Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 2010 года

 

Председатель Верховного Суда Удмуртской Республики Ю.В. Суханов, рассмотрев жалобу адвоката Алексеева В.Н. - защитника М.А.В. на постановление мирового судьи судебного участка N 7 Первомайского района г. Ижевска от 10 марта 2010 года и на решение судьи Первомайского районного суда г. Ижевска от 15 апреля 2010 года, вынесенные в отношении М.А.В.-оглы по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

4 февраля 2010 года инспектором ДПС ПДПС ГИБДД МВД по Удмуртской Республике в отношении М.А.В. возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 7 Первомайского района г. Ижевска от 10 марта 2010 г. М.А.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Первомайского районного суда г. Ижевска от 15 апреля 2010 г. постановление мирового судьи судебного участка N 7 Первомайского района г. Ижевска от 10 марта 2010 г. оставлено без изменения.

В поданной в порядке надзора жалобе, поступившей в Верховный Суд Удмуртской Республики 16 июня 2010 года, защитник М.А.В. просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления и прекратить производство по делу об административном правонарушении.

В обоснование требований жалобы указал, что в действиях М.А.В. отсутствует состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Суд необоснованно отверг показания свидетелей В.В.А. и В.Б.И. Полагает, что протокол об административном правонарушении является недопустимым доказательством, т.к. М.А.В. не разъяснялись его права, изложенные в статье 51 Конституции РФ и статье 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не выяснялся вопрос о владении им русским языком, а также протокол не содержит указание на событие правонарушения, которое может быть квалифицировано по части 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, поступившего в Верховный Суд Удмуртской Республики 12 июля 2010 г., ознакомившись с доводами надзорной жалобы, оснований для ее удовлетворения не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается выезд в нарушение требований Правил дорожного движения РФ на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, не соединенный с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия.

Пунктом 11.5 Правил дорожного движения РФ запрещен обгон, в частности, в конце подъема и на других участках дорог с ограниченной видимостью с выездом на полосу встречного движения.

Из приложения 1 к Правилам дорожного движения РФ следует, что дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен" запрещает обгон всех транспортных средств.

В соответствии с п. 5.4.21 национального стандарта РФ "Технические средства организации дорожного движения. Правила применения дорожных знаков, разметки, светофоров, дорожных ограждений и направляющих устройств. ГОСТ Р 52289-2004", утвержденного приказом Ростехрегулирования от 15 декабря 2004 года N 120-ст знак 3.20 устанавливают на участках дорог с необеспеченной видимостью встречного автомобиля, зона действия знака в этом случае определяется протяженностью опасного участка.

Согласно материалам дела <...> г. в <...> часа <...> минут на <...> километре автодороги <...> М.А.В., управляя автомобилем, при обгоне двигавшегося впереди него транспортного средства в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" в конце подъема выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

Факт совершения М.А.В. административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подтверждается собранными по делу об административном правонарушении доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 1); объяснением водителя автомобиля, который обогнал М.А.В. (л.д. 4); схемой обгона (л.д. 5); рапортом инспектором ДПС, возбудившего дело об административном правонарушении (л.д. 6); дислокацией дорожных знаков и разметки л.д.

Указанным выше доказательствам, в совокупности с другими материалами дела, была дана надлежащая, в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оценка судьями обеих инстанций и сделан правильный вывод о наличии в действиях М.А.В. состава административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьями обоснованно, с соблюдением требований статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, были отвергнуты показания опрошенных в судебных заседаниях в качестве свидетелей М.Л.Г., В.В.А. и В.Б.И.

Таким образом, доводы надзорной жалобы об отсутствии в действиях М.А.В. состава административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также относительно оценки показаний свидетелей, несостоятельны.

Доводы надзорной жалобы относительно недопустимости использования в качестве доказательства протокола об административном правонарушении также несостоятельны. Так, из указанного протокола следует, что права, предусмотренные статьей 51 Конституции РФ, статьей 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, М.А.В. разъяснялись (л.д. 1 на обороте). Более того, он их частично реализовал, собственноручно написав объяснения относительно события правонарушения в протоколе об административном правонарушении. При этом данные объяснения написаны им на русском языке. Изложенные в протоколе об административном правонарушении сведения относительно события правонарушения достаточны, для того чтобы квалифицировать его по части 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 7 Первомайского района г. Ижевска от 10 марта 2010 года и решение судьи Первомайского районного суда г. Ижевска от 15 апреля 2010 года, вынесенные в отношении М.А.В.-оглы по делу об административном правонарушении, ответственность за которое установлена частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения.

Жалобу защитника М.А.В. оставить без удовлетворения.

 

Председатель Верховного Суда

Удмуртской Республики

Ю.В.СУХАНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь