Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июля 2010 г. по делу N 33-2143

 

Судья: Шабалина Л.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Анисимовой В.И.,

судей Смирновой Т.В., Кричкер Е.В.,

при секретаре П.К.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 7 июля 2010 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) по <...> Удмуртской Республики (межрайонного) на решение Воткинского городского суда УР от 15 апреля 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования Б.Л.М. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) по <...> Удмуртской Республики (межрайонному) о признании незаконным отказа в уточнении пенсионного капитала и взыскании страховой части пенсии удовлетворить.

Отказ Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) по <...> Удмуртской Республики (межрайонного) в уточнении пенсионного капитала N <...> от 20 ноября 2008 года признать незаконным.

Пенсионный фонд Российской Федерации (государственное учреждение) по <...> Удмуртской Республики (межрайонное) обязать произвести перерасчет размера пенсии с применением повышенного отношения заработков в размере 1,7 с 1 января 2002 года по 31 июня 2008 года, с применением стажевого коэффициента 0,73 и выплатить недополученные денежные средства - недополученную страховую часть пенсии в пользу Б.Л.М.

Взыскать с Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) по <...> Удмуртской Республики (межрайонного) госпошлину в сумме 3 437 руб. 65 коп. (три тысячи четыреста тридцать семь рублей 65 копеек) в доход бюджета МО "Город Воткинск".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Кричкер Е.В., объяснения представителя Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) по <...> Удмуртской Республики (межрайонного) С.А.В., действующего на основании доверенности N <...> от 11 января 2010 года сроком по 31 декабря 2010 года, поддержавшего доводы кассационной жалобы; объяснения представителя Б.Л.М. - М.Е.В., действующей на основании доверенности от 17 июня 2009 года сроком на три года, полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Судебная коллегия

 

установила:

 

Истец Б.Л.М. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) по <...> Удмуртской Республики (межрайонному) (далее по тексту - УПФР по г. Воткинску, Воткинскому и Шарканскому р-нам, ответчик) о признании незаконным отказа в уточнении пенсионного капитала и взыскании страховой части пенсии. В обоснование иска указала, что с 2000 года является получателем пенсии по основаниям, предусмотренным ст. 12 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РФ". На дату назначения пенсии работала в ООО <...>, где продолжает трудиться и в настоящее время. В июне 2008 года ей стало известно о том, что при оценке ее пенсионных прав по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации в расчетный пенсионный капитал ошибочно отношение ее среднемесячного заработка к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации было учтено в размере 1,2 вместо повышенного 1,7, как лицу, проживающему в районах Крайнего Севера (с учетом районного коэффициента, начисляемого к заработной плате 1,8). В декабре 2008 года истец получила от ответчика письмо от 20 ноября 2008 года за N <...>, которым в уточнении пенсионного капитала по состоянию на 1 января 2002 года ей было отказано. Истец считает данный отказ неправомерным, поскольку с 1 ноября 2000 года и по настоящее время она работает в ООО <...>, расположенном в г. <...>, к ее заработной плате установлен районный коэффициент 1,8. За все время работы работодатель представляет ответчику сведения о заработной плате истца, а также о суммах страховых взносов, перечисляемых на страховую часть пенсии. Истец полагает, что при наличии данных сведений ответчик обязан был исчислить размер пенсионного капитала и страховой части пенсии с применением повышенного отношения заработков в размере 1,7. Кроме того, истец указала, что на 1 января 2002 года ответчик неверно определил стажевый коэффициент относительно ее общего трудового стажа 28 лет 22 дня, то есть вместо правильного 0,68 применил неверный 0,66 как за общий стаж, равный 26 годам. В связи с чем, по расчету истца, увеличится размер получаемой ею пенсии до 1 931,67 руб., поэтому за период с 1 января 2002 года по 31 июня 2008 года она недополучила 183 765 руб. 92 коп. Истец просит признать незаконным отказ ответчика по уточнению расчетного капитала и страховой части пенсии, определенных на 1 января 2002 года с применением повышенного отношения заработков 1,7; взыскать с ответчика в ее пользу недополученную пенсию (страховую часть) за период с 1 января 2002 года по 31 июня 2008 года в сумме 183 765,92 руб.

В ходе рассмотрения дела истец, в силу ст. 39 ГПК РФ, изменила размер стажевого коэффициента, подлежащий применению при расчете размера ее пенсии с 0,68 на 0,73 и, соответственно, увеличила размер пенсии до 2 073,71 руб. Дополнила первое требование тем, что просит признать незаконным отказ ответчика по уточнению расчетного капитала страховой части пенсии, определенных на 1 января 2002 года, не только с применением повышенного отношения заработков 1,7, но и стажевого коэффициента. Второе требование осталось прежним.

В судебном заседании представитель истца М.Е.В. настаивала на удовлетворении заявленных истцом требований по основаниям, указанным в исковом заявлении.

Представитель УПФР по г. Воткинску, Воткинскому и Шарканскому р-нам Ш.Т.В. исковые требования не признала, полагая их не подлежащими удовлетворению. При этом пояснила, что впервые истец воспользовалась правом на перерасчет страховой части пенсии, как лицу работающему и проживающему в районах Крайнего Севера (далее по тексту - РКС) только 26 августа 2008 года, поэтому ответчик, согласно требованиям пенсионного законодательства, произвел перерасчет страхового размера пенсии истца начиная с 1 сентября 2008 года.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ по заявлениям истца и третьего лица ООО <...> дело рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе УПФР по г. Воткинску, Воткинскому и Шарканскому р-нам просит решение суда отменить, принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении требований истца в полном объеме. При этом ссылается на то, что суд не принял во внимание требования закона о том, что перерасчет размера установленной пенсии в сторону увеличения производится только на основании письменного заявления пенсионера при условии одновременного предоставления им всех документов, необходимых для такого перерасчета. При расчете продолжительности стажа работы истца, суд неправильно применил нормы материального права - используя расчеты истца, не основанные на законе, неверно рассчитал размер пенсии. В резолютивной части решения суд обязал ответчика выплатить истцу недополученную часть пенсии за период с 1 января 2002 года по 31 июня 2008 года, но не указал ни размер суммы, подлежащей выплате, ни нормативный правовой акт, на основании которого она должна быть выплачена, что, по мнению ответчика, делает решение суда неисполнимым.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия находит решение подлежащим отмене как постановленное с неправильным применением норм материального права.

С 1 января 2002 года вступил в законную силу Федеральный закон от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее по тексту - ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ"), которым была изменена структура трудовых пенсий.

Согласно п. 2 ст. 5 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия, назначаемая застрахованным лицам с 1 января 2002 года, складывается из базовой, страховой и накопительной частей.

Базовая часть трудовой пенсии формируется за счет единого социального налога, поступающего в федеральный бюджет. Страховая же и накопительная ее части финансируются за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, имеющих неналоговый индивидуально-возмездный характер, поскольку при поступлении в бюджет Пенсионного фонда РФ они персонифицируются применительно к каждому из застрахованных лиц и учитываются на их индивидуальных лицевых счетах, открытых в органах Пенсионного фонда РФ. Учтенные таким образом страховые взносы формируют страховое обеспечение, которое выплачивается при наступлении страхового случая (в частности, при достижении пенсионного возраста).

В силу п. 1 ст. 29 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" размеры трудовых пенсий, установленных до вступления в силу настоящего Федерального закона по нормам Закона РФ "О государственных пенсиях в РФ" пересчитываются в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Из материалов дела следует, что Б.Л.М. <...> рождения, является получателем пенсии, в связи с особыми условиями труда (по Списку N 1), назначенной ей с 25 августа 2000 года пожизненно на основании п. "а" ст. 12 Закона РФ от 20 ноября 1990 года N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации".

При пересчете пенсии расчетный пенсионный капитал для определения страховой части трудовых пенсий, предусмотренных настоящей статьей, устанавливается в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона (п. 3 ст. 29 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ").

Согласно ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", в связи с введением в действие настоящего Федерального закона осуществляется оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал.

Отношение среднемесячного заработка застрахованного лица к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации учитывается в размере не свыше 1,2.

При этом для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в которых установлены районные коэффициенты к заработной плате, отношение среднемесячного заработка застрахованного лица к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации учитывается в повышенном размере, установленном п. 2 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Таким образом, для того, чтобы произвести оценку пенсионных прав истца по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал с учетом повышенного отношения заработков, необходимо установить, что ответчик располагал всеми необходимыми сведениями о работе истца на указанную дату в районе Крайнего Севера, в котором истцу начисляется и выплачивается соответствующая заработная плата, к которой установлен конкретный районный коэффициент.

В соответствии с абз. 2, 3 п. 2 ст. 14 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" страхователь обязан своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ и вести учет, связанный с начислением и перечислением страховых взносов в указанный бюджет; представлять в территориальные органы страховщика документы, необходимые для ведения индивидуального (персонифицированного) учета, а также для назначения (перерасчета) и выплаты обязательного страхового обеспечения.

Из материалов дела усматривается, что при обращении за назначением пенсии истцом была представлена ответчику выписка из трудовой книжки, в которой значилось, что с 3 ноября 1999 года по 22 августа 2000 года она принята и продолжает работать в должности инспектора по профилактическому осмотру водителей для работы вахтовым методом в условиях Крайнего Севера (л.д. 73 - 74, 98).

Исходя из указанных документов, оценка пенсионных прав истца на 1 января 2002 года была произведена ответчиком с применением отношения среднемесячного заработка застрахованного лица к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации в размере не свыше 1,2 (л.д. 117).

Анализируя данные обстоятельства, суд пришел к выводу, что ответчик располагал сведениями о том, что истец работала с 1 ноября 2000 года по настоящее время в ООО <...>, расположенном в <...> и к ее заработной плате установлен районный коэффициент 1,8, что обязывало ответчика исчислить размер пенсионного капитала истца и страховой части пенсии с применением повышенного соотношения заработков в размере 1,7.

Однако данный вывод суда не соответствует обстоятельствам дела. При этом суд неправильно применил нормы материального права, в частности ст.ст. 28, 30, 20 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", а также нормы процессуального права - ст.ст. 12, 56 ГПК РФ.

Так, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что на указанную дату (1 января 2002 года) работодатель предоставил ответчику сведения индивидуального персонифицированного учета на истца Б.Л.М., которыми подтвердил льготный характер ее работы в районе Крайнего Севера. При этом ссылка на выписку из лицевого счета (л.д. 13 - 15), не может быть принята, как достаточное доказательство указанного обстоятельства, поскольку данная выписка сформирована на 16 декабря 2008 года, и в ней отсутствует информация о том, был ли подтвержден работодателем льготный характер работы истца в районе Крайнего Севера на 1 января 2002 года. Другие выписки из лицевого счета застрахованного лица, представленные в материалы дела, имеют усеченный вид, поскольку содержат информацию только относительно размера расчетного пенсионного капитала.

Ссылка на распоряжения ответчика на л.д. 100, 141 также является несостоятельной, поскольку в распоряжении на л.д. 100 имеются сведения о работе истца в районах Крайнего Севера только до 22 августа 2000 года, а распоряжение на л.д. 141 издано ответчиком после обращения истца 5 июня 2008 года, когда она представила дополнительные сведения о своей работе в районах Крайнего Севера.

В ходе рассмотрения дела установлено и не оспаривается участниками процесса, что пенсия истцу назначена по Списку N 1, то есть за работу с вредными условиями труда, однако суд анализирует и производит расчет стажа для назначения истцу пенсии по Списку N 3. Однако в рамках заявленного спора истец не выдвигала таких требований, к тому же в материалах дела отсутствуют сведения о том, что истец обращалась к ответчику за назначением ей пенсии по Списку N 3.

Суд не учел то обстоятельство, что наличие права на соответствующее изменение размера пенсии и сроки проведения перерасчета пенсии являются субъективными понятиями и определяются отдельно для каждого конкретного лица. Кроме того, для проведения перерасчета пенсии необходимо волеизъявление лица, выраженное в подаче им соответствующего заявления, после чего перерасчет размера получаемой пенсии осуществляется в порядке и сроки, установленные ст. 20 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Несмотря на это, суд произвел расчет стажевого коэффициента и размера пенсии истца на 1 января 2002 года, взяв за основу расчет, произведенный стороной истца. Данные действия в решении судом не обоснованы и не мотивированы, не приведены доводы, по которым суд отверг расчет, произведенный ответчиком.

При указанных нарушениях, допущенных судом при разрешении иска, заявленного Б.Л.М., решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит правильно определить юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для дела и распределить бремя их доказывания между участниками процесса. В том числе учесть, что истец доказывает факт обращения к ответчику с заявлением о перерасчете размера назначенной пенсии как лицу, проживающему и работающему в районе Крайнего Севера на 1 января 2002 года ранее 26 августа 2008 года; ответчик доказывает законность и обоснованность своих действий; а третье лицо представляет доказательства своевременного предоставления сведений индивидуального персонифицированного учета на истца со сведениями о ее работе в районе Крайнего Севера на 1 января 2002 года.

При вынесении решения наименование ответчика следует привести в соответствие с существующим, а именно именовать - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) по <...> Удмуртской Республики (межрайонное).

Кроме того, в силу ст. 198 ГПК РФ, суду следует дать оценку всем доводам сторон, высказанным в ходе рассмотрения дела.

При указанных нарушениях Судебная коллегия не имеет возможности разрешить вопрос о вынесении нового решения, а потому дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Воткинского городского суда УР от 15 апреля 2010 года отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение, кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) по <...> Удмуртской Республики (межрайонного) удовлетворить.

 

Председательствующий судья

АНИСИМОВА В.И.

 

Судьи

СМИРНОВА Т.В.

КРИЧКЕР Е.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь