Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2010 г. по делу N 33-5989

 

Судья Иванова Н.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Толстиковой М.А. и судей Ивановой Т.В., Хрусталевой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 15 июля 2010 года дело по кассационной жалобе ООО <...> на решение Ленинского районного суда г. Перми от 27 мая 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования Р.В. к ООО <...> о защите чести, достоинства и деловой репутации удовлетворить частично.

Обязать Общество с ограниченной ответственностью <...> опровергнуть сведения, изложенные в статье "Мошенники-добродетели", опубликованной 7 мая 2007 года в N <...> газеты <...>, путем опубликования в течение 10 дней со вступления решения суда в законную силу опровержения следующего содержания:

"Учредитель и издатель газеты <...> - Общество с ограниченной ответственностью <...> сообщает, что информация, изложенная в статье "Мошенники-добродетели", опубликованной 7 мая 2007 года в N <...> газеты <...>, в отношении следующих незаконных действий Р.В. является недостоверной: Р.В. не держал пенсионерку К.Л.П. под домашним арестом, не продавал имущество К.Л.П. и не совершал в отношении К.Л.П. каких-либо уголовно-наказуемых действий".

Опровержение должно быть набрано тем же шрифтом, что и статья "Мошенники-добродетели", помещено под заголовком "Опровержение" на том же месте полосы, что и опровергаемая статья "Мошенники-добродетели".

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью <...> в пользу Р.В. в возмещение морального вреда 5 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 5 000 рублей, расходы по оплате судебной филологической экспертизы в сумме 22 534 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 100 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований Р.В. отказать.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Хрусталевой Л.Е., пояснения представителя ответчика М., представителя истца Е., судебная коллегия

 

установила:

 

Р.В. обратился в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью <...> о защите чести и достоинства, возмещении морального вреда. Просил возложить на ответчика обязанность опубликовать опровержение информации, опубликованной в статье "Мошенники-добродетели" в газете <...> N <...> от 7 мая 2007 г., а также взыскать компенсацию морального вреда, размер которого истец оценивал в 500 000 рублей.

В обоснование заявленных требований указал, что в газете <...> N <...> от 7 мая 2007 года опубликована статья "Мошенники-добродетели", в которой рассказывается о якобы совершенном им мошенничестве с квартирой в отношении пенсионерки К.Л.П. Автор статьи Р.О. указывает, что "некий Р.В. под предлогом улучшения жилищных условий пенсионерки К.Л.П. обманным путем приобрел у нее квартиру, а затем три недели держал ее "под домашним арестом"; кроме того указывает, что "документы, которые подписала К.Л.П., она не читала, что был заключен фиктивный договор дарения, а Р.В. быстро все продал, положив в карман немалую сумму денег и необоснованно обогатился за счет 83-летней пенсионерки". Кроме того, в статье указано, что истец как преступник избегает заслуженного наказания: "кто-то продолжает закрывать глаза на махинации с имуществом", "...суд, прокуратура... почему-то уверены в положительном образе Р.В.", "Странно, но сам Р.В. до сих пор на свободе". Также автор намекает, вероятно, на способность истца убить человека: "неизвестно, что стало бы с бабушкой, если бы ей не удалось сбежать из-под ареста". Факты, изложенные в статье, полностью не соответствуют действительности. В результате данной публикации истцу причинен моральный вред, опорочена его репутация как честного и порядочного человека.

В ходе рассмотрения дела истец исковые требования уточнил в части текста статьи-опровержения, просил обязать ответчика опубликовать текст статьи-опровержения следующего содержания: "Учредитель и издатель газеты <...> - ООО <...> сообщает, что информация в статье "Мошенники-добродетели", опубликованная 7 мая 2007 года в N <...> газеты <...> в отношении следующих незаконных действий Р.В. является недостоверной: Р.В. не держал К.Л.П. под домашним арестом, не продавал имущество К.Л.П. и не совершал в отношении К.Л.П. каких-либо уголовно-наказуемых действий. Редакция приносит Р.В. извинения за публикацию ложной информации".

Определением суда в качестве соответчика привлечена Ю.

В судебном заседании истец и его представитель на уточненных исковых требованиях настаивали, подтвердили обстоятельства, изложенные в исковом заявлении и ранее данные пояснения.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал. Указал, что информация, изложенная в статье, является достоверной, подтверждается материалами уголовного дела в отношении Р.В. Автор статьи при ее написании руководствовалась постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 23 марта 2007 года, в котором указано, что в действиях Р.В. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 Уголовного кодекса РФ. Факт содержания К.Л.П. "под домашним арестом" подтверждается исковым заявлением К.Л.П., принятым к производству Мотовилихинским районным судом г. Перми, в котором она указывала, что после совершения сделок Р.В. вывез ее с вещами и держал в изоляции до совершения государственной регистрации сделки; постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 23 марта 2007 года, в котором приведены показания К.Л.П., подтвержденные также показаниями К. и С.; материалами уголовного дела, возбужденного и расследованного по заявлению К.Л.П. Полагал, что оснований для компенсации истцу морального вреда не имеется, поскольку доказательств, свидетельствующих о том, что истцу причинен моральный вред, им не представлено.

Соответчик Ю. исковые требования не признала, подтвердила, что является автором статьи "Мошенники-добродетели", статью писала на основании

имеющихся у нее материалов - обращения К.Л.П. в прокуратуру, искового заявления в Мотовилихинский районный суд г. Перми. Информация о содержании под домашним арестом изложена со слов К.Л.П. Она посчитала, что изложенные в статье факты являются установленными, информация на тот момент являлась достоверной.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе ООО <...>. В обоснование жалобы указывается, что исковое заявление принято судом первой инстанции и рассмотрено и разрешено с нарушением норм, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 ГПК РФ. Определением Ленинского районного суда от 10.11.2008 года по гражданскому делу N 2-345/2008 было постановлено - исковое заявление Р.В. к ООО <...> оставить без рассмотрения в соответствии с абзацем 8 ст. 222 ГПК РФ и указано, что заявление об отмене определения может быть подано в суд в соответствии с ч. 3 ст. 223 ГПК РФ. 22 ноября 2008 года суд принял к производству тождественный иск без отмены определения суда от 10.11.2008 года, хотя истец ссылался на указанное определение и просил рассмотреть повторный иск на основании ч. 2 ст. 223 ГПК РФ, но без предоставления доказательств уважительности причин неявок в судебные заседания. В удовлетворении заявления ответчика о прекращении производства по делу отказано 12.02.2009 года. Только 20.03.2009 года судом принято решение о запросе и приобщении к материалам гражданского дела N 2-345/2008, но решение об отмене определения суда от 10.11.2008 года не принималось. Ответчику стало известно о принятии судом к производству повторного иска Р.В. 19.01.2009 года из уведомления суда о назначении на 12.02.2009 года предварительного судебного заседания. Указанное процессуальное нарушение лишило ответчика возможности своевременно подготовить дополнительные доказательства, возможность которых впоследствии была утрачена, что привело к неправильному рассмотрению дела. Так, А., владелец квартиры, в которую Р.В. привез К.Л.П., и где она находилась под "домашним арестом" с 14.12.2006 года по ДАТА, умерла.

Суд не принял решение о назначении по делу дополнительной экспертизы, которая требовалась, поскольку эксперт не дал ответа на вопрос: являются ли утверждением о фактах, либо мнением автора, два высказывания: "ведь он хотел спрятать К.Л.П. подальше от чужих глаз", "Три недели К.Л.П. держали под домашним арестом, запрещали выходить на улицу, громко говорить". Указанные фразы суд проанализировал и оценил самостоятельно. В результате отсутствия специальных познаний в области лингвистики и филологии суд принял неверное решение по этим фразам, указав, что они изложены в виде сведений о фактах. Решением не мотивировано, на основании чего суд сделал вывод о том, что вторая фраза является утверждением о факте, сведения о котором порочат истца, если его имя не упоминается.

Судом неверно дана оценка доказательств доказательствам сведений, изложенных в указанных фразах. Суд исходил из того, что понятие "домашний арест" включает в себя запрет выхода из дома как форму наказания, пресечения чего-либо, ограничение свободы передвижения человека", однако приговор в отношении Р.В. о признании его виновным в незаконном лишении свободы К.Л.П. отсутствует. Поскольку в главе "добрый внучек" буквально написано "под "домашним" арестом, такая формулировка не относится к понятию, употребленному в ст. 107 УК РФ, тем более, в этой фразе не идет речь о преступлении, предусмотренном ст. 127 УК РФ. Суд необоснованно решил, что во фразе "Ведь он хотел спрятать К.Л.П. подальше от чужих глаз" содержится информация о наличии у Р.В. умысла на совершение противозаконных действий по лишению К.Л.П. свободы. Глагол "спрятать" не содержится ни в одной норме уголовного законодательства. Суд критически отнесся к таким доказательствам достоверности сведений, как показания самой К.Л.П., содержащиеся в уголовном деле N 2997/07, в материалах гражданских дел N 2-345/08 и N 2-40/10, сославшись на заключение судебно-психиатрической экспертизы 1999 года. Но выводы указанной экспертизы с давностью 10 лет как раз однозначно утверждают - К.Л.П. вменяема. В связи со смертью К.Л.П. 22.12.2007 г. иные ее показания предоставить невозможно. Суд не принял во внимание решение Мотовилихинского районного суда г. Перми по иску К.Л.П. к Р.В. от 16.11.2007 года и

Определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 22.01.2008 года по делу N 33-312, в которых зафиксированы прижизненные показания К.Л.П. о том, что после совершения сделок ответчик вывез ее с вещами и держал в изоляции до совершения государственной регистрации сделок 18.12.2006 года и то, что К.Л.П. от иска не отказалась. Суд сделал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов кассационной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, не находит оснований для отмены решения суда.

В силу пункта 1 статьи 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих, его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 152 ГК РФ, если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех средствах массовой информации.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненного их распространением.

На основании ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину иные нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда. Согласно ст. 150 ГК РФ к нематериальным благам в частности относится честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.д.

Согласно ст. 1110 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

В соответствии со ст. 62 Закона "О средствах массовой информации", моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от 24.02.2005 г. "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что 7 мая 2007 года в газете <...> N <...> на странице 9 опубликована статья "Мошенники-добродетели" с подзаголовком "В Перми наживаются за счет обманутых стариков", автором которой указана Р.О. Учредителем и издателем газеты <...> является Общество с ограниченной ответственностью Медиа-группа <...>.

В данной статье имеются следующие фразы, которые, по мнению истца, относятся к нему, не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию:

"Фиктивный договор дарения был оформлен по инициативе Р.В., пообещавшего купить К.Л.П. отдельную квартиру. Такие условия ей поставил Р.В. уже перед дверями регистрационной палаты. При этом не обсуждались ни порядок заключения, ни правовые последствия..."

"Оформив злополучный договор с простодушной старушкой, Р.В. сразу же зарегистрировал право собственности на свое имя и быстро все продал, положив в карман немалую сумму денег"

"Расчет Р.В. был прост: старики доверчивы как дети. Пожилая женщина и не подозревала, что ее просьба о размене закончится незаконной сделкой в пользу одного Р.В."

"Разве не знал всех этих подробностей Р.В.? Наверное, все-таки имел в виду. Ведь он хотел спрятать К.Л.П. подальше от чужих глаз, да и кому понадобилось бы искать 83-летнюю бабушку?"

"Три недели К.Л.П. держали под домашним арестом, запрещали выходить на улицу, громко говорить",

"Это далеко не первый случай незаконной сделки с жильем обманутых граждан и, боюсь, не последний",

"И суд, и прокуратура, и органы опеки и попечительства почему-то уверены в положительном образе Р.В., ведь он обещает купить квартиру. А тот факт, что незаконную сделку уже заключили, и человек необоснованно обогатился за счет 83-летней пенсионерки, никто во внимание не принимает. Неизвестно, что стало бы с бабушкой, если бы ей не удалось сбежать из-под ареста. Странно, но сам Р.В. до сих пор на свободе"

Также, по мнению истца, к нему относится заголовок статьи "Мошенники-добродетели", который также не соответствуют действительности и порочат его честь, достоинство и деловую репутацию.

Разрешая дело, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что все вышеуказанные фразы, опубликованные в статье, относятся именно к Р.В., поскольку после прочтения этой статьи становится очевидным, что речь в ней идет именно о Р.В., как одном из мошенников, и что указанная статья может создать негативное мнение об истце у читателей газеты

Суд первой инстанции также верно установил, что сведения о фактах содержатся в следующих фразах: "Оформив злополучный договор с простодушной старушкой, Р.В. сразу же зарегистрировал право собственности на свое имя и быстро все продал, положив в карман немалую сумму денег", "Это далеко не первый случай незаконной сделки с жильем обманутых граждан", "незаконную сделку уже заключили, и человек необоснованно обогатился за счет 83-летней пенсионерки", "Ведь он хотел спрятать К.Л.П. подальше от чужих глаз", "Три недели К.Л.П. держали под домашним арестом, запрещали выходить на улицу, громко говорить", поскольку они являются высказываниями в форме утверждений о факте ограничения свободы передвижения К.Л.П., их соответствие действительности можно проверить.

Ответчик не доказал суду, что соответствуют действительности сведения, изложенные во фразах: "Ведь он хотел спрятать К.Л.П. подальше от чужих глаз". "Три недели К.Л.П. держали под домашним арестом, запрещали выходить на улицу, громко говорить".

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что распространенные сведения, содержащиеся в указанных фразах, не соответствуют действительности, поскольку на момент опубликования статьи ответчик не располагал и не мог располагать доказательствами достоверности вышеуказанных сведений.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не назначил по делу дополнительную экспертизу, которая требовалась, поскольку эксперт не дал ответ на вопрос - являются ли утверждением о фактах, либо мнением автора указанные высказывания: "ведь он хотел спрятать К.Л.П. подальше от чужих глаз", "Три недели К.Л.П. держали под домашним арестом, запрещали выходить на улицу, громко говорить", а проанализировал и неверно оценил их самостоятельно, судебная коллегия находит несостоятельными.

Согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Из протокола судебного заседания от 26 мая 2010 года следует, что сторонами ходатайство о назначении по делу дополнительной экспертизы не заявлялось.

Согласно ч. 1 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Таким образом, суд рассмотрел дело на основании имеющихся в деле доказательств.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд неверно оценил указанные фразы, пришел к выводу о том, что в них содержатся сведения о фактах, не соответствующих действительности, относящихся к истцу, судебная коллегия находит необоснованными.

Поскольку речь в статье "Мошенники-добродетели" речь шла об истце, указанные высказывания также относятся к истцу.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции неверно дана оценка доказательствам достоверности сведений, изложенных в указанных фразах, судебная коллегия находит несостоятельными.

Суд установил, что в возбуждении уголовного дела в отношении истца по факту незаконного лишения свободы К.Л.П. отказано в связи с отсутствием признаков состава преступления, показания и заявления К.Л.П. на которые ссылался ответчик, не подтвердили с достоверностью указанные факты, поскольку она страдала психическим расстройством в форме шизофрении, в материалах уголовного дела имеется множество заявлений К.Л.П., в которых он как просила привлечь Р.В. к уголовной ответственности, так и отказывалась от своих заявлений, указывая, что

Р.В. ничего плохого в отношении нее не совершал, все заявления против него она писала под давлением своей племянницы К.

Доводы кассационной жалобы о том, что исковое заявление принято судом первой инстанции и рассмотрено и разрешено с нарушением процессуальных норм, поскольку определением Ленинского районного суда от 10.11.2008 года по гражданскому делу N 2-345/2008 исковое заявление Р.В. к ООО <...> было оставлено без рассмотрения в соответствии с абзацем 8 ст. 222 ГПК РФ, а 22 ноября 2008 года суд принял к производству тождественный иск без отмены определения суда от 10.11.2008 года, суд находит необоснованными.

Из анализа ст. 222, 223 ГПК РФ следует, что в случае оставления искового заявления без рассмотрения, лицо имеет право обратиться вновь в суд с заявлением в общем порядке.

Поэтому указанные доводы ответчика ошибочны, основаны на неверном толковании норм процессуального права, поэтому они не могут служить основанием для отмены решения суда.

При рассмотрении данного иска судом первой инстанции подробно исследованы обстоятельства дела, проанализированы доводы стороны истца и возражения ответчиков, дан анализ представленным сторонами доказательств в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Основания не согласиться с выводами суда первой инстанции судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Общества с ограниченной ответственностью <...> на решение Ленинского районного суда г. Перми от 27 мая 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь