Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2010 г. по делу N 33-13785

 

Судья Шендерова И.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи Хрипунова М.И.,

судей Алибердовой Н.А. и Шипиловой Т.А.,

при секретаре Б.,

рассмотрев в заседании от 15 июля 2010 года кассационную жалобу М. на решение Раменского городского суда Московской области от 30 марта 2010 года по делу по иску З. к М. в ее интересах и в интересах несовершеннолетней дочери <...>, третьим лицам УФМС по Московской области, Отделу опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городскому округу Бронницы о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета по месту жительства, выселении,

заслушав доклад судьи Московского областного суда Хрипунова М.И.,

объяснения М. и ее представителя В.,

заключение помощника Московского областного прокурора Тришиной В.В., полагавшей решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения,

 

установила:

 

З. обратилась в суд с иском к М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней <...>, о признании М. и ее несовершеннолетней дочери <...> прекратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...> снятии с регистрационного учета несовершеннолетней <...> по вышеуказанной жилой площади по месту жительства и выселении М. и несовершеннолетней <...>.

В обоснование заявленных требований истица ссылалась на те обстоятельства, что является собственником двухкомнатной квартиры по адресу: <...>. Данное жилое помещение перешло в ее собственность на основании договора дарения от 07 августа 2009 г. Ранее собственником квартиры в порядке приватизации с 1993 года являлась ее, истицы, сестра А.Н.В. На момент возникновения спора в квартире зарегистрированы А.Н.В. (бывший собственник) и несовершеннолетняя <...> - дочь ответчицы М. Фактически же проживают лица, зарегистрированные в квартире, и ответчица М. - супруга брата А.Н.В. А.А.В., умершего 06 декабря 2008 г. В настоящее время, как указывала З., собственником квартиры является она, а в силу ч. 2 ст. 292 ГК РФ, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи бывшего собственника. В связи с тем, что ответчица с дочерью не желают во внесудебном порядке добровольно освободить квартиру, она лишена возможности осуществлять права собственника в полном объеме, владеть, пользоваться и распоряжаться жилым помещением по своему усмотрению для личных нужд и нужд своей семьи.

Каких-либо соглашений, дающих право пользования ответчице и ее дочери спорной квартирой, ни с А.Н.В., ни с ней не заключалось.

Ответчик М., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетней дочери <...>, и ее представитель возражали против удовлетворения заявленных истицей требований и, не оспаривая правомерность заявленных истицей требований и оснований иска, просили сохранить право пользования данным жилым помещением на три года, поскольку иного жилья они с дочерью не имеют.

Представитель Управления Федеральной миграционной службы по Московской области в суд не явился. Решение постановлено в его отсутствие.

Представитель Отдела опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городскому округу Бронницы не возражала против удовлетворения иска З., указывая, что в силу ст. 292 ГК РФ, переход права собственности на жилое помещение является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членам семьи бывшего собственника, право пользования <...>, как бывшего члена семьи собственника, не сохраняется.

Решением Раменского городского суда Московской области от 30.03.2010 года исковые требования З. удовлетворены: право пользования жилым помещением несовершеннолетней <...> и ее законного представителя М. в виде квартиры <...> прекращено; несовершеннолетняя <...> снята с регистрационного учета по месту жительства по вышеуказанному жилому помещению; <...> и М. выселены из квартиры <...>.

В обоснование решения суд указал, что на момент приватизации спорного жилого помещения А.Н.В. являлась единственным его нанимателем. 23 апреля 2002 г. в данном жилом помещении был зарегистрирован брат А.Н.В. - А.А.В., а 16 марта 2006 г. несовершеннолетняя дочь А.А.В. - А.А.А., 8 мая 2003 года рождения.

05 декабря 2008 г. А.А.В. умер.

07 августа 2009 г. между А.Н.В. и З. заключен договор дарения спорной квартиры, по условиям которого в собственность З. безвозмездно перешло жилое помещение в виде квартиры <...>. При этом в силу п. 5 договора после заключения договора дарения за А.Н.В. сохранено право пользования квартирой. Право собственности З. на спорное жилое помещение было зарегистрировано в ЕГРП.

17 декабря 2009 г. умерла А.Н.В.

Согласно ч. 2 ст. 292 ГК РФ, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Ст. 19 ФЗ "О введении в действие ЖК РФ" предусматривает, что действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 18 Постановления от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении ЖК РФ" разъяснил, что к названным в ст. 19 Вводного закона бывшим членам семьи собственника жилого помещения не может быть применен также и п. 2 ст. 292 ГК РФ, так как, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (статья 2 Закона РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в РФ"), они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование).

В ходе рассмотрения дела установлено, что приватизация спорной квартиры состоялась в 1993 г. на основании договора от 16 сентября 1993 г., заключенного между администрацией г. Бронницы и А.Н.В., которая на момент приватизации проживала в квартире одна. В связи с чем, указанные ограничения прекращения права пользования жилым помещением, в данном случае применены быть не могут.

Из п. 6 договора дарения квартиры, заключенного 7 августа 2009 г. между А.Н.В. и З. усматривается, что в квартире на момент заключения договора были зарегистрированы А.Н.В. и А.А.А. Однако в указанном договоре нет ссылки на то, что за А.А.А. сохраняется право пользования данным жилым помещением, имеется лишь условие (п. 5) о сохранении права пользования за А.Н.В.

Доводы истца об отсутствии какого-либо соглашения между ней и М., дающего право пользования квартирой ответчице и ее несовершеннолетнему ребенку, ответчиком не оспаривались.

В силу ч. 2 ст. 292 ГК РФ, юридически значимыми по данному делу являются установленные судом факты, а именно: на основании договора дарения от 7 августа 2009 г. к З. перешло право собственности на спорное жилое помещение, переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке, А.А.А., М. членами семьи З. не являются и не являлись, в спорном жилом помещении на момент его приватизации ответчики не проживали, договор дарения не содержит условий о сохранении за ними права пользования жилым помещением, каких-либо соглашений между истцом и ответчиком, дающих право пользования квартирой, не имеется. В силу указанных положений закона, требования истца о прекращении права пользования жилым помещением в связи с переходом права собственности, как А.А.А., так М., как законного представителя А.А.А., проживающей в квартире ввиду малолетнего возраста ребенка, подлежат удовлетворению.

Ссылку ответчика, как на основание временного сохранения права пользования спорным жилым помещением, на ч. 4 ст. 31 ЖК РФ суд нашел необоснованной, поскольку, как указанного в обжалуемом решении, данные положения закона к возникшим правоотношениям применены быть не могут, поскольку ч. 4 ст. 31 ЖК РФ регламентирует порядок сохранения права пользования жилым помещением за бывшими членами семьи собственника жилого помещения, а в данном случае судом установлено, что ни М., ни А.А.А. никогда членами семьи З. не являлись. Часть 2 ст. 292 ГК РФ, регламентирующая порядок прекращения права пользования жилым помещением в связи с переходом права собственности на жилое помещение к другому лицу, не предусматривает возможности сохранения за указанными лицами права пользования жилым помещением на какой-либо срок.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, М. обжалует его в кассационном порядке, и просит, отменив, направить дело на новое рассмотрение.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела в пределах заявленных кассатором доводов, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения, как постановленного в соответствии с действующими нормами материального и процессуального права.

Судом первой инстанции правильно определены правоотношения, возникшие между сторонами по настоящему делу, а также закон, подлежащий применению, правильно определены и в полном объеме установлены значимые для рассмотрения дела обстоятельства. Доводам сторон и представленным ими доказательствам дана надлежащая правовая оценка в их совокупности, а также в совокупности с установленными фактическими обстоятельствами.

Выводы суда основаны на материалах дела.

Суд правильно и обоснованно, исходя из правоотношений, возникших между сторонами по настоящему делу, пришел к выводу о том, что в данном случае закон не предусматривает возможности сохранения за ответчиками права пользования спорным жилым помещением на какой-либо срок.

Доводы кассационной жалобы аналогичны доводам возражений М. против предъявленного З. к ней и ее несовершеннолетней дочери требования, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и им дана, как указано выше, надлежащая правовая оценка, а потому эти доводы не могут быть приняты во внимание судебной коллегией в качестве оснований к отмене обжалуемого решения, как не опровергающие правильность выводов суда первой инстанции.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Раменского городского суда Московской области от 30 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь