Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июля 2010 г. по делу N 33-446

 

Судья Косов Ю.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего: Гришиной С.Г.

судей: Болатчиевой А.А., Чепурова В.В.

при секретаре: Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании

гражданское дело по кассационным жалобам К.Ф., К.С.М., Л. на решение Адыге-Хабльского районного суда от Дата обезличена года по делу по иску К.Р., К.М., К.С.А. и К.Р.А. к К.Ф., нотариаусу Адыге-Хабльского муниципального района, администрации Старо-Кувинского сельского поселения о признании недействительными договора дарения, свидетельства о праве на наследство, договора купли-продажи и восстановлении пропущенного срока для принятия наследства.

Заслушав доклад судьи Верховного суда КЧР Гришиной С.Г., объяснения К.Ф., ее представителей Г., С., объяснения третьего лица К.Ф., истцов К.Р.А., К.М., К.С.А., представителя К.Р.А., К.Р.Ю., судебная коллегия

 

установила:

 

К. Р.А., К.М., К.С.А. и К.Р.А. обратились в суд с иском к К.Ф., нотариальной конторе Адыге-Хабльского муниципального района о признании недействительными договора дарения жилого дома, расположенного по адресу ..., а. Старо-Кувинск, ..., заключенного К.А. и К.Ф. Дата обезличена года, свидетельства о праве на наследство по закону, выданное К.Ф. Дата обезличена г., договора купли-продажи указанного жилого дома, заключенного К.Ф. и Л. и просили восстановить пропущенный срок для принятия наследства, оставшегося после смерти отца, К.А.

В обоснование своих требований истцы указали, что Дата обезличена года скончался их отец К.А. Наследство после его смерти было принято только ответчицей. Истцы не приняли наследство в установленный срок, так как ответчица уверила их, что оформляет наследство на всех наследников. Истцы оспаривают договор дарения принадлежащего наследодателю жилого дома, составленный в пользу ответчицы, считая договор недостоверным, а также последующий договор купли-продажи данного дома, заключенный ответчицей и Л.

В ходе судебного разбирательства истцы заявили дополнительные требования о признании договора дарения притворной сделкой, так как после заключения договора дарения даритель сохранял за собой право пользования домовладением как своим собственным, то есть имело место встречное обязательство одаряемого, что, по мнению истцов, не допустимо. Кроме этого ответчица не приняла имущество при жизни дарителя. Истцы также в качестве основания признания сделки купли-продажи жилого дома и земельного участка, заключенной между К.Ф. и Л., привели то обстоятельство, что данная сделка была заключена в период оспаривания свидетельства о праве на наследство ответчицы.

В судебном заседании представитель К.Ф. Г., ответчик Л. с заявленными требованиями не согласилась.

Решением ... суда от Дата обезличена года признано недействительным и аннулировано свидетельство о праве на наследство по закону, выданное К.Ф., признан недействительным договор дарения от Дата обезличена года на К.Ф. от К.А. жилого дома и земельного участка, признан недействительным и аннулирован договор купли-продажи жилого дома и земельного участка, заключенный между К.Ф. и Л. Свидетельства о государственной регистрации права собственности, выданные Л. на жилой дом и земельный участок признаны недействительными и аннулированы, приведя стороны в первоначальное положение. Пропущенный срок для принятия наследства судом восстановлен, К.Р.А., К.М., К.С.А., К.Р.А., К.Ф. и К.Ф. признаны принявшими наследство, открывшееся после смерти отца, К.А., умершего Дата обезличена года, определив наследственную долю имущества каждого наследника в равных долях.

В кассационной жалобе К.Ф. просит отменить решение суда первой инстанции и дело направить на новое рассмотрение, считая, что судом неправильно применены нормы материального права, грубо нарушены процессуальные нормы, судом неправильно определены юридически значимые обстоятельства по делу, неправильно оценены представленные доказательства. Так, не соответствуют закону выводы суда о том, что имущество не было принято одаряемым, переход права на недвижимость не был зарегистрирован при жизни дарителя. Необоснованно судом был сделан вывод о наличии уважительных причин пропуска истцами срока для принятия наследства.

В кассационной жалобе К.С.М. ставится вопрос об отмене решения суда в связи с тем, что она, являясь женой наследодателя К.А. и его законной наследницей, не была привлечена к участию в деле.

В кассационной жалобе Л. также просит отменить решение суда первой инстанции, считая его незаконным, так как вывод суда о признании ответчика недобросовестным приобретателем основан только на объяснениях истцов.

В своих возражениях на кассационные жалобы истцы просят решение суда первой инстанции оставить без изменения, считая доводы жалоб неубедительными.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции подлежащим отмене в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

Так, восстанавливая истцам срок для принятия наследства, суд первой инстанции пришел к выводу, что уважительной причиной являются действия ответчицы, вводившей с 2007 года истцов в заблуждение, взявшей у них копии паспортов для оформления наследства, и получившей без их ведома свидетельство на наследство по закону.

С данными выводами суда согласиться нельзя, так как они противоречат закону и не соответствуют обстоятельствам дела.

Так, в соответствии со ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами по делу в частности являются причины пропуска срока, период существования обстоятельств, объективно препятствующих истцам принять наследство в установленный законом срок, период, когда данные причины отпали, а также время обращения в суд.

Данные обстоятельства судом первой инстанции в нарушение закона при разрешении требований наследников о восстановлении срока для принятия наследства установлены не были. Суд не установил, в силу каких объективных причин истцы в течение шести месяцев после смерти наследодателя не совершили действий по принятию наследства.

Признавая уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства действия ответчицы, по утверждению суда, обещавшей оформить за истцов принятие наследства, суд не учел положения ст. 1153 ГК РФ, устанавливающей в качестве способа принятия наследства подачу заявления наследником нотариусу, и не сделал вывод о том, каким образом ответчица могла совершить данные действия за истцов, а также каким образом действия ответчицы могли создать истцам препятствия в подаче такого заявления в установленный законом срок.

Не приведены судом первой инстанции и доказательства в подтверждение утверждения о том, что ответчица ввела истцов в заблуждение, взяла у них копии паспортов, но получила свидетельство о праве собственности на себя.

В нарушение требований ст. ст. 3, 196 ГПК РФ, ст. 1155 ГК РФ суд первой инстанции признал принявшими наследство и лиц, не обращавшихся в суд с такими требованиями, - К.Ф. и К.Ф.

Кроме этого, удовлетворяя заявленные требования о признании договора дарения жилого дома недействительным, суд первой инстанции исходил из того, что при жизни дарителя данный договор не был зарегистрирован, а также из того, что не были осуществлены передача и принятие дара. В связи с тем, что наследство принято ответчицей без ведома истцов, без их согласия, без учета их интересов, нотариусом не установлен круг наследников, свидетельство выдано на имущество, которое согласно договора дарения от Дата обезличена г. принадлежит иному лицу, суд признал недействительным свидетельство о праве на наследство по закону.

Так как свидетельство о праве на наследство признано недействительным, судом были удовлетворены и требования о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома, заключенного К.Ф. и Л. Суд признал Л. недобросовестным приобретателем в связи с тем, что договор был заключен в период спора в отношении жилого дома, истцы предупреждали ответчика о наличии спора.

Между тем, в соответствии с ч. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение требования о государственной регистрации влечет ее недействительность только в случаях прямо предусмотренных законом.

Часть 3 ст. 574 ГК РФ такого последствия несоблюдения требования о государственной регистрации договора дарения недвижимого имущества не предусматривает.

Кроме этого ст. 8 ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что впредь до введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним применяется действующий порядок регистрации недвижимого имущества и сделок с ним.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что отсутствие государственной регистрации договора дарения, заключенного Дата обезличена года влечет его недействительность, на законе не основан.

С нарушением норм материального и процессуального права сделан и вывод суда о признании договора дарения недействительным вследствие того, что не были осуществлены передача и принятие дара.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решения по заявленным истцом требованиям.

Как видно из материалов дела, истцами были заявлены требования о признании сделки притворной, так как имело место встречное обязательство.

Согласно ст. 170 ч. 2 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Суд же в нарушение вышеназванных норм не разрешил требования о признании сделки притворной, не установил, какую сделку прикрывал договор дарения, признав сделку ничтожной по тем основаниям, что не были осуществлены передача и принятие дара, суд не привел закон, позволяющий признать договор недействительным вследствие его неисполнения.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность.

Как следует из положений ч. 1 ст. 574 ГК РФ дарение может быть совершено устно, если оно сопровождается передачей дара одаряемому, за исключением, в частности договоров дарения недвижимого имущества.

В силу ст. 307 ГК РФ из договоров возникают обязательства совершить определенные действия в пользу другого лица.

Таким образом, закон предусматривает возможность передачи дара после заключения договора дарения, а неисполнение договора само по себе не может свидетельствовать о незаконности договора.

Кроме этого вывод суда о непередаче дара сделан без учета положений ст. 574 ГК РФ, предусматривающей в качестве способа передачи дара вручение правоустанавливающих документов.

Не основан на законе и вывод суда первой инстанции о признании свидетельства о праве на наследство по закону недействительным в связи с тем, что наследство принято ответчицей без ведома истцов, без их согласия, без учета их интересов, нотариусом не установлен круг наследников, свидетельство выдано на имущество, которое согласно договора дарения от Дата обезличена г. принадлежит иному лицу.

Так, ст. ст. 1142, 1152, 1162 ГК РФ не устанавливают в качестве условия получения свидетельства о наследстве согласие иных наследников, учет интересов наследников, не принявших наследство.

Без достаточных доказательств сделан судом вывод о признании Л. недобросовестным приобретателем.

В соответствии с п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ Номер обезличен от Дата обезличена года приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества. Собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его добросовестности, доказав, что при совершении сделки приобретатель должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества.

Как видно из материалов дела, на момент совершения сделки право собственности на спорное имущество было зарегистрировано за К.Ф., в ЕГРП не имелось отметки о судебном споре в отношении данного имущества. Доказательств того, что при совершении сделки приобретателя должны были возникнуть разумные сомнения в праве продавца на отчуждение имущества, суду представлено не было. Доводы истцов о том, что они предупреждали ответчика о том, что спорный жилой дом не может быть продан, так как должен остаться в семье, в отсутствие законных оснований для такого утверждения об обязанности приобретателя усомниться в праве продавца не свидетельствует.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции подлежащим отмене.

Так как обстоятельства дела установлены на основании имеющихся доказательств, коллегия считает возможным вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Как следует из материалов дела, Дата обезличена года умер К.А., отец К.Ф., К.Р.А., К.М., К.С.А., К.Р.А., К.Ф.

В установленный законом срок открывшееся после смерти наследодателя наследство было принято ответчицей К.Ф., постоянно проживающей в ..., и ею получены свидетельства о праве собственности на наследство по закону на автомашину от Дата обезличена года, на земельный пай, находящийся на территории АКХ "Старо-Кувинское", от Дата обезличена года, на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу КЧР ..., аул Старо-Кувинск, ..., ..., от Дата обезличена года.

К. Р.А., К.М., К.С.А. и К.Р.А. обратились в суд с заявлением о восстановлении срока для принятия наследства Дата обезличена года, более чем через два года после истечения срока для принятия наследства.

Как усматривается из искового заявления, объяснений истцов, в шестимесячный срок, установленный ст. 1154 ГК РФ, для принятия наследства истцы действий по принятию не совершали. После годовщины смерти отца, по пояснениям истцов, они отдали паспорта ответчице для оформления принятия наследства, однако от их имени наследство принято не было.

Таким образом, истцы не приводят обстоятельств, свидетельствующих о наличии уважительных причин пропуска срока для принятия наследства.

Кроме этого ответчица отрицает и факт поручения ей истцами оформления их наследственных прав. Не подтвержден данный факт и другими доказательствами - выдачей доверенности на принятие наследства (ч. 1 ст. 1153 ГК РФ), наличием возможности у ответчицы, проживающей в ... осуществлять действия за наследников, проживающих в ..., по принятию наследства.

Не представлено суду истцами доказательств и того, что истцы обратились в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска срока отпали.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для восстановления истцам срока для принятия наследства.

Так как в иске о восстановлении срока для принятия наследства должно быть отказано, в связи с отсутствием у истцов прав на спорное имущество не могут быть удовлетворены и заявленные истцами требования о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании недействительным договора дарения жилого дома и договора купли-продажи жилого дома и земельного участка, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права.

Кроме этого, как было указано выше, законных оснований для признания договора дарения недействительным не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362 ч. 1 п. п. 3 4, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение ... суда от Дата обезличена года отменить и вынести по делу новое решение, которым в иске К.Р., К.М., К.С.А. и К.Р.А. к К.Ф., нотариусу Адыге-Хабльского муниципального района, администрации Старо-Кувинского сельского поселения о восстановлении пропущенного срока для принятия наследства, открывшегося после смерти Дата обезличена года К.А., признании недействительным договора дарения жилого дома от Дата обезличена года, заключенного К.А. и К.Ф., признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону от Дата обезличена года Номер обезличен, выданного К.Ф., признании недействительным договора купли-продажи жилого дома и земельного участка, заключенного К.Ф. и Л. Дата обезличена года отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь