Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 2010 г. по делу N 4а-1618/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу В. на постановление мирового судьи судебного участка N 336 Дмитровского района г. Москвы, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы, от 16 декабря 2009 года и решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 19 февраля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 336 Дмитровского района г. Москвы от 16 декабря 2009 года В. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему было назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 (четыре) месяца.

Решением судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 19 февраля 2010 года данное постановление оставлено без изменения, жалоба В. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе В. выражает несогласие с упомянутыми судебными актами, ссылаясь на то, что протокол об административном правонарушении был составлен инспектором ДПС на основании рапорта сотрудника ППС, при этом В. не был ознакомлен ни с рапортом сотрудника ППС, ни со схемой движения, на схеме нарушения инспектор ДПС отразил дорожную разметку не полно, местоположение дорожного знака 3.1 "Въезд запрещен" Приложения 1 к ПДД РФ не установлено, в протоколе не описано движение В. после нарушения требований разметки, что имеет существенное значение; сотрудники ППС, находясь на расстоянии 85 метров от места осуществления водителем маневра, с учетом естественных помех не могли увидеть осуществленный В. маневр; данные, изложенные в рапорте и схеме, существенно противоречат друг другу в части указания расстояния, на протяжении которого В. должен был следовать по встречной полосе.

Проверив представленные материалы, изучив довод надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что В. 26 октября 2009 года в 11 часов 30 минут, управляя автомобилем марки <...> государственный регистрационный знак <...>, следуя по ул. 800-летия Москвы, у д. 107 Е по Дмитровскому шоссе в г. Москве, нарушив требования дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, произвел выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения. Указанными действиями В. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения В. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судебными инстанциями доказательств: протоколом об административном правонарушении, схемой нарушения, рапортом сотрудника ППС, показаниями допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей инспектора ДПС Я., сотрудников ППС Ш., Г., Р. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Доводы надзорной жалобы В. о том, что протокол об административном правонарушении был составлен инспектором ДПС на основании рапорта сотрудника ППС, при этом В. не был ознакомлен ни с рапортом сотрудника ППС, ни со схемой движения, на схеме нарушения инспектор ДПС отразил дорожную разметку не полно, местоположение дорожного знака 3.1 "Въезд запрещен" Приложения 1 к ПДД РФ не установлено, в протоколе не описано движение В. после нарушения требований разметки, что имеет существенное значение, несостоятельны. В соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ протокол об административном правонарушении был обоснованно составлен инспектором ДПС в связи с поступившим от сотрудника ППС материала, содержащего данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, а именно рапорта. При этом положениями КоАП РФ порядок составления схемы нарушения и рапорта, том числе сотрудника ППС, не регламентирован, поэтому обязательное ознакомление лица с названными документами не требуется. В. не был лишь возможности ознакомиться с материалами дела, в котором содержатся указанные документы.

Кроме того, схема нарушения является иллюстрированным приложением к рапорту, в которой отражен противоправный маневр водителя, непосредственно нарушение требования разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ и движение по встречной полосе, поэтому незначительное отклонение в изображении разметки в схеме от линии разметки на местности не является в данном случае существенным нарушением. Отсутствие среди доказательств данных о том, где расположен дорожный знак 3.1 "Въезд запрещен", не является нарушением, влекущим признание доказательств недопустимыми, поскольку В. нарушение требования данного знака не вменяется, его местоположение на местности в данной ситуации не имеет правового значения и на квалификацию действия водителя не влияет.

Вместе с этим, в протоколе об административном правонарушения событие правонарушение описано полно, указаны квалифицирующие признаки, а именно: нарушение требования дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ и движение по встречной полосе, дальнейший маршрут следования водителя по завершении противоправного маневра значения для разрешения дела не имеет. При этом в протоколе об административном правонарушении указано на отсутствие в действиях водителя признаков административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, таких как поворот налево, разворот или объезд препятствия. Таким образом, мировым судьей сделан обоснованный вывод о наличии в действиях В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что данные, изложенные в рапорте и схеме, существенно противоречат друг другу в части указания расстояния, на протяжении которого В. должен был следовать по встречной полосе, поскольку, согласно схеме нарушения он должен был следовать по встречной полосе расстояние, равное 25 - 30 метрам, а не 10 - 12, как это указано в рапорте инспектора ДПС, не основателен. Данное утверждение В. голословно. Кроме того, в схеме нарушения, как указывалось ранее, маневр В. изображен условно, поэтому на протяжении какого конкретно расстояния водитель проследовал по встречной полосе, 10 или 20 метров, не имеет значения, поскольку мировым судьей в ходе исследования всей совокупности доказательств установлено, что В. следовал по проезжей части во встречном направлении. Кроме того, из показаний допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля сотрудника ППС Ш. следует, что сам В. изначально не отрицал того, что проследовал по встречной полосе некоторое расстояние.

Довод жалобы о том, что сотрудники ППС, находясь на расстоянии 85 метров от места осуществления водителем маневра, с учетом естественных помех не могли увидеть осуществленный В. маневр, не обоснован. В судебном заседании были допрошены сотрудники ППС, которые лично видели движение автомобиля под управлением В. по встречной полосе с нарушением разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, обзору данного участка дороги им ничто не мешало. Их показания были оценены в совокупности с другими доказательствами по правилам ст. 26.11 КоАП РФ. Оснований сомневаться в оценке доказательств, данной мировым судьей, равно как и в достоверности показаний сотрудников ППС, нет, поскольку судьей не выявлено поводов для оговора В. с их стороны.

При рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи всем доводам жалобы была дана оценка, дело проверено в полном объеме.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных постановлений.

Порядок и срок давности привлечения В. к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены данные о личности, фактические обстоятельства дела, а также характер совершенного административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 336 Дмитровского района г. Москвы, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы, от 16 декабря 2009 года и решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 19 февраля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении В. оставить без изменения, надзорную жалобу В. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь