидетельские показания, в частности Ш., В.А. приведены неточно. Ряд свидетельских показаний подтверждают виновность А. в причинении телесных повреждений потерпевшему, а совокупность доказательств в виде свидетельских показаний, устанавливающих вину З.Ю. в совершении особо тяжкого преступления, отсутствует.

Считает, что стороной защиты был заявлен ряд ходатайств относительно качества проведенных судебно-медицинских исследований на предмет установления причины, времени, способа причинения телесных повреждений, однако данные ходатайства, по мнению автора жалобы, были необоснованно оставлены судом без удовлетворения.

Полагает, что суд грубо нарушил право на защиту всех подсудимых, вышел за пределы своих полномочий, нарушив принцип справедливого судебного разбирательства, оставив без рассмотрения ходатайство о приобщении к материалам дела заключения специалиста и самостоятельно сформулировав вывод заключения комиссии судебно-медицинских экспертов об образовании повреждений на трупе потерпевшего К.С. от совместных действий А., братьев З-ко и И.К., и невозможности их образования от действий одного А.

Также адвокат указывает на многочисленные нарушения, допущенные при составлении протокола осмотра места происшествия, в связи с чем, стороной защиты были заявлены ходатайства, направленные на установление обстоятельств дела, которые суд необоснованно отклонил, чем нарушил права защиты. Просит признать недопустимыми доказательствами указанный протокол осмотра места происшествия, а также протокол осмотра вещественных доказательств - газового баллончика.

В целом, по мнению автора жалобы, отвергая обстоятельства, явно свидетельствующие в пользу невиновности З.Ю., судом были допущены грубые нарушения уголовно-процессуального закона, Конституции Российской Федерации, а также положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Просит приговор суда отменить, а З.Ю. оправдать.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшая К.Р. считает приговор законным и обоснованным, а назначенное наказание справедливым.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Васильев Р.М. считает приговор законным, обоснованным и справедливым, просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных И.К., З.Д., З.Ю., а также адвокатов Гуровой Н.А., Хабарова Д.В., Волковой Р.Н. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и поданного на нее возражения, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности З.Д., З.Ю., И.К. в совершении указанного преступления являются правильными, основанными на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, анализ и оценка которых изложены в приговоре.

Судом правильно установлено, что виновность З.Д., З.Ю., И.К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ подтверждается показаниями А. о том, что 2 января 2008 года вечером, он вместе с братьями З-ко и И.К. находился на ул. Киевской в г. Луга Ленинградской области, где он открыто похитил у женщины (потерпевшей И.О.) мобильный телефон и деньги в сумме 250 рублей, после чего пошел в сторону тоннеля за З.Д., З.Ю. и И.К. При этом А. пояснил, что во время хищения имущества И.О. на нем была надета шапка-маска с прорезями для глаз и рта. Когда он уже почти догнал братьев З-ко и И.К., которые шли по ул. Свободы, он встретил потерпевшего К.С., который увидев его в маске, остановился и стал смотреть, провожая его взглядом. Он, А. подошел к нему ближе, на что К.С. применил газовый баллончик, брызнув ему в лицо. У него сильно зажгло глаза, он присел, снял маску и стал тереть глаза. Затем он услышал нецензурную брань, звуки ударов и увидел как братья З-ко и И.К. избивают потерпевшего К.С., нанося последнему удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе и по голове. Он присоединился к ним и также стал наносить удары руками и ногами по голове и телу потерпевшего, который лежал на спине и закрывал лицо руками. После нанесенных ударов лицо и голова К.С. были в крови. Когда они закончили избиение К.С., он вытащил у последнего из кармана куртки мобильный телефон и банковскую карту. К.С. на тот момент уже не шевелился. Похищенное затем показал остальным соучастникам избиения, при этом З.Д., посмотрев телефон потерпевшего, сказал, что он его у него купит. О случившемся он рассказал своей знакомой В.А.

Вопреки доводам кассационных жалоб, суд обоснованно пришел к выводу о том, что показания А. об обстоятельствах совершения преступления в отношении К.С. на предварительном следствии и в суде, не содержат существенных противоречий, последовательны, категоричны, подтверждаются протоколами проверки показаний на месте, следственного эксперимента и совокупностью других представленных и исследованных судом доказательств, в том числе показаниями И.К., З.Д. и З.Ю., где они признают свою причастность к совершению преступления, а также показаниями свидетелей В.А., П., Ш.

Так, допрошенный в качестве подозреваемого И.К. показал, что 2 января 2008 года около 23 - 24 часов они с братьями З-ко и А., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находились на ул. Свободы в г. Луга. Около тоннеля встретили ранее незнакомого потерпевшего К.С. А. остановился, а он с братьями З-ко отошел на какое-то расстояние и услышал, как А. ругается с К.С., который вытянул в сторону А. руку и он услышал звук похожий на распыление газа, после чего, А. начал тереть глаза и присел на корточки. Он понял, что К.С. применил в отношении А. баллончик с газом, а затем стал убегать. Видел, как братья З-ко догнали потерпевшего, который упал, а они начали бить его ногами со стороны головы, как по мячу. Подбежав к ним, он увидел, что К.С. лежит, скрестив руки, закрывая ими голову. Он также нанес не менее четырех ударов по туловищу потерпевшего. Затем к ним присоединился А., который стал наносить К.С. удары ногами по голове, не менее двух раз прыгал на голову К.С. Избиение потерпевшего продолжалось около 5 минут, после чего они разошлись. На следующий день, находясь дома у З-ко, он узнал от А., что тот похитил у потерпевшего телефон и флеш-карту, которые позднее продали А. и З.Ю.

Допрошенный в качестве подозреваемого З.Д. показал, что 2 января 2008 года около 23 часов он, З.Ю., И.К. и А. шли по ул. Свободы в сторону тоннеля, где встретили ранее не знакомого К.С. Пройдя примерно метров 10, он обернулся и увидел, как А., выражаясь нецензурной бранью, подходит к потерпевшему, который в ответ вытянул в сторону А. руку. Затем он услышал звук похожий на распыление газа и увидел, как А. схватился за лицо. В этот момент А. находился в маске. К.С. побежал в сторону ул. Гагарина, а он, З.Ю. и И.К. побежали за ним. Он первый догнал К.С., толкнул его в спину, отчего последний упал и они начали его бить ногами по туловищу. Он нанес не менее двух ударов, но по голове не бил. Во время избиения К.С. пытался закрыть голову руками. Затем к ним присоединился А., который стал наносить потерпевшему удары ногами по голове и туловищу, при этом три или четыре раза прыгал на голову К.С. Они наблюдали за происходящим со стороны, а затем разошлись по домам. Примерно через 20 - 30 минут к ним домой пришел А. Дверь ему открывал З.Ю., затем вышла его сестра З.Н. на вопрос которой А. пояснил, что кроссовки у него в крови, так как он подрался с О. Когда они вышли на улицу А. ему и его брату показал мобильный телефон. Затем он по просьбе А. пошел к его девушке, В.А., которой рассказал, что они избили мужчину. На следующий день А. у него дома взял брюки, чтобы переодеться и предупредил присутствующих З.Ю., И.К. и В.А., чтобы молчали про избиение мужчины, иначе он всех потащит за собой. У брата, З.Ю., он видел флеш-карту, которую со слов брата ему дал А. Примерно через два дня он встретил А. и тот пояснил ему, что похитил у избитого мужчины мобильный телефон и банковскую карту.

В ходе проведения очной ставки между И.К. и З.Ю. последний показал, что 2 января 2008 года он, З.Д., И.К. и А., у которого на лице была надета маска, находясь в состоянии алкогольного опьянения, встретили ранее не знакомого К.С. Между К.С. и А. возник конфликт, в ходе которого он увидел, как потерпевший вытянул в сторону А. руку, затем он услышал звук, похожий на распыление газа, и А. схватился за лицо, а К.С. стал убегать в сторону ул. Гагарина. Действия К.С. их разозлили, и они побежали за ним. З.Д. догнал потерпевшего, толкнул его руками в спину, отчего последний упал. Подбежав к потерпевшему, он, З.Ю., нанес К.С. не менее 3 ударов ногой по туловищу, И.К. также нанес несколько ударов ногой по туловищу. Затем подбежал А. и не менее двух раз прыгнул на голову К.С. Они за его действиями наблюдали со стороны. Затем разошлись по домам. Примерно минут через 15 - 20 к нему домой пришел А., они разговаривали во дворе дома, к ним вышла его сестра З.Н. На ее вопрос, почему на его кроссовках кровь, А. ответил, что подрался с О. Ему А. показал мобильный телефон, который он забрал у избитого мужчины. На следующий день А. показал ему флеш-карту, которую он также похитил у К.С.

Суд обоснованно признал приведенные показания З.Д., З.Ю. и И.К. как достоверные, поскольку они были даны всеми перечисленными лицами в присутствии защитников. Им были разъяснены их права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Они были предупреждены, что при согласии дать показания, они могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при последующем отказе от этих показаний. Каких-либо заявлений и замечаний от допрашиваемых лиц и их защитников, не поступало. Показания З.Д., З.Ю. и И.К., в которых они подтверждают свое участие в совершении преступления в отношении К.С., подробны, отражают детали, которые могли быть известны только участнику событий, в связи с чем, проанализировав изложенные факты, суд правильно пришел к выводу об их достоверности, опровергнув версию защиты о том, что данные показания были "навязаны" допрашиваемым, иными лицами.

Судом тщательно проверялись доводы осужденных З.Д., З.Ю. и И.К. и их защитников о непричастности к совершению преступления в отношении К.С., но не нашли своего подтверждения и обоснованно отвергнуты, как не соответствующие фактически установленным обстоятельствам дела.

Суд проверил доводы кассационных жалоб, о незаконном воздействии на осужденных З.Д., З.Ю. и И.К. во время предварительного следствия с целью дачи ими показаний о совершении преступления в отношении К.С., и обоснованно пришел к выводу о том, что исследованными доказательствами они не подтверждаются. Каких-либо данных о том, что на И.К. либо З.Д. и З.Ю., было оказано давление, суду также представлено не было.

Приведенные показания З.Д., З.Ю. и И.К. согласуются с другими доказательствами по делу, в частности показаниями свидетелей В.А., Ш. и П. и заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Так, из показаний свидетеля В.А. следует, что 2 января 2008 года после 23 часов к ней домой пришли А. и З.Д., от которых пахло алкоголем. Она, увидев кровь на кроссовках и джинсах А., спросила, что случилось, на что они ответили, что вместе с братом З.Д. - З.Ю. и их общим другом И.К. они недавно избили мужчину возле пешеходного тоннеля в г. Луге. А. показал ей телефон, пояснив, что похитил его у избитого мужчины, при этом рассказал, что 2 января они вчетвером он, З.Д., его брат З.Ю. и И.К., стояли возле пешеходного тоннеля, где увидели мужчину, который шел в состоянии алкогольного опьянения. Они спросили у мужчины время и увидели мобильный телефон, который решили забрать. Далее А. пояснил, что они вчетвером избили данного мужчину. Удары наносили руками и ногами. У нее в квартире А. стал отмывать кроссовки от крови. Затем З.Д. ушел, а А. остался у нее. После того, как ушел З.Д., пришел Ш., и А. рассказал ему о том, что они избили мужчину возле тоннеля. Далее, когда они втроем ходили в магазин за пивом А. ей с Ш. показал место, где они избили мужчину на перекрестке ул. Свободы и Гагарина ближе к тоннелю. Затем она увидела, как к данному месту подъезжает машина, как ей показалось милицейская, и они ушли. 3 января 2008 года утром она вместе с А. ходила домой к братьям З-ко, где находился И.К. и при ней А. сказал присутствующим, что если милиция будет спрашивать про избиение мужчины, чтобы они говорили, что ничего не знают, при этом З.Д., З.Ю., И.К. и А. не отрицали, что все вместе избили мужчину у пешеходного перехода. Также в ее присутствии они обсуждали, что делать с телефоном, который забрали у мужчины. В конечном итоге решили, что телефон нужно продать, и она оказала А. помощь в его продаже.

Свидетель Ш. показал, что в ночь со 2 на 3 января 2008 года около 1 часа позвонил В.А., так как хотел зайти к ней в гости. Она ему сообщила, что у нее находятся А. и З.Д. по прозвищу "Димедрол". Он знает, что у З.Д. есть брат по прозвищу "Уксус", часто употребляющий спиртные напитки. Придя домой к В.А., он познакомился с А. и пока сидел на кухне, слышал, как в комнате А. рассказывал В.А., что перед этим он с кем-то избил мужчину. Видел на кроссовках А. пятна похожие на кровь. Затем они втроем ходили в магазин за пивом, и на обратном пути на ул. Гагарина, А., указывая в сторону тоннеля, сказал, что в этом месте они избили мужчину. В данном месте недалеко от перекрестка в сторону пешеходного тоннеля, он увидел машины "скорой" помощи и милиции. В ту же ночь он видел у А. мобильный телефон, к которому тот пытался подобрать пин-код, но у него ничего не получалось.

Допрошенная в качестве свидетеля законный представитель А. - П., показала, что об избиении сыном, братьями З-ко и И.К. потерпевшего К.С. ей стало известно со слов В.А., с которой ее сын поддерживал близкие отношения. Ей также стало известно от сына, что в изолятор ему приходила записка с угрозой и требованием изменить показания, после чего он стал говорить, что избивал К.С. один.

Суд обоснованно признал достоверными показания свидетелей В.А., Ш. и П., указав, что они были последовательными на протяжении предварительного и судебного следствия и подтверждаются совокупностью исследованных доказательств, правильно указав, что незначительные неточности и противоречия в показаниях свидетелей В.А. и Ш. не свидетельствуют о ложности показаний указанных свидетелей, поскольку являются несущественными и связаны с особенностями человеческой памяти и индивидуальными особенностями восприятия и оценки значимости тех или иных событий. При этом в судебном заседании были оглашены показания указанных лиц, данные ими на предварительном следствии, и они подтвердили их правильность.

Судом не установлено оснований у осужденного А. и указанных свидетелей к оговору братьев З-ко и И.К., не усматривается таковых и судебной коллегией.

Судом также были исследованы показания свидетелей З.Т., З.Н., И.Л., Б.Е., Л., им в приговоре дана правильная оценка.

Суд обоснованно сослался в приговоре на заключения судебно-медицинских экспертов, как на доказательства, свидетельствующие о виновности З.Д., З.Ю. и И.К. в совершении преступления в отношении К.С. Так, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N 30 от 19 февраля 2008 года, смерть К.С. наступила от комплекса повреждений в области головы, а именно от открытой черепно-мозговой травмы в виде переломов костей свода, основания черепа, костей лицевого скелета, кровоизлияния под твердую, мягкую мозговые оболочки, в желудочки головного мозга, ушиба головного мозга. Смерть наступила через короткий промежуток времени после причинения К.С. повреждений. Из заключения комиссии судебно-медицинских экспертов N 468К от 26 октября 2008 года при исследовании трупа К.С. у него была обнаружена сочетанная тупая травма тела, выразившаяся: в открытой черепно-мозговой травме (открытый перелом костей свода и основания черепа, ушиб головного мозга, кровоизлияния под твердую и мягкую мозговые оболочки, в желудочки головного мозга). Морфологические признаки вышеуказанных повреждений, указывают на то, что они возникли прижизненно, незадолго до момента наступления смерти в промежуток, исчисляемый единичными минутами, одно за другим, в короткий промежуток времени. Локализация повреждений, обнаруженных на трупе К.С., может свидетельствовать о том, что основную массу повреждений К.С. получил в положении лежа на задней поверхности тела.

Из заключения комиссии судебно-медицинских экспертов следует, что обнаруженные на трупе К.С. повреждения могли образоваться при обстоятельствах, изложенных А., И.К., З.Д. и З.Ю. в протоколах допросов и следственных действий от 13 мая 2008 года, 14 мая 2008 года, 15 мая 2008 года, 16 мая 2008 года и не могли образоваться при обстоятельствах, изложенных в протоколе допроса А. от 18 августа 2008 года (невозможность в течение короткого времени ориентироваться в пространстве А. после воздействия смеси раздражающих компонентов газового баллончика "Коктейль Молотова", расположение повреждений на передней, правой и левой боковой поверхности головы потерпевшего).

Таким образом, суд правильно изложил в приговоре вывод комиссии судебно-медицинских экспертов, указав, что обнаруженные на трупе К.С. повреждения на передней, правой и левой боковой поверхности головы могли образоваться от совместных действий А., И.К., З.Д., З.Ю. и не могли образоваться от действий одного А., а доводы кассационных жалоб о том, что суд вышел за пределы своих полномочий и самостоятельно сформулировал приведенный вывод, противоречит материалам дела.

Также вопреки доводам кассационных жалоб суд надлежащим образом исследовал показания А. от 18 августа 2008 года о том, что он один избивал К.С., и дал им правильную оценку в приговоре, оценив их как недостоверные, поскольку они полностью опровергаются другими исследованными доказательствами, в том числе показаниями свидетеля П., о том, что А., в изолятор приходила записка с угрозами и требованиями изменить показания, после чего он показал, что один избивал К.С.

Признав достоверными и допустимыми доказательствами заключения судебно-медицинских экспертиз, суд правильно указал, что все они проведены в полном соответствии с требованиями ст. ст. 195, 196, 198, 199, 200 УПК РФ. Все эксперты являются высококвалифицированными специалистами, им были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, а также они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Таким образом, все требования уголовно-процессуального закона, предъявляемые к лицу, наделенному правом проведения судебных экспертиз, были соблюдены.

Факт отсутствия у ГУЗ Бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета по здравоохранению Ленинградской области лицензии на право осуществления работ и услуг по судебно-медицинской экспертизе трупов не влияет на достоверность выводов экспертов, изложенных в заключениях N 30 от 19 февраля 2008 года, N 468/К от 25 октября 2008 года.

Вопреки доводам кассационных жалоб, суд исследовал то обстоятельство, что согласно показаниям свидетелей и осужденных следы крови были только на кроссовках А., и отсутствовали на одежде осужденных братьев З-ко и И.К., и дал ему в приговоре надлежащую оценку.

Судом тщательно проверялись доводы защиты о недопустимости таких доказательств как протокол осмотра места происшествия и заключения судебно-медицинских экспертиз, и они обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, с изложением мотивов принятого судом решения, не согласиться с которым у судебной коллегии оснований не имеется.

Так в судебном заседании были допрошены лица, участвующие при проведении осмотра места происшествия, а также следователь И.А. и судебно-медицинские эксперты. Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях перечисленных лиц, чему дана правильная оценка в приговоре.

Суд пришел к правильному выводу, что схема, выполненная следователем И.А. в период предварительного следствия, не влияет на достоверность сведений, содержащихся в протоколе осмотра места происшествия и трупа от 3 января 2008 года, а сами сведения, зафиксированные в данном протоколе, достаточны для вывода о месте, времени, способе совершения преступления, при этом суд обоснованно указал, что несоответствие цвета газового баллончика, изъятого с места происшествия 3 января 2008 года, и цвета газового баллончика, осмотренного в судебном заседании, не является основанием для признания протокола осмотра места происшествия и трупа недопустимым доказательством.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что осмотр места происшествия и трупа был проведен с соблюдением условий и порядка, предусмотренных ст. ст. 176 и 177 УПК РФ, сам протокол составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 166, 167 УПК РФ и является допустимым доказательством.

Доводы кассационных жалоб о том, что судом необоснованно было отказано стороне защиты в ряде ходатайств, направленных на установление фактических обстоятельств дела, чем было нарушено право осужденных на защиту, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку ходатайства, заявленные стороной защиты, были рассмотрены судом в соответствии с уголовно-процессуальным законом и по ним приняты мотивированные решения.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает необходимым отметить, что оставив без рассмотрения ходатайство адвоката Волковой Р.Н. о приобщении к материалам дела заключения специалиста Б.А., судом были нарушены требования ст. 271 УПК РФ, однако данное нарушение, по мнению судебной коллегии, не повлияло на правильные выводы суда о виновности осужденных в совершении данного преступления, поскольку указанный специалист был допрошен в судебном заседании и суд дал его показаниям надлежащую оценку, таким образом, права осужденных на защиту, нарушены не были.

Доводы кассационной жалобы о том, что приговор в отношении братьев З-ко и И.К. не соответствует требованиям ст. 302 УПК РФ, а также не отвечает требованиям, изложенным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 года) судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку в данном приговоре проведен всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом были подвержены тщательному анализу, как доказательства, уличающие осужденных, так и свидетельствующие об их непричастности к совершению преступления. Показания осужденных, данные в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, были судом тщательно проверены, выяснены причины изменения показаний указанными лицами и дана соответствующая оценка в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного З.Д., З.Ю. и И.К. преступления, прийти к правильному выводу о виновности осужденных в совершении этого преступления, а также о квалификации их действий по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ), как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

При назначении наказания З.Д., З.Ю. и И.К., судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все смягчающие и другие обстоятельства дела, которые получили правильную оценку суда.

Так суд признал, как смягчающие наказание обстоятельства, совершение преступления впервые и молодой возраст осужденных, а в отношении осужденных З.Ю. и И.К. состояние здоровья.

Судом учтено, что З.Д. и З.Ю. имеют постоянное место работы и жительства, где положительно характеризуются, а также то, что у осужденных умер отец. И.К. также имеет постоянное место жительства и учебы, где положительно характеризуется.

Решение о необходимости назначения З.Д., З.Ю. и И.К. наказания в виде лишения свободы, судом мотивировано. Оснований для применения ст. 64 УК РФ судом и судебной коллегией, не установлено.

Наказание за совершенное преступление З.Д., З.Ю. и И.К. назначено в пределах санкции предусмотренной законом за содеянное, в соответствии с требованиями закона, является справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении данного дела, влекущих отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Лужского городского суда Ленинградской области от 8 апреля 2010 года в отношении И.К., З.Д., З.Ю. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных И.К., З.Д., З.Ю., а также адвокатов Гуровой Н.А., Хабарова Д.В., Волковой Р.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь