Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июля 2010 г. по делу N 33-20130

 

Судья: Клепикова Е.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Журавлевой Т.Г., судей Гончаровой О.С., Грибовой Е.Н., при секретаре Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Грибовой Е.Н. гражданское дело по кассационной жалобе представителя Р. Ш. на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 12 марта 2010 года, которым постановлено: в удовлетворении исковых требований Р. к Т.Г., Ф., ООО "Центр ренты" о признании недействительным договора пожизненной ренты, применении последствий недействительности сделки, признании договора купли-продажи квартиры ничтожным, истребовании квартиры из чужого незаконного владения, признании права собственности - отказать.

 

установила:

 

Р. обратился в суд с иском к Т.Г., Ф., ООО "Центр ренты" о признании недействительным договора пожизненной ренты, применении последствий недействительности сделки, признании договора купли-продажи квартиры ничтожным, истребовании квартиры из чужого незаконного владения, признании права собственности, мотивируя свои требования тем, что 08.05.2008 г. между истцом и Т.Г. был заключен договор пожизненной ренты, в соответствии с которым ответчица приобрела у истца квартиру по адресу: <...> за 500000 руб., приняла на себя обязательства выплачивать истцу по 6000 руб. ежемесячно, но не менее двух МРОТ. 26.02.2009 г. на основании договора купли-продажи Т.Г. продала квартиру Ф. Истец просил признать договор пожизненной ренты недействительным в силу того, что он был заключен под влиянием заблуждения, которое заключалось в искажении предмета сделки. 28.04.2008 г. истец заключил с ООО "Центр ренты" договор поручения, в соответствии с которым последнее обязалось совершить все необходимые действия, направленные на заключение договора по содержанию истца, уходу за ним с передачей прав на квартиру плательщику ренты. В ходе переговоров по определению условий договора директором ООО "Центр ренты" К. было предложено два варианта: Два раза в неделю будет осуществляться уход за Р. и последний получает разовую выплату в размере 500000 рублей. При этом под уходом понималось следующее - два раза в неделю должно осуществляться приобретение продуктов, приготовление пищи и уборка в квартире. 2. Р. выплачивается разовая выплата в размере 900000 рублей, но при этом ухода, предусмотренного в первом варианте, осуществляться не будет.

Предложенные Р. варианты заключения договора изложены директором ООО "Центр ренты" К. в переписке, которая велась при проведении переговоров, поскольку Р. глухой, является инвалидом и общение с ним возможно только в письменной форме.

В целях исполнения договора поручения ООО "Центр ренты" предложило заключить договор пожизненной ренты с Т.Г.

Несмотря на то, что Р. был согласен только на заключение договора при условии дополнительного ухода, с ним был заключен договор пожизненной ренты без каких-либо дополнительных условий.

Отсутствие в договоре условий об уходе, директор ООО "Центр ренты" объяснила тем, что к данному договору будет заключено дополнительное соглашение, где данные условия будут изложены. Однако заключение данного дополнительного соглашения осуществлено так и не было. Тем самым, Р. был введен в заблуждение при заключении договора пожизненной ренты.

При проведении переговоров, речь шла о договоре пожизненного содержания с иждивением, а был заключен договор пожизненной ренты, условия которого исключают обязанность плательщика ренты осуществлять пожизненное содержание.

Подтверждением того, что намерениями Р. было заключение именно договора пожизненного содержания с иждивением, является то факт, что до обращения в ООО "Центр ренты" между Р. и Х. заключен именно такой договор. Более того, Р. является инвалидом 1-ой группы и ему требуется уход, поскольку невозможность слышать окружающих создает множество проблем в повседневной жизни, поэтому дополнительный уход является для Р. основным условием заключения каких-либо договоров, а денежная составляющая является вторичным и непринципиальным условием.

Истец утверждает, что, имея ограничения физического состояния организма - глухота, он не может самостоятельно в полной мере осуществлять свои права. Он доверял К., Т.Г., которые недобросовестно воспользовались этим доверием и, пообещав ему выполнение всех его условий, заключили договор пожизненной ренты, вместо договора пожизненного содержания с иждивением. Для Р. являющегося юридически неграмотным, и доверявшего данным лицам, сложно было отличить разницу этих договоров, тем более, что ему было обещано заключение дополнительного соглашения с описанием какое обеспечение потребностей и какой уход будут ему предоставлены.

В судебное заседание истец не явился, о месте и времени слушания дела извещен надлежащим образом, представил письменные объяснения по делу, ранее в предыдущих заседаниях иск поддержал. Представитель истца по доверенности Ш. исковые требования в судебном заседании поддержал.

Ответчики Т.Г., Ф. в судебное заседание не явились, извещены о месте и времени слушания дела надлежащим образом. Представитель ответчиков Т.Г. и Ф. по доверенности П. иск в судебном заседании не признал, представил возражения на иск в письменном виде, также заявил о пропуске истцом срока исковой давности.

Представитель ответчика ООО "Центр ренты" А. в судебном заседании иск не признала, также представила возражения на иск в письменном виде.

3-е лицо нотариус Ш.А. в судебное заседание не явилась, о месте и времени слушания дела извещена надлежащим образом, представила отзыв на иск в письменном виде.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит представитель Р. Ш., считая его незаконным по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав Р., его представителя Ш., представителя Т.Г., Ф., П., судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение подлежит отмене по следующим основаниям.

Как установлено судом, истец является инвалидом третьей группы, причина инвалидности общее заболевание инвалид по слуху (л.д. 34).

08.05.2008 г. между истцом и ответчицей был заключен договор пожизненной ренты (л.д. 16), в соответствии с которым истец передал за плату в собственность ответчице принадлежащую ему на праве собственности квартиру по адресу: <...>. Квартира передана на условиях пожизненной ренты по соглашению сторон за 500000 руб., расчет произведен до подписания договора. Одновременно с уплатой указанной суммы ответчица обязалась в обмен на полученную квартиру ежемесячно выплачивать истцу пожизненную ренту в размере 6000 руб., пожизненная рента должна оплачиваться по окончании каждого месяца до десятого числа текущего месяца путем передачи денежных средств под расписку, или путем перечисления на счет получателя ренты, или путем почтовых переводов с доставкой на дом (л.д. 10).

26.02.2009 г. между Т.Г. и Ф. был заключен договор купли-продажи указанной квартиры (л.д. 11), в соответствии с которым с согласия истца квартира была продана ответчику Ф. за 990000 руб.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о недоказанности истцом наличия при совершении оспариваемой сделки у него заблуждения, имеющего существенное значение.

Суд дал оценку переписке истца и директора "Центра ренты" К., указав, что данная переписка является недопустимым доказательством.

Между тем, из содержания данной переписки усматривается, что К. было предложено Р. два варианта заключения сделки. В соответствии с одним вариантом два раза в неделю за Р. будет осуществляться уход, при этом последний получает разовую выплату по договору в размере 500000 рублей. Согласно другому варианту Р. выплачивается разовая выплата в размере 900000 рублей, при этом ухода, предусмотренного в первом варианте, осуществляться не будет.

Согласно оспариваемому договору Р. получил разовую выплату в размере 500000 рублей, условия по осуществлению за ним ухода в договоре отсутствуют.

Р. ссылается на то, что ему было разъяснено, что по вопросам ухода за ним будет заключено отдельное дополнительное соглашение.

Суд давая оценку представленной истцом переписке, не поставил на обсуждение сторон вопрос о вызове К. в качестве свидетеля для выяснения условий, на которых предполагалось заключить сделку с Р.

Из переписки, представленной истцом, с Т.Г., которая судя по содержанию велась после заключения оспариваемого договора, следует, что истцу обещали оплачивать уход один раз в неделю. Р. было предложено в случае необходимости поменять человека, осуществляющего уход. Истцу также было указано, что он должен был проследить, чтобы в договоре было записано, что уход осуществляется два раза в неделю и что теперь он ничего не докажет.

Данные доказательства требуют более тщательной проверки и оценки суда первой инстанции.

Также судебная коллегия, с учетом личности истца, не может согласиться с выводом суда о том, что само по себе заключение истцом ранее договора пожизненного содержания с иждивением с Х., который был впоследствии расторгнут, может свидетельствовать о том, что истцу были известны условия заключения оспариваемого договора.

Кроме того, судом не дана оценка рекламному объявлению ООО "Центр ренты", согласно содержанию которого пенсионера получают крупную единовременную выплату, ежемесячную надбавку к пенсии, оплату коммунальных услуг, помощь и уход.

Таким образом, решение суда постановлено при недоказанности обстоятельств, имеющих значение для разрешения данного спора.

В соответствии с ч. 2 ст. 181 Гражданского кодекса РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что срок исковой давности для истца начинает течь с 11 июня 2008 года, когда истец получил зарегистрированный договор ренты. Суд пришел к выводу о пропуске истцом срока исковой давности на 5 месяцев.

Между тем, суд не дал оценки доводам истца о том, что Розов А.А. не мог знать о том, что его ввели в заблуждение ни на день подписания договора ренты, ни на день регистрации его в органах УФРС, поскольку предполагал, что с ним будет заключено дополнительное соглашение.

Истец ссылается на то, что о нарушении своих прав узнал 26 февраля 2009 года, после того, как Т.Г. продала квартиру Ф.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что решение суда постановлено при недоказанности обстоятельств, имеющих существенное значение для разрешения данного спора.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, дать оценку представленным сторонами доказательствам, выяснить все имеющие для правильного разрешения спора обстоятельства и вынести соответствующее закону и материалам дела решение.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 362 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 12 марта 2010 года отменить дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь