Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июля 2010 г. по делу N 33-13217

 

Судья Пресникова И.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Дмитриевой Е.С., Шинкаревой Л.Н.,

при секретаре Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании от 08 июля 2010 года кассационную жалобу К. на решение Дмитровского городского суда Московской области от 19 апреля 2010 года по делу по иску К. к МУЗ "Дмитровская городская больница" о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи - Кондратовой Т.А.,

объяснения кассатора К., представителя ответчика - М.

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к МУЗ "Дмитровская городская больница" о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда.

В обоснование иска указала, что работает в МУЗ "Дмитровская городская больница" в должности медицинской палатной сестры. Просила взыскать задолженность по заработной плате за период с 26.06.2006 года по 29.02.2008 года в сумме 16200 рублей, поскольку ответчик не направил ее в аттестационную комиссию для подтверждения сертификата, который она согласно трудовому договору должна подтверждать каждые пять лет. За июль 2008 года задолженность составила 800 рублей; зарплата за 28-дневный отпуск - 7000 рублей. С 02.11.2009 года истица была переведена на нижеоплачиваемую должность, в связи с чем просит взыскать с ответчика 36000 рублей и компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей.

Представитель ответчика - МУЗ "Дмитровская городская больница" - иск не признал, к требованиям К. о взыскании заработной платы за период с 2006 года по 2008 год просил применить срок исковой давности. Пояснил, что оплата за 2009 год производилась из расчета заработной платы истицы; в период с ноября 2009 года по 13.03.2010 года находилась на больничном листке.

Решением Дмитровского городского суда Московской области от 19 апреля 2010 года в удовлетворении иска отказано.

Не согласилась с данным решением К., обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого судебного постановления.

Отказывая в удовлетворении иска в части взыскания с ответчика недополученной заработной платы за период с 26.06.2006 по 29.02.2008 года в размере 16200 рублей, суд исходил из того, что п. п. 2.1., 2.2 Положения о порядке получения квалификационных категорий специалистами, работающими в системе здравоохранения РФ, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 09.08.2001 года N 314, не содержат обязанности работодателя направлять работника в аттестационную комиссию для получения или подтверждения категории, работник вправе это сделать самостоятельно путем подачи в аттестационную комиссию заявления о подтверждении имеющейся квалификационной категории или получения более высокой.

Поскольку суд не усмотрел вины ответчика в том, что истица не подтвердила имеющуюся категорию после окончания срока ее действия, то пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания с ответчика недополученной по указанному истицей основанию заработной платы за указанный выше период.

Разрешая вопрос о взыскании в пользу истицы недоплаченной заработной платы в размере 800 рублей за июль 2008 года суд пришел к выводу о том, что К. пропущен установленный ст. 392 ТК РФ срок для обращения в суд за защитой нарушенных прав, так как о нарушении своего права она узнала в 2008 году, однако в суд обратилась в марте 2010 года, то есть с пропуском срока.

Соглашаясь с решением суда в указанной части постановленного судом решения, судебная коллегия исходит также из того, что согласно представленного ответчиком расчета заработная плата за июль 2008 года выплачена в полном объеме из оклада 7653 руб. пропорционально количеству отработанных часов (с 03 июня по 01 июля 2008 года включительно находилась в оплачиваемом отпуске), что составило 7303, 04 руб. (л.д. 32). Данное обстоятельство подтверждается и представленным истцом квитком на выплату заработной платы в июле 2008 года (л.д. 9), из которого усматривается, что расчет заработной платы произведен именно из оклада 7635 руб., а не 7303, 04 руб., как указывает истец в исковом заявлении.

Суд также не усмотрел оснований для удовлетворения требований К. о взыскании недополученной заработной платы за ежегодный оплачиваемый отпуск, поскольку установлено, что на основании приказа N 23-0 от 16.04.2009 года истице был предоставлен ежегодный отпуск продолжительностью 14 календарных дней с 18 по 31 мая 2009 года (л.д. 50), а приказом N 69-0 от 05.10.2009 года ей был предоставлен ежегодный отпуск продолжительность 14 календарных дней и дополнительный отпуск продолжительностью 10 календарных дней с 07 по 30 октября 2009 года (л.д. 49).

При таких обстоятельствах суд счел несостоятельными доводы истца о том, что с 07 октября 2009 года ей был предоставлен именно очередной ежегодный отпуск продолжительностью 28 календарных дней, а оплачено 24 дня отпуска, указав, что данные доводы опровергаются письменными доказательствами, в частности, приказом N 69-о от 05.10.09 г., который ею не оспорен и не признан недействительным.

Разрешая требования о взыскании с ответчика заработной платы за период с 02.11.2009 года в размере 12000 рублей в связи с неправомерным переводом на нижеоплачиваемую должность, суд установил, что приказом N 144-к от 09.11.2009 года истице был изменен режим рабочего времени и она была переведена на пятидневную рабочую неделю. Решением Дмитровского городского суда от 10.02.2010 года данный приказ был признан незаконным. В указанный период истице была выплачена заработная плата исходя из фактически отработанного ею рабочего времени с учетом имевших место периодов временной нетрудоспособности (с 09 по 16 ноября 2009 года, с 19 по 20 ноября 2009 года, с 19 декабря по 21 декабря 2009 года, с 22 декабря по 13 марта 2010 года).

Принимая во внимание, что перевод на нижеоплачиваемую работу не имел место быть, а заработная плата за период с 02 ноября 2009 года выплачивалась за фактически отработанное время исходя из ставки заработной платы палатной медицинской сестры, суд не усмотрел предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных в указанной части требований.

Поскольку в ходе рассмотрения дела не нашел своего доказательственного подтверждения факт нарушения ответчиком трудовых прав истца, суд не усмотрел предусмотренных ст. 237 ТК РФ оснований для удовлетворения заявленных ею требований и в части компенсации морального вреда.

Судебная коллегия находит, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на материалах дела и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, не опровергают правильность его выводов, с которыми согласилась судебная коллегия, в связи с чем не могут быть приняты во внимание.

Доводы кассатора о том, что расчет задолженности ответчика по заработной плате за период с 02 ноября 2009 года надлежало исчислять исходя из оклада 9 925, 50 руб. судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку по условиям заключенного 01.10.09 г. между сторонами спора трудового договора размер заработной платы истца составляет 8398,5 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дмитровского городского суда от 19 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь