Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июля 2010 г. по делу N 33-13224

 

Судья: Нагдасев М.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского

областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Дмитриевой Е.С., Шинкаревой Л.Н.,

при секретаре Б.

рассмотрев в открытом судебном заседании от 08 июля 2010 года кассационную жалобу М. на решение Дмитровского городского суда Московской области от 13 мая 2010 года по делу по иску М. к ТСЖ "Березовец" о признании отношений по гражданско-правовому договору трудовыми, обязании оформить трудовой договор, установлении факта и даты увольнения, признания увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности главного бухгалтера, взыскании заработной платы и денежной компенсации за задержку выплат, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации за работу по восстановлению данных, материального ущерба и компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи - Кондратовой Т.А.,

объяснения представителя ТСЖ "Березовец" - З.,

заключение пом. мособлпрокурора Адигамова Р.Р., полагавшего, что постановленное по делу решение является законным и обоснованным

 

установила:

 

М. обратилась в суд к ТСЖ "Березовец" о признании отношений по гражданско-правовому договору трудовыми с 15 октября 2007 года, обязании оформить трудовой договор с даты начала работы, установлении факта увольнения на дату 16 марта 2010 года и признания увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности главного бухгалтера, взыскании заработной платы в сумме 17250 рублей и денежной компенсации за задержку выплат по день фактического исполнения включительно; оплате времени вынужденного прогула исходя из размера 556,45 рублей за каждый день просрочки; взыскании компенсации за работу по восстановлению данных бухгалтерского и налогового учета за период с 06 марта 2010 года по дату восстановления на работе в размере 556,45 рублей за каждый рабочий день; взыскании материального ущерба в сумме 971,89 рублей и компенсации морального вреда в размере 15000 рублей.

В обоснование заявленных требований указала, что 15 октября 2007 года заключила с ответчиком договор гражданско-правового характера на выполнение работы по ведению бухгалтерского учета и сдаче бухгалтерской и налоговой отчетности. Договора ежегодно перезаключались в связи с изменением суммы вознаграждения. По последнему договору от 01 января 2010 года, по которому срок окончания не был указан, она выполняла обязанности главного бухгалтера организации, что подтверждается приказом о назначении ее на должность. В ее обязанности входило присутствие на рабочем месте в ТСЖ, с должностной инструкцией она была ознакомлена, вознаграждение ей определялось в соответствии с должностным окладом главного бухгалтера, вознаграждение выплачивалось по расчетной ведомости, подписание акта приема-передачи носило символический характер. Указала, что предметом договора являлась ее личная трудовая деятельность. С 01.01.2010 года ей стали чинить препятствия в работе, в частности, требовали выполнения новых обязанностей, не указанных в договоре, частично ограничили доступ к документам, сменили замок на входной двери в ТСЖ. Свои трудовые обязанности она выполняла до 06.03.2010 года, о своем увольнении с 30.01.2010 года узнала из текста постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 16.03.2010 года.

В судебном заседании М. иск поддержала, указав, что основным местом ее работы является ООО "Новый поворот-Д", где с 29.07.2009 года она находится в отпуске по уходу за ребенком. Считает, что в ТСЖ фактически выполняла работу по совместительству.

Представители ответчика - ТСЖ "Березовец" - в судебном заседании иск не признали, пояснив, что истица осуществляла работу по гражданско-правовому договору, с ней подписывались акты приема-сдачи выполненной работы, которые в настоящее время в товариществе отсутствуют, т.к. предыдущий председатель их не передала. Все начисления производились непосредственно истицей, в том числе и по страховым взносам, поэтому и выплачивались беспрепятственно. Учет рабочего времени истицы не велся, она не являлась членом трудового коллектива.

Решением Дмитровского городского суда Московской области от 13 мая 2010 года в удовлетворении иска отказано в полном объеме.

С таким решением не согласилась М., обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

В заседание судебной коллегии М. не явилась, о дате рассмотрения дела судом кассационной инстанции извещена надлежащим образом (л.д. 188, 191), о причинах неявки не сообщила, ходатайств об отложении не заявила, в связи с чем судебная коллегия, руководствуясь ч. 2 ст. 354 ГПК РФ, сочла возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого судебного постановления. Из материалов дела следует, что с 19 марта 2007 года М. работает в ООО "Новый поворот-Д" в должности главного бухгалтера, с 29 июня 2009 года находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет (л.д. 153 - 162).

01 января 2009 года между ТСЖ "Березовец" и М. заключен договор N 1, согласно которому истица обязалась выполнить по заданию ответчика работу по ведению бухгалтерского учета и сдаче бухгалтерской и налоговой отчетности (п. 1.1). Объем работ определяется приложением N 1 к договору (п. 1.3). Работа считается выполненной после подписания акта приема-сдачи работы (п. 1.4). Договором предусмотрена возможность сторон отказаться от его дальнейшего исполнения (п. п. 2.2.1 и 2.4.2). Оплата по договору составляет 11500 рублей, включая налог на доходы физических лиц - 13% и производится на основании подписанного сторонами акта приема-сдачи выполненных работ до 15 числа месяца, следующего за отчетным (п. 3.1).

Приложением N 1 к договору является перечень работ по договору, однако в судебное заседание истицей представлена должностная инструкция бухгалтера (л.д. 11 - 12).

Аналогичные договоры заключались с истицей 09.01.2008 г. без заполнения строки о сроке договора (л.д. 46), 23.08.08 г. сроком до 30.08.08 г. (л.д. 81) и 15.10.07 г. сроком до 31.12.07 г. (л.д. 82).

Приказом от 15 октября 2007 года М. принята на работу в качестве главного бухгалтера в ТСЖ "Березовец", при этом в договоре имеется отметка об условии приема на работу и характере работы - гражданско-правовой договор (л.д. 83). Данный приказ подписан председателем ТСЖ "Березовец" - А., которая на основании трудового договора и приказа о приеме на работу от 25 июня 2007 года работает в ТСЖ "Березовец" по совместительству (л.д. 84).

Также установлено, что ответчик перечислял страховые взносы на обязательное социальное страхование, в том числе и за истицу (л.д. 13 - 20, 129 - 152). Работа истицы оплачивалась по расчетной ведомости, которая составлялась ею и утверждалась председателем товарищества (л.д. 85 - 115).

Решениями общих собраний ответчика утверждалось штатное расписание, в котором предусмотрены, в том числе должности председателя и главного бухгалтера (л.д. 116 - 122).

24 февраля 2009 года предыдущим председателем ТСЖ "Березовец" истице была выдана справка о том, что с 15 октября 2007 года она работает в товариществе по совместительству.

В соответствии с приказом N 4 от 20.02.2010 г. по ТСЖ "Березовец" не принята работа бухгалтера по договору за декабрь и январь (л.д. 23).

Протоколом заседания правления N 2 от 30 января 2010 года принято решение считать расторгнутым с 30 января 2009 года договор с истицей от 01 января 2009 года N 1 (л.д. 78 - 79).

Отказывая при указанных выше фактических обстоятельствах дела в удовлетворении иска в части признания отношений по гражданско-правовому договору трудовым, обязании оформить трудовой договор, суд исходил из буквального толкования заключенного сторонами договора от 01 января 2009 года и пришел к выводу о том, что данный договор не является трудовым, а по своей сути является договором подряда.

Это обстоятельство, по мнению суда, подтверждается тем, что в качестве приложения к договору предусмотрены перечень работ по договору и акт приема-сдачи работы, то есть документы, регулирующие вопросы гражданско-правового характера.

При этом суд не принял во внимание ссылки истицы на приказ от 15.10.2007 г. о назначении ее на должность главного бухгалтера, указав в решении, что, несмотря на его издание, в нем имеется ссылка на наличие именно гражданско-правовых отношений с истцом.

Кроме того, суд исходил из того, что в соответствии с трудовым законодательством работник может иметь только одно постоянное место работы. В ходе рассмотрения дела установлено, что основным местом работы М. является ООО "Новый поворот-Д", в связи с чем она вправе выполнять иную работу только на условиях совместительства или по гражданско-правовым договорам. Приказ от 15 октября 2007 года не может являться доказательством, подтверждающим факт принятия истицы на работу в ТСЖ по совместительству, поскольку не содержит соответствующей записи о работе по совместительству, наличие которой обязательно исходя из требований ст. 282 ТК РФ.

Также суд не принял во внимание и ссылки истицы на наличие должностной инструкции главного бухгалтера и штатного расписания, указав, что само по себе наличие указанных документов не является доказательством наличия трудовых отношений между сторонами.

Ссылки истца на участие в приеме граждан по вторникам с 18:30 до 19:30 и в субботу с 10:00 по 13:00 не могут, по мнению суда, рассматриваться как доказательство наличия трудовых отношений с учетом характера правоотношений, сложившихся между истицей и ответчиком, а также условий заключенного между ними договора.

Кроме того, установив, что истица, по собственной инициативе производила начисление и расчет причитающихся ей к выплате сумм в порядке, аналогичном для начислений по трудовому договору, суд не принял в качестве доказательства наличия трудовых отношений ведомости на получение заработной платы.

Не усмотрев предусмотренных законом оснований для удовлетворения требований о признании отношений по гражданско-правовому договору трудовыми и обязании оформить трудовой договор, суд оставил без удовлетворения и производные от них требования об установлении факта и даты увольнения, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности главного бухгалтера, взыскании заработной платы и денежной компенсации за задержку выплат, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации за работу по восстановлению данных в бухгалтерском и налоговом учете и компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании материального ущерба в сумме 971 руб. 89 коп. на оплату проезда и заправку картриджа, суд исходил из того, что заключенный между истицей и ответчиком договор не предусматривает каких-либо положений о возможности компенсации истице расходов, связанных с исполнением данного договора, помимо выплаты вознаграждения.

Судебная коллегия находит, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на совокупной оценке собранных по делу доказательствах и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Соглашаясь с выводами суда об отсутствии трудовых отношений между сторонами, судебная коллегия исходит из того, что в заключенном между сторонами договоре отсутствует указание на наименование должности, профессии, что является существенным условием трудового договора.

Кроме того, трудовым договором определяется трудовая функция работника, а не конкретный объем работ (деятельности). Предметом же заключенного между сторонами договора является выполнение определенного объема работ с последующей сдачей результатов по акту приема-сдачи.

В представленном договоре отсутствует дата начала работы, что является существенным условием трудового договора в силу ст. 57 ТК РФ.

Представленный договор предусматривает возможность снижения размера оплаты за невыполнение объема работ, что является элементом гражданско-правового договора, ибо в силу гражданского законодательства исполнитель несет риск за невыполнение принятых на себя обязательств. По условиям трудового законодательства невыполнение работником трудовых обязанностей не позволяет работодателю уменьшить размер заработной платы, а только применить дисциплинарное взыскание.

Кроме того, заключенный между сторонами договор не содержит таких элементов трудового договора, как указание на продолжительность рабочего времени, право на отдых и оплачиваемый ежегодный отпуск. Подобных гарантий не имеют лица, выполняющие работы именно по договорам гражданско-правового характера.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований о признании отношений по гражданско-правовому договору трудовыми с 15 октября 2007 года и обязании оформить трудовой договор с даты начала работы, а, следовательно, и для удовлетворения производных от них требований об установлении факта и даты увольнения, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности главного бухгалтера, взыскании заработной платы и денежной компенсации за задержку выплат, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

По приведенным выше мотивам судебная коллегия не может принять в качестве основания к отмене решения суда доводы, изложенные в кассационной жалобе истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дмитровского городского суда от 13 мая 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь