Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2010 г. по делу N 33-21396

 

Судья: Дорохина Е.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Федерякиной М.А.

судей Васильевой И.В., Севалкина А.А.

при секретаре Е.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Васильевой И.В.

дело по кассационной жалобе представителя истцов П.А.Н. на решение Останкинского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 г., которым постановлено:

Отказать Б.В. и Б.А. в удовлетворении требований, предъявленных к ЗАО "Телекомпания "Останкино", П.А.В. и Ш. о защите чести и достоинства, взыскании денежной компенсации морального вреда,

 

установила:

 

Б.В., Б.А. обратились в суд с иском к ЗАО "Телекомпания "Останкино", П.А.В. о защите чести и достоинства, взыскании денежной компенсации морального вреда в суммах по 100 рублей в пользу каждого из истцов в равных долях с каждого из ответчиков, и просили возложить на ответчиков обязанность опровергнуть распространенные в транслировавшиеся 03.12.2009 г. в телепередаче "Человек и закон" порочащие истцов сведения о том, что члены сборной России по футболу Б.В. и Б.А. нарушали спортивный режим накануне ответственных матчей, в том числе, накануне матча со сборной по футболу Республики Словения, состоявшегося 14.11.2009 г., а также вели себя ненадлежащим образом в личной и общественной жизни.

Истцы в суд не явились, их представитель заявленные требования поддержал и указал, что прозвучавшая в сюжете фраза "А самые такие из всей сборной - братья Б. Вот они - любители с девушками развлечься..." должна рассматриваться в совокупности с озвученным ответчиком П.А.В. текстом вступления, где последний давал негативную оценку поведению футболистов сборной России, так как в контексте озвученных П.А.В. сведений, приведенная выше фраза воспринимается как утверждение о совершении истцами осуждаемых обществом поступков.

Ответчики П.А.В. и Ш. в суд не явились, их представитель К., одновременно представлявший интересы ЗАО "Телекомпания "Останкино", иск не признал, представил письменные возражения и указал, что та фраза, на которую представитель истцов ссылается в исковом заявлении, не является порочащей, тем более, что последнее в этой фразе слово "развлечься" не звучало в передаче и не было приведено в субтитрах, а сведения о том, что футболисты сборной нарушают спортивный режим накануне матчей многократно освещались в СМИ как до, так и после трансляции передачи, и соответствуют действительности, что подтверждено, в том числе, и высказываниями Б.В. в интервью, опубликованном 07.12.2009 г. в газете "Спорт-экспресс", поэтому не могут быть опровергнуты по требованию истцов. Представитель указал также, что П.А.В. автором сюжета не является и не может быть признан надлежащим ответчиком.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого как неправильного просит в кассационной жалобе представитель истцов П.А.Н.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей истцов Р., П.А.Н., представителя ответчиков К., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу, что решение постановлено в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Разрешая спор, суд первой инстанции на основе всестороннего анализа представленных сторонами доказательств, верно установил имеющие значение для дела обстоятельства и дал им надлежащую правовую оценку, правильно применив нормы материального права - ст. ст. 150, 151, 152 ГПК РФ.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, 03.12.2009 г. транслировалась телепрограмма "Человек и закон", учредителем которой является ответчик ЗАО "Телекомпания "Останкино", что следует из копии свидетельства о регистрации СМИ, а автором - Ш.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что оспариваемая истцами информация была распространена в сюжете телепрограммы, посвященном сборной России по футболу, расшифровки которой приобщены к материалам дела. Судом отмечалось, что просмотренному видеоряду в части высказывания в адрес истцов соответствует расшифровка, представленная стороной ответчика, в то время как в представленной стороной истцов расшифровке присутствует слово, в передаче не прозвучавшее - в записи фрагмента разговора со служащим отеля "Мариотт", фраза в отношении истцов прозвучала в следующем виде: "А самые такие из всей сборной - братья Б. Вот они - любители с девушками...", т.е. без слова "развлечься". Суд первой инстанции, давая оценку этим доказательствам, правомерно указал, что в названном фрагменте фраза заканчивалась неразборчивой речью, где лишь угадывалась буква "ч" - а окончание фразы звучало на фоне разговора других лиц, что не могло быть воспринято массовым зрителем, и не было приведено и в субтитрах.

Судом также установлено, что в сюжете, посвященном времяпровождению футболистов сборной России, массовому зрителю были сообщены сведения о том, что несколько игроков накануне первого матча по футболу со сборной Словении до глубокой ночи отдыхали в ресторане, курили кальян, что-то попивали и не соблюдали спортивный режим. Вместе с тем, ни в одном из озвученных П.А.В. текстов не прозвучало высказываний, имеющих прямое отношение к истцам, а сюжет был посвящен исключительно сборной России по футболу, а не личностям истцов. Этот вывод суда подтверждается также и текстами публикаций различных СМИ, представленных сторонами.

При таких обстоятельствах, судом сделан обоснованный вывод, что в данном случае необходимо отграничить высказывания, адресованные сборной России по футболу, как общественной единице, от высказываний, касающихся каждого из футболистов сборной в отдельности, в том числе и истцов.

Суд пришел к выводу о том, что прозвучавшая в телепередаче фраза служащего отеля "А самые такие из всей сборной - братья Б. Вот они - любители с девушками...", не является порочащей, а факт нарушения истцами спортивного режима, что одновременно может быть расценено как ненадлежащее поведение в общественной жизни, в ходе рассмотрения дела нашел свое подтверждение, поэтому соответствует действительности.

Судом дана оценка представленным стороной истцов доказательствам - заключению специалиста в области лингвистики, указавшего на наличие в спорном сюжете негативной информации в отношении истцов. Между тем, суд установил, что специалисту были представлены тексты сюжета, содержащие то слово во фразе, где упоминалась фамилия истцов, которое в телепрограмме не прозвучало, и которое не было указано в субтитрах. Судом учитывалось также, что негативная информация не тождественна понятию сведений, распространяемых в форме утверждений.

Суд правомерно не согласился с выводом, изложенном в заключении, о том, что распространенные в отношении сборной России по футболу сведения о нарушении игроками спортивного режима относятся и к братьям Б., и обоснованно провел отграничение сведений, касающихся сборной в целом, от информации, распространенной непосредственно в отношении истцов.

Суд, рассматривая дело, не установил вины ответчиков в нарушении личных неимущественных прав Б.В., Б.А. и положений Закона РФ "О средствах массовой информации, возлагающих на журналиста обязанность проверки достоверности сообщаемой информации.

При этом, судом проверялись доводы представителя истцов о необходимости признания видеозаписей недопустимыми доказательствами, поскольку стороной ответчика не представлено данных о личности интервьюеров, а также доказательств тому, что видеозаписи не являются постановочным вариантом.

Проверяя данные доводы, суд обоснованно исходил из того, что положения ст. 77 ГПК РФ подлежат применению в их системной связи с иными нормами, регулирующими вопросы осуществления видеозаписи, в том числе со ст. 50 Закона РФ "О средствах массовой информации", предусматривающей, что распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается и в случае, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц.

Таким образом, суд обоснованно признал представленные ответчиками доказательства допустимыми.

Поскольку в процессе рассмотрения дела суду были представлены доказательства подтверждающие нарушения футболистами спортивного режима, и, тем самым, их ненадлежащего поведения в общественной жизни при наличии к ним повышенного общественного интереса, а сведения об их ненадлежащем поведении в личной жизни распространены не были, суд правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия выводы суда первой инстанции полагает правильными, так как они основаны на законе, материалах и фактических обстоятельствах дела.

Довод кассационной жалобы о том, что приведенные выше сведения, распространенные ответчиками являются порочащими, поскольку должны восприниматься в едином контексте, в связи с чем, подлежат опровержению, не может служить основанием к отмене решения в силу ст. 362 ГПК РФ, так как направлен исключительно на переоценку доказательств. Судебная коллегия считает, что доказательствам, представленным сторонами, дана надлежащая правовая оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ.

Доводы о нарушении норм процессуального права, в частности, о не рассмотрении ходатайства о назначении лингвистической экспертизы и недопустимости доказательств, представленных стороной ответчиков и положенных в основу решения, не являются основанием к отмене решения суда.

Так, указанное ходатайство было заявлено на стадии досудебной подготовки 18 марта 2010 года, в судебном заседании 28 апреля 2010 года представитель истцов данное ходатайство не поддерживал, а представил лингвистическое заключение специалиста от 12 апреля 2010 года, которое судом исследовалось. Кроме того, судебная коллегия полагает, что все доказательства, положенные в основу решения соответствуют требованиям ст. ст. 55, 59, 60 ГПК РФ.

Доводы о нарушении норм материального права направлены на неправильное толкование положений ст. ст. 150, 152 ГК РФ и Закона РФ "О средствах массовой информации".

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя истцов П.А.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь