Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2010 г. по делу N 33-5566

 

Судья Антоненко С.О.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Толстиковой М.А., судей Ивановой Т.В. и Хрусталевой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 15 июля 2010 года дело по кассационной жалобе М.Н.Н. на решение Кишертского районного суда Пермского края от 26 апреля 2010 года, которым М.Н.Н. признан утратившим право пользования жилым помещением по адресу: <...>; на территориальный пункт УФМС по Пермскому краю в Кишертском районе возложена обязанность по снятию М.Н.Н. с регистрационного учета по указанному адресу:

В удовлетворении исковых требований М.Н.Н. к М.Л. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, обязании предоставить комплект ключей, вселении, признании жилого помещения по адресу с <...>, коммунальной квартирой, определении порядка пользования жилым помещением путем выделения в пользование комнаты 8,3 кв. м - отказано.

Заслушав доклад судьи Толстиковой М.А., объяснения М.Н.Н. и его представителя по ордеру адвоката Чабина Ю.А., исследовав материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

М.Л. обратилась в суд с иском к М.Н.Н. о признании утратившим право пользования жилым помещением по адресу: <...>; снятии с регистрационного учета по указанному адресу. Исковые требования мотивированы тем, что с 2000 г. ответчик в спорном жилом помещении не проживает, добровольно выехал из него с вещами, намерения проживать в квартире не имеет.

М.Н.Н. предъявил встречный иск к М.Л. о вселении, устранении препятствий в пользования жильем помещением, обязании выдать дубликат ключей от квартиры, определить порядок пользования жилым помещением путем предоставления в пользование комнаты площадью 8,3 кв. м, признании спорного жилого помещения коммунальной квартирой. Исковые требования мотивированы тем, что его непроживание в спорном жилье вызвано неприязненными отношениями с М.Л., брак с которой расторгнут. При этом никогда не отказывался от своих прав на жилое помещение, в квартире остались его личные вещи, другого жилья он не имеет.

В судебном заседании М.Л. настаивала на удовлетворении первоначальных требований, встречный иск не признавала.

Представитель М.Н.Н. по доверенности Чабин Ю.А. исковые требования не признавал, настаивал на удовлетворении встречного иска.

3-е лицо М.Н.А. (дочь сторон) поддержала первоначальные требования, в удовлетворении встречного иска просила отказать.

Представители 3-х лиц - администрации У-Кишертского сельского поселения и УФМС по Пермскому краю в Кишертском районе - в судебное заседание не явились, просили о рассмотрении дела в их отсутствие.

Ответчик М.Н.Н. также просил о рассмотрении дела в его отсутствие.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе М.Н.Н., указывая на его незаконность и

необоснованность. Судом не учтено, что у ответчика не имеется другого жилого жилья на праве собственности либо по иному основанию. Суд исходил только лишь из факта непроживания ответчика в спорном жилье, однако не учел, что это обстоятельство обусловлено неприязненными отношениями с бывшей женой после расторжения брака.

Судебная коллегия находит решение суда первой инстанции подлежащим отмене в части удовлетворения исковых требований М.Л. и в части отказа в удовлетворении встречного иска о вселении и устранении препятствий в пользовании в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств,

несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права (п. 1, 3 и 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда.

Судом установлено, что ответчик зарегистрирован в спорном жилом помещении, которое представляет собою двухкомнатную квартиру; фактически в квартире проживает истица и 3-е лицо (дочь истца и ответчика).

В судебном заседании ответчик не отрицал факт непроживания в спорном жилом помещении с 2000 года, мотивируя выезд из квартиры распадом семьи с М.Л. (брак расторгнут в октябре 2000 г.) и обострением личностных отношений в связи с указанным обстоятельством.

Установив факт непроживания ответчика в спорном жилом помещении, суд первой инстанции пришел к выводу о добровольном отказе от прав и обязанностей, вытекающих из договора социального найма жилого помещения.

При этом, суд посчитал несостоятельным довод ответчика об отсутствии у него другого жилья на праве собственности либо по договору найма.

Судебная коллегия находит данный вывод суда основанным на неправильном применении материального закона и противоречащим фактическим обстоятельствам дела.

Удовлетворяя первоначальные исковые требования, суд исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств того факта, что его непроживание в спорном жилом помещении вызвано действиями М.Л., препятствующими реализации им своих жилищных прав в данном жилье.

Вместе с тем из содержания приведенной правовой нормы следует, что признание лица утратившим право пользования жилым помещением возможно при установлении факта выезда его на другое место жительства. При этом, бремя доказывания данного факта лежит на истце, поскольку именно с этим фактом (выездом на другое постоянное место жительства) данное лицо связывает прекращение прав и обязанностей ответчика по отношению к спорному жилому помещении.

Как следует из материалов дела и установлено судом, в 2000 г. ответчик начал сожительствовать с другой женщиной в ее квартире и с этого момента прекратил проживание с прежней семьей в спорном жилом помещении. Установив данное обстоятельство, суд не учел, что именно оно и явилось препятствием к дальнейшему использованию им спорного жилого помещения в таком же порядке, который имелся до прекращения семейных отношений с М.Л., поскольку возможность совместного проживания в спорном жилье истицы с дочерью и ответчика со своей сожительницей исключалось в принципе. Однако это само по себе не может свидетельствовать об отказе ответчика от своих прав в отношении спорного жилья.

Также судом установлено, что с 2005 года ответчик проживает в жилом доме, принадлежащем на праве собственности брату, по адресу: <...>. Однако сам по себе этот факт не свидетельствует о возникновении у него права пользования указанным жильем постоянно и без каких-либо ограничений. В ходе судебного разбирательства суду не было представлено доказательств, свидетельствующих о намерении собственника этого жилого дома (пусть даже и приходящегося ответчику родственником), предоставить жилое помещение ему в постоянное и бессрочное пользование.

Таким образом, бесспорных доказательств выезда ответчика в какое-либо жилое помещение, признаваемое им местом своего жительства, и используемое в качестве такового, истицей не представлено. Более того, как следует из материалов дела, истица в сентябре 2002 года получила ордер на спорное жилое помещение, в который был включен и ответчик (л.д. 10 т. 1); в январе 2006 года она же заключила договор социального найма жилого помещения, включив в состав лиц - пользователей жилого помещения и ответчика (л.д. 7-8 т. 1). Указанные действия имели место быть уже после того, как ответчик, по утверждению истицы, отказался от своих прав в отношении спорного жилья в связи с выездом. Следовательно, указывая ответчика в качестве лиц - пользователей жилого помещения, истица сама исходила из того, что его непроживание в квартире не носит постоянный характер и не свидетельствует о прекращении его прав и обязанностей в отношении данного жилого помещения.

Таким образом, выводы, которые положены в основу решения по требованиям М.Л. (о добровольном отказе ответчика от своих прав в отношении спорного жилого помещения и постоянном выезде из него) бесспорными доказательствами, добытыми в ходе судебного разбирательства, не подтверждаются. Следовательно, они противоречат фактическим обстоятельствам дела.

При таких обстоятельствах решение суда в этой части не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене. Судебная коллегия считает возможным принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований о признании М.Н.Н. утратившим право пользования спорным жилым помещением и снятии его регистрационного учета.

По правилам ст. 69 ЖК РФ ответчик, перестав быть членом семьи нанимателя жилого помещения, продолжает сохранять равные с М.Л. и М.Н.А. права, в т.ч., право на проживание. Следовательно, его требование о вселении и устранении препятствий в пользовании спорным жилым помещением подлежит удовлетворению. Судебная коллегия полагает, что требование о предоставлении дубликата ключей от входной двери охватывается предметом требования об устранении препятствий в пользовании. С учетом этого не усматривает оснований разрешать его как самостоятельное требование и выносить по нему решение.

Требование М.Н.Н. о признании спорного жилого помещения коммунальной квартирой и предоставлении ему в пользование изолированной комнаты площадью 8,3 кв. м по существу направлено на изменение договора социального найма.

На основании ст. 10 ЖК РФ жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности.

Правоотношения сторон носят длящийся характер, в силу этого подлежат регулированию Жилищным кодексом РФ, вступившим в действие с 01.03.2005 года.

Положением ч. 1 ст. 82 ЖК РФ предусмотрено право граждан, проживающих в одной квартире на основании отдельных договоров найма, требовать заключения с ними одного договора социального найма в случае объединения в одну семью. В то же время, действующее жилищное законодательство не предусматривает право граждан, проживающих в жилом помещении на основании единого договора найма, требовать заключения с ними отдельных договоров найма в случае прекращения семейных отношений. С учетом этого требование М.Н.Н. не основано на законе и не подлежит удовлетворению. С учетом этого, судебная коллегия не усматривает оснований вмешиваться в решение об отказе ему в иске о признании спорного жилого помещения коммунальной квартирой и предоставлении ему в пользование изолированной комнаты площадью 8,3 кв. м.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кишертского районного суда Пермского края от 26 апреля 2010 г. в части признания М.Н.Н. утратившим право пользования и снятия с регистрационного учета в жилом помещении по адресу: <...>, а также в части отказа М.Н.Н. в удовлетворении исковых требований о вселении, устранении препятствий в пользовании отменить.

Вынести новое решение. В удовлетворении исковых требований М.Л. к М.Н.Н. о признании его утратившим право пользования жилым помещением по адресу: <...> снятии с регистрационного учета в указанном жилом помещении отказать

М.Н.Н. вселить в жилое помещение по адресу: <...>.

Обязать М.Л. не чинить препятствий М.Н.Н. в пользовании жилым помещением по адресу: <...>.

В оставшейся части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу М.Н.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь