Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2010 г. по делу N 33-2956/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

Председательствующего Григорьевой Ф.М.

Судей Дудниченко Г.Н. и Хамитовой С.В.

при секретаре Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчиков П., Ч., в лице представителя И., действующего на основании нотариально удостоверенной доверенности от 18.06.2009 года, на решение Тюменского районного суда Тюменской области от 12 мая 2010 года, которым постановлено:

"Н. в удовлетворении иска к Ч., П. о взыскании солидарно неосновательного обогащения в размере 625.000 (шестисот двадцати пяти тысяч) рублей - отказать.

Ч., П. в удовлетворении встречного иска к Н. о признании незаключенным договора от 27 марта 2007 года инвестирования в строительстве жилого дома на земельном участке по адресу: ... в д...., Тюменского района Тюменской области, участок N... - отказать".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Григорьевой Ф.М., объяснения И., действующего в интересах П. и Ч. на основании нотариально удостоверенной доверенности от 18.06.2009 г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения К., действующего в интересах Н. на основании нотариально удостоверенной доверенности от 08.06.2009 г., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Истица Н. обратилась в суд с исковым заявлением к ответчикам Ч. и П. о взыскании, солидарно, неосновательного обогащения в размере 625 000 рублей.

Исковые требования мотивировала тем, что 27.03.2007 года между истицей и ответчиками был заключен договор инвестирования в строительство жилого дома общей площадью 350 кв. м и хозяйственных построек по адресу: Тюменская область, Тюменский район, д...., ..., участок..., по условиям которого истица инвестировала строительство жилого дома в сумме 10 000 000 рублей, указанной в договоре.

Жилой дом намеревалась использовать для проживания семьи. Земельный участок, находившийся в собственности ответчиков, по условиям договора от 27.03.2007 года, должен был перейти в собственность истицы после завершения строительства первого этажа жилого дома. Согласно п. 1 и п. 3 договора стоимость одного кв. м являлась фиксированной и была равна 25 000 рублям. Кроме того, стороны оговорили, что общая площадь жилого дома уточняется по данным технической инвентаризации.

09.07.2008 года сторонами договора от 27.03.2007 года был подписан акт приемки выполненных работ и произведенных между сторонами расчетов, которым стороны подтвердили отсутствие претензий друг к другу. После этого, истица обратилась в Тюменский филиал ФГУП "Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ" за изготовлением технического паспорта на жилое помещение - дом. При получении технического паспорта было установлено, что общая площадь жилого дома составляет не 350, а 325 кв. м.

Таким образом, по мнению истицы, ответчики, получив деньги за строительство жилого дома площадью 350 кв. м, фактически выполнили работы по строительству дома площадью 325 кв. м, получив за отсутствующие 25 кв. м - 625.000 рублей (25 кв. м x 25 000 руб.).

Истица полагая, что имеет место неосновательное обогащение, которое в соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации просила взыскать с ответчиков в солидарном порядке. Истица указывает, что при устном обращении Н. к Ч. и П. о возврате излишне уплаченной ею суммы за строительство дома, ответчики ответили отказом.

Не соглашаясь с заявленными требованиями Н., Ч. и П. обратились в суд со встречным исковым заявлением к Н. о признании незаключенным договора инвестирования в строительстве жилого дома от 27.03.2007 года.

Встречные исковые требования мотивировали тем, что заключенный между сторонами договор по своему субъектному составу и объекту противоречил нормам Федерального закона "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" от 25.02.1999 года N 39-ФЗ. При заключении договора от 27.03.2007 года Ч. и П. (застройщики) не обладали установленной вышеназванным Федеральным законом правосубъектностью на реализацию инвестиционных проектов и характеризующими их свойствами, в частности, перед началом строительства не было получено в установленном законом порядке разрешение на строительство. Ч. и П. были указаны в договоре как физические лица, соответственно, были не вправе осуществлять строительство объекта недвижимости с привлечением инвестиционных денежных средств, с последующей целью извлечения прибыли. Кроме того, передача Н. в собственность земельного участка состоялась после завершения строительства жилого дома и хозяйственно-бытовых строений, что не соответствовало договору от 27.03.2007 года в той части, что передача ей в собственность земельного участка осуществляется после завершения строительства первого этажа жилого дома. Фактически, условия договора инвестирования не исполнялись обеими сторонами, поскольку изначально жилой дом строился Ч. и П. за счет их собственных денежных средств для целей проживания их семей. На момент подписания договора купли-продажи земельного участка, Н. был одновременно продан и земельный участок, и жилой дом, не введенный в установленном законом порядке, в эксплуатацию.

Истица Н. в судебном заседании свои исковые требования поддержала в полном объеме, встречные исковые требования не признала. Суду пояснила, что на момент подписания договора от 27.03.2007 года ей было хорошо известно, что земельный участок в равных долях принадлежит на праве собственности Ч. и П. Стороны устно договорились, как должен выглядеть жилой дом в его окончательном виде, проект объекта не составлялся и не подписывался. Жилой дом ответчиками строился для Н., и после его передачи по акту от 09.07.2008 года дом выглядел так, как заказывала истица. В договоре содержалось условие о том, что общая площадь жилого дома подлежит уточнению после получения технической документации. Строительство дома осуществлялось не в установленные договором сроки, хотя деньги она вносила в сроки, указанные в договоре. Завершение строительства жилого дома с хозяйственно-бытовыми постройками и полный расчет по договору от 27.03.2007 года они засвидетельствовали актом от 09.07.2008 года.

Представитель истицы - К., действовавший на основании нотариальной доверенности от 08.06.2009 года, исковые требования Н. поддержал по изложенным в исковом заявлении основаниям. В удовлетворении встречных исковых требований просил отказать, ссылаясь на то, что договор от 27.03.2007 года, как бы он не назывался, фактически, по своей правовой природе, являлся договором строительного подряда с элементами предварительного договора купли-продажи земельного участка, на котором велось строительство. Договор фактически был исполнен, земельный участок был передан в собственность Н. Жилой дом, который строился Ч. и П. для нужд семьи Н., связанных с проживанием, также был передан Н. по акту. В настоящее время данный жилой дом и земельный участок находятся в собственности Н. Строительство жилого дома было начато и завершено после подписания между сторонами договора купли-продажи земельного участка, что подтверждено указанием в этом договоре на то, что земельный участок передается продавцами покупателю свободным от строений.

Ответчик по первоначальному иску и истец по встречному иску Ч. в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Ответчик по первоначальному иску и истец по встречному иску П. в судебном заседании встречный иск поддержал, исковые требования Н. не признал. Суду пояснил, что 27.03.2007 года был подписан договор, который составлялся юристом Н. и указанный договор носил формальный характер. Фактически, жилой дом был завершен строительством к осени 2007 года, для его строительства они с Ч. привлекали собственные денежные средства, деньги своих родственников. Деньги за проданный жилой дом они получили с Ч. от Н. одновременно с деньгами за проданный ей же земельный участок, всего в общей сумме 11 250 000 рублей. Составляя акт от 09.07.2008 года, они указали, что не имеют друг к другу претензий относительно качества выполненных строительных работ и относительно оплаты совершенной сделки.

Представитель Ч. и П. - И., действовавший на основании нотариальной доверенности от 18.06.2009 года, первоначальный иск просил оставить без удовлетворения, встречный иск удовлетворить в полном объеме. Суду пояснил, что согласно составленного и подписанного сторонами соглашения от 27.03.2007 года, договор, на котором Н. основывает свои исковые требования, был расторгнут. Другого договора не составлялось. Полагает, что исковые требования Н. о взыскании неосновательного обогащения не основаны на нормах закона, поскольку, стороны в договоре инвестирования от 27.03.2007 года согласились, что площадь жилого дома, равная 350 кв. м, является примерной. Представил письменные возражения л.д. 75).

Суд, рассмотрев дело, постановил вышеуказанное решение, с которым не согласны ответчики Ч. и П.

В кассационной жалобе Ч. и П., в лице своего представителя И., действующего на основании нотариально удостоверенной доверенности от 18.06.2009 года, просят об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении встречного искового заявления и принять в этой части новое решение. Просят признать договор инвестирования в строительство жилого дома от 27.03.2007 года незаключенным, приводя те же доводы, что во встречном исковом заявлении. Указывают на несоответствие выводов суда изложенных в решении обстоятельствам дела. Считают, что суд необоснованно не принял в качестве допустимого доказательства показания свидетелей... и... в той части, что дом был завершен строительством в середине осени 2007 года и даже имел отопление, освещение. Для строительства дома они привлекали собственные денежные средства и денежные средства своих родственников.

От Н. на кассационную жалобу поступили возражения, в которых она просит решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, полагая, что решение суда является законным и обоснованным.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены состоявшегося по делу решения.

Судом первой инстанции установлено, что между Н. - с одной стороны, и Ч. и П. - с другой стороны был заключен договор инвестирования в строительство жилого дома от 27.03.2007 года. По условиям договора, Н. предоставляла Ч. и П. денежные средства для строительства жилого дома с хозяйственными постройками, площадью 350 кв. м при стоимости одного кв. м равной 25.000 рублям.

Пунктом 2 договора было предусмотрено, что "Застройщики" по окончанию строительства первого этажа жилого дома обязуются передать в собственность земельный участок, находящийся на момент подписания договора от 27.03.2007 года, в собственности Ч. и П., как указано в п. 1 данного договора. Согласно п. 3 договора, общий объем инвестиционных средств в общестроительные работы, предварительно составляет 10 000 000 рублей.

Суд первой инстанции правильно отказал в удовлетворении требований истицы Н. о взыскании неосновательного обогащения в размере 650 000 рублей, поскольку как было установлено в судебном заседании общая площадь строений по адресу: Тюменская область, Тюменский район, д.... ул...., дом N..., составляет не 325 кв. м, а 358,3 кв. м. Исходя из условий заключенного между сторонами договора, суд пришел к правильному выводу о том, что условия договора в части строительства жилого дома с хозяйственными постройками общей площадью 350 кв. м ответчиками были выполнены.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что правовых оснований для удовлетворения встречных исковых требований Ч. и П. о признании договора инвестирования от 27 марта 2007 года незаключенным - не имеется.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, целью договора от 27 марта 2007 года заключенного между Н., Ч. и П., являлось инвестирование денежных средств в строительство жилого дома для личных, бытовых, семейных нужд Н. Общий размер вкладываемых истицей денежных средств предварительно составлял 10 000 000 рублей, в том числе стоимость земельного участка в размере 1200 000 рублей.

Судом установлено, и не оспаривается сторонами, что 09.07.2008 года между сторонами указанного договора от 27.03.2007 года был подписан акт приемки выполненных работ и произведенных между сторонами расчетов. Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что подписанием указанного акта стороны подтвердили отсутствие претензий друг к другу, т.е. П. и Ч. подтвердили выполнение обязательств по передаче Н. жилого дома и получение от Н. денежных средств в сумме 11 250 000 рублей. л. 12). 09.07.2008 г. договор купли-продажи дома не составлялся, т.к. дом не был введен в эксплуатацию.

12.03.2008 г. между сторонами был подписан договор купли-продажи земельного участка. Уже будучи собственником земельного участка Н. оформила право собственности на дом на основании договора купли-продажи земельного участка и технической документации на жилой дом. л. 67 - 72).

Судебная коллегия считает, что с учетом фактических обстоятельств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что, инвестируя денежные средства в строительство жилого помещения, Н. фактически заключила с Ч. и П. договор строительного подряда. Указанный договор содержит и элементы предварительного договора купли-продажи земельного участка.

Между тем, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что несмотря на то, что договор от 27.03.2007 г. был назван сторонами договором инвестирования в строительство жилого дома и по формальным признакам не соответствовал Федеральному закону "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", оснований для признания его незаключенным не имеется, поскольку договор соответствовал признаку гражданско-правового договора, т.к. в нем оговорены все существенные условия, и во-вторых стороны свои обязательства по указанному договору полностью исполнили.

Как правильно указал суд первой инстанции по другим основаниям П. и Ч., сделку, совершенную между ними и Н. 27.03.2007 г., которая была единственной, не оспаривали.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом исследования и проверки при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и по мотивам, изложенным в судебном решении, которое судом подробно мотивировано, правильно признаны необоснованными.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, предоставленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку и правильно применил нормы материального и процессуального права, а потому доводы кассационной жалобы не могут быть признаны состоятельными, поскольку они не опровергают выводы суда и содержат лишь субъективную оценку установленным по делу обстоятельствам, а также направлены к иному толкованию норм материального права, правильно примененных судом.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Тюменского районного суда Тюменской области от 12 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ответчиков Ч. и П., - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь