Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 20 июля 2010 г. N 01-07/26-506

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ СУДЕБНЫХ УЧАСТКОВ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРВОМ ПОЛУГОДИИ 2010 ГОДА

 

В первом полугодии 2010 года в Кемеровский областной суд поступило 369 надзорных жалоб и представлений на судебные постановления мировых судей и апелляционных судов области, что на 48 жалоб и представлений меньше, чем за аналогичный период 2009 года (когда поступило 417 жалоб и представлений). В первом полугодии 2008 года в Кемеровский областной суд поступило 414 надзорных жалоб и представлений.

В первом полугодии 2010 года судьями Кемеровского областного суда в порядке надзора рассмотрено 190 надзорных жалоб и представлений на судебные постановления мировых судей и апелляционных судов, что на 37 надзорных жалоб и представлений меньше по сравнению с первым полугодием 2009 года (когда было рассмотрено 227 жалоб и представлений) и на 6 жалоб (представлений) меньше, чем в первом полугодии 2008 года, когда было рассмотрено 196 надзорных жалоб и представлений.

Из числа рассмотренных надзорных жалоб и представлений с истребованием дел рассмотрено 78 жалоб и представлений (в первом полугодии 2009 г. - 107 жалоб и представлений). С передачей в суд надзорной инстанции рассмотрено 35 жалоб и представлений (тогда как в первом полугодии 2009 г. - 41 жалоба и представление).

Из вышеуказанных сведений следует, что общее количество поступивших в Кемеровский областной суд надзорных жалоб и представлений на судебные постановления мировых судей, как и количество рассмотренных жалоб и представлений в первом полугодии 2010 года по сравнению с первым полугодием 2009 года и 2008 года незначительно уменьшилось.

В президиум Кемеровского областного суда поступило 35 гражданских дел по надзорным жалобам, а с учетом 5 дел, оставшихся на начало 2010 года, всего в президиум Кемеровского областного суда было передано 40 гражданских дел по надзорным жалобам.

Из них президиумом Кемеровского областного суда рассмотрено 36 надзорных жалоб, все 36 - с удовлетворением требований (100%). Остаток нерассмотренных дел на конец отчетного периода - 4 дела. В первом полугодии 2009 года президиумом Кемеровского областного суда было рассмотрено 40 надзорных жалоб, 39 из которых были удовлетворены (около 98%).

В первом полугодии 2010 года из 36 надзорных жалоб, рассмотренных президиумом Кемеровского областного суда с удовлетворением требований:

- с отменой/изменением судебного постановления мирового судьи и направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции - 21 дело;

- с отменой/изменением апелляционного постановления и направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - 34 дела.

Тогда как в первом полугодии 2009 года из 39 надзорных жалоб, рассмотренных президиумом Кемеровского областного суда с удовлетворением требований, на новое рассмотрение в суд первой инстанции было направлено 17 дел, на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - 36 дел.

Таким образом, количество надзорных жалоб, рассмотренных президиумом Кемеровского областного суда, существенно не изменилось по сравнению с аналогичными показателями прошлого года.

Причинами отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у мировых судей при рассмотрении гражданских дел и наиболее часто встречающиеся нарушения действующего законодательства, допущенные мировыми судьями при рассмотрении и разрешении гражданско-правовых споров, послужившие причиной для отмены судебных постановлений в порядке надзора:

Раздел 1. Нарушения, допускаемые мировыми судьями при применении норм материального законодательства (с. 3).

Раздел 2. Нарушения, допускаемые мировыми судьями при применении норм гражданского процессуального законодательства (с. 32).

 

Раздел 1. НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

1. В случае если все существенные условия договора о карте содержатся в заявлении гражданина, условиях предоставления и обслуживания карт, тарифах по картам, являющихся составной и неотъемлемой частью договора, а также иных документах, с которыми гражданин был ознакомлен при заключении договора, и банк при этом совершил действия по выполнению условий, указанных в заявлении гражданина о предоставлении кредита и обслуживании карты (в том числе по выпуску карты на имя гражданина, открытию банковского счета, используемого в рамках договора о карте и т.д.), считается, что сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, требуемая законом форма договора соблюдена, поэтому в силу требований п. 1 ст. 432 ГК РФ такой договор считается заключенным.

 

В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Согласно п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.

Согласно ст. 161 ГК РФ договор должен быть заключен в письменной форме, если сторонами сделки является юридическое лицо и гражданин.

Требования к заключению договора в письменной форме установлены в ст. 160 ГК РФ. В абз. 2 п. 1 ст. 160 ГК РФ указано, что двусторонние договоры могут совершаться способами, установленными п. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ.

В соответствии с пунктами 2 и 3 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной и иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 ГК РФ (совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора, считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте).

С учетом изложенного, в случае если все существенные условия договора о карте содержатся в заявлении гражданина, условиях предоставления и обслуживания карт, тарифах по картам, являющихся составной и неотъемлемой частью договора, а также иных документах, с которыми гражданин был ознакомлен при заключении договора, и банк при этом совершил действия по выполнению условий, указанных в заявлении гражданина о предоставлении кредита и обслуживании карты (в том числе по выпуску карты на имя гражданина, открытию банковского счета, используемого в рамках договора о карте и т.д.), считается, что сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора о карте, требуемая законом форма договора соблюдена, поэтому в силу требований п. 1 ст. 432 ГК РФ такой договор считается заключенным.

 

Приведенные нормы материального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области и Центральным районным судом г. Новокузнецка Кемеровской области при рассмотрении дела по иску ЗАО "Банк Р.С." к К. о взыскании задолженности по договору о карте.

Решением мирового судьи судебного участка N 4 Центрального района города Новокузнецка Кемеровской области от 10.03.2009, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, с К. в пользу ЗАО "Банк Р.С." взыскана задолженность в размере 5900 руб., судебные расходы в сумме 236 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Разрешая заявленный спор, судебные инстанции пришли к выводу о том, что между сторонами не было достигнуто соглашения по всем существенным условиям договора, в связи с чем, он не может считаться заключенным. При этом судебные инстанции исходили из того, что истцом нарушены требования ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Указанные выводы судебных инстанций судом надзорной инстанции признаны необоснованными, противоречащими нормам материального права.

Из материалов дела усматривается, что 6 марта 2005 г. К. обратилась к истцу с заявлением о предоставлении ей потребительского кредита и о предоставлении и обслуживании карты, в рамках которого требовалось: выпустить на ее имя карту "РС"; открыть банковский счет, используемый в рамках договора о карте; осуществлять кредитование счета и с этой целью установить лимит задолженности в размере до 60000 рублей. При этом из поданного заявления следует, что акцептом оферты о заключении договора являются действия банка по открытию счета карты. Из него также следует, что ответчик обязалась неукоснительно соблюдать требования, содержащиеся в документах, определяющих условия предоставления и обслуживания карт "РС", Тарифы по картам "РС", с которыми ознакомлена, указывала, что понимала и была полностью с ними согласна.

Установлено также, что в рамках договора о карте, на имя ответчика была выпущена банковская карта "РС", получив которую, К. активировала ее 8 сентября 2005 г. и приступила к использованию. В период с 28 сентября 2005 по 30 сентября 2005 г. ответчицей были совершены операции по получению наличных денежных средств в размере 50000 рублей.

При таких обстоятельствах, президиум Кемеровского областного суда указал на несостоятельность выводов судебных инстанций о том, что между сторонами не было достигнуто соглашения по всем существенным условиям договора.

По тем же основаниям судом надзорной инстанции были признаны необоснованными и выводы судебных инстанций о том, что условия погашения кредита, в том числе график погашения платежей с процентной ставкой по кредиту ответчице не был представлен, а также, что основные условия кредитования, указанные в заявлении от 6 марта 2005 г. не могут являться надлежащим доказательством возникновения кредитных обязательств, так как в нем не прописаны все существенные условия кредитного договора.

Указанные выводы, по мнению президиума Кемеровского областного суда, сделаны без учета оценки содержания заявления ответчицы, из которого следует, что К. ознакомлена со всеми указанными документами, в том числе условиями и тарифами кредитования. При этом судами не учтено, что в заявлении имеется подпись ответчицы, которая ею не оспаривалась, как не оспаривался и факт активации карты. Тем самым судебные инстанции не дали оценки тому, что, подписав данное заявление, ответчица выразила свое согласие на заключение договора о карте и согласия с их условиями, о которых она была надлежаще проинформирована.

Таким образом, суд надзорной инстанции указал, что все существенные условия договора по карте (в том числе процентная ставка по кредиту, размер комиссии за обслуживание кредита и иных плат и комиссий, взимаемых с клиента по договору, порядок и условия погашения задолженности, права и обязанности сторон, имущественная ответственность сторон за нарушения условий договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, размер, условия и порядок начисления неустойки, и другие положения) содержатся в заявлении ответчика от 6 марта 2005 г., условиях предоставления и обслуживания карт "РС", тарифах по картам "РС", которые являются составной и неотъемлемой частью договора.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 12 апреля 2010 г. решение мирового судьи судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 10 марта 2009 г. и апелляционное определение Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 21.07.2009 были отменены.

 

2. Реализация кредитором (Банком) права требовать досрочного возврата суммы займа, процентов и неустойки в случае нарушения заемщиком сроков возврата кредита и уплаты процентов по договору (в том числе в судебном порядке), не влечет расторжение договора и прекращение обязательств заемщика по уплате процентов по договору и неустойки за просрочку выплаты сумм, предусмотренных договором, до полного погашения кредита.

С учетом изложенного, принятие судом решения о досрочном взыскании с заемщика всей оставшейся суммы займа, процентов и неустойки по договору, в случае нарушения им сроков возврата очередной части займа, также не влечет расторжение договора займа и прекращение обязательств заемщика по уплате процентов по договору и неустойки за просрочку выплаты предусмотренных им сумм.

 

В соответствии с п. 2 ст. 811 ГК РФ если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Из анализа приведенной нормы права следует, что нарушение заемщиком сроков возврата кредита и реализация заимодавцем его права требовать досрочного возврата суммы займа и причитающихся в соответствии с договором процентов не означает расторжение кредитного договора.

Напротив, расторжение договора предполагает соблюдение особого порядка, установленного ст. 452 ГК РФ, в соответствии с которым соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора не вытекает иное.

С учетом изложенного, принятие судом решения о досрочном взыскании с заемщика всей оставшейся суммы займа, процентов и неустойки по договору в случае нарушения им сроков возврата очередной части займа не влечет расторжение договора займа и прекращение обязательств заемщика по уплате процентов по договору и неустойки за просрочку выплаты предусмотренных им сумм.

При этом следует учитывать разъяснения, содержащиеся в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 13/14 от 08.10.1998 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" согласно которым, в случаях, когда на основании пункта 2 статьи 811, статьи 813, пункта 2 статьи 814 Кодекса займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере (статья 809 Кодекса) могут быть взысканы по требованию заимодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена.

 

К примеру, Банк (Кемеровское отделение) обратился к мировому судье с иском к Б., П., Г. о взыскании долга по кредитному договору.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Кировского района г. Кемерово от 18 июня 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, Банку в удовлетворении иска к отказано.

При этом из материалов дела усматривается, что 25.04.2006 между истцом и Б. был заключен кредитный договор на сумму 220000 руб. с взиманием 19% годовых за пользование кредитом со сроком возврата 25.04.2011. В целях обеспечения исполнения заемщиком обязательств перед банком по кредитному договору были заключены договоры поручительства с П. и с Г. В связи с ненадлежащим исполнением заемщиком обязательств по кредитному договору решением Центрального районного суда г. Кемерово от 15.02.2008 в пользу Банка с Б., П., Г. была солидарно взыскана задолженность по кредиту, процентам и неустойка за просрочку исполнения обязательств в общей сумме 182088,80 руб., рассчитанные на 18.12.2007. Таким образом, за период с 19.12.2007 по 06.03.2009 у ответчиков перед истцом вновь образовалась просроченная задолженность по процентам и неустойка в сумме 32109,42 руб., которую истец и просил взыскать с ответчиков солидарно.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о солидарном взыскании с ответчиков задолженности по процентам за период с 19.12.2007 по 06.03.2009 и неустойки по кредитному договору, судебные инстанции указали, что решением суда от 15.02.2008 кредитный договор был фактически расторгнут, в связи с чем начисление процентов по кредитному договору прекращается.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора, президиум Кемеровского областного суда указал, что данные выводы судов основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, поскольку в материалах дела отсутствуют данные о том, что какая-либо из сторон договора направляла другой стороне предложение о расторжении договора, и, что требования о расторжении кредитного договора были предметом рассмотрения по делу о солидарном взыскании с ответчиков задолженности по кредиту, процентам по договору и неустойки в сумме 182088,80 руб., что судом принималось решение о расторжении договора.

Кроме того, суды не приняли во внимание, что и законом, и договором, заключенным между Банком и заемщиком Б., предусмотрено право кредитора (Банка) в случае нарушения заемщиком сроков возврата кредита и уплаты процентов по договору требовать досрочного возврата суммы займа, процентов и неустойки, что не влечет расторжение договора и прекращение обязательств заемщика по уплате процентов по договору и неустойки за просрочку выплаты сумм, предусмотренных договором, до полного погашения кредита.

Поскольку факт полного погашения ответчиками задолженности по кредиту до 06.03.2009 (дата окончания периода, за который начислены проценты по договору и неустойка) судами не установлен, выводы судебных инстанций о расторжении кредитного договора в связи с досрочным взысканием с заемщика и поручителей суммы задолженности не основаны на законе и противоречат материалам дела (постановление президиума Кемеровского областного суда от 12.04.2010).

 

3. Поскольку коммунальные платежи в силу ч. 1 ст. 155 Жилищного кодекса РФ относятся к повременным платежам, то срок исковой давности по ним следует исчислять со следующего дня после конечной даты оплаты (статья 191 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).

 

В силу статьи 196 Гражданского кодекса РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

На основании общего правила п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 15, Пленума ВАС РФ N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности").

Учитывая, что коммунальные платежи в силу ч. 1 ст. 155 Жилищного кодекса РФ относятся к повременным платежам, срок исковой давности по ним следует исчислять со следующего дня после конечной даты оплаты (статья 191 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности" заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).

Суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи, находящейся в совместной собственности нескольких лиц).

В соответствии со ст. 203 Гражданского кодекса РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

По смыслу приведенной статьи 203 признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору. Примерный перечень таких действий приведен в пункте 20 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

Согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения.

При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности.

Этот перечень не является исчерпывающим, и каждое конкретное действие подлежит оценке судом в совокупности с представленными сторонами доказательствами.

 

Приведенные нормы права не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области, а также Центральным районным судом г. Новокузнецка при рассмотрении дела по иску ОАО "Н.Энергетическая компания" к Б.В., Б.Р., Б.А., и др. о взыскании задолженности за коммунальные услуги.

ОАО "Н.Энергетическая компания" обратилось в суд с иском к Б.В., Б.Р., Б.А., и др. о взыскании задолженности за коммунальные услуги, мотивируя требования тем, что им ответчикам были оказаны услуги по отоплению, горячему водоснабжению жилого помещения. Однако данные услуги не были ими оплачены в полном объеме, в связи с чем перед истцом образовалась задолженность, размер которой по состоянию на 01.05.2009 составил за отопление - 1513,22 руб., за горячее водоснабжение - 7788,89 руб.

Решением мирового судьи судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 18 сентября 2009 г., оставленным без изменения решением суда апелляционной инстанции, с Б.В., Б.Р., Б.А., и др. солидарно в пользу ОАО "Н.Энергетическая компания" взыскана задолженность в размере 1786,27 руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 200 руб., в остальной части исковых требований отказано.

Разрешая данный спор и частично удовлетворяя заявленные ОАО "Н.Энергетическая компания" требования, суды пришли к выводу, что срок исковой давности по требованиям о взыскании задолженности по коммунальным платежам за период с 01.08.2003 по 01.05.2006 истцом пропущен, в связи с чем отказали во взыскании задолженности за этот период.

Однако суд надзорной инстанции не согласился с указанным выводом судебных инстанций, посчитав его постановленным без учета требований материального закона.

Из материалов дела усматривается, что о пропуске срока исковой давности в суде первой инстанции заявил только один из ответчиков - Б.В.

Как указал президиум Кемеровского областного суда, учитывая, что остальные ответчики о применении срока исковой давности в суде первой инстанции не заявляли, распространение на них судом правил о применении срока давности противоречит требованиям закона. При этом, применяя срок исковой давности в отношении остальных ответчиков, судебные инстанции не привели доводов о невозможности удовлетворения требований истца за счет других соответчиков.

Кроме того, разрешая данный спор и отказывая частично в удовлетворении заявленных исковых требований по причине пропуска срока исковой давности, судебные инстанции указали, что обстоятельства, свидетельствующие о перерыве течения срока исковой давности, предусмотренные ст. 203 Гражданского кодекса РФ, в данном случае отсутствуют.

Приходя к выводу о пропуске истцом срока на обращение в суд по задолженности ответчиков, образовавшейся в период с 01.08.2003 по 01.05.2006, судебные инстанции указали, что частичное погашение ответчиками задолженности, которое имело место после предъявления иска в суд, нельзя признать обстоятельством, которое в силу ст. 203 Гражданского кодекса РФ прерывает срок исковой давности.

Однако, суды, разрешая данный спор, не установили, за какой именно период ответчиком была уплачена задолженность, был ли в платежном документе указан период, за который был совершен платеж, что позволило бы установить период задолженности ответчиков, а также правильность исчисления сроков исковой давности. Платежный документ, подтверждающий частичную оплату ответчиками задолженности по оплате горячего водоснабжения, который бы позволял установить эти обстоятельства, в материалах дела отсутствует.

При таких обстоятельствах суд надзорной инстанции указал, что вывод о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным требованиям сделан в результате неправильного применения норм материального права, без надлежащей правовой оценки доказательств, на которые ссылался истец в подтверждение своих доводов относительно перерыва течения указанного срока.

Кроме того, разрешая данный спор, судебные инстанции допустили также иные нарушения, которые описаны в разделе 2 "Нарушения, допускаемые мировыми судьями при применении норм процессуального законодательства" (постановление президиума Кемеровского областного суда от 19.04.2010).

 

4. То обстоятельство, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля, определенная экспертом исходя из средних цен, не возмещает полностью фактические расходы на ремонт транспортного средства, не влечет определение размера страхового возмещения, подлежащего выплате в рамках обязательств, возникающих из договора ОСАГО, исходя из фактических расходов пострадавшего.

В указанных случаях определение размера страхового возмещения также осуществляется на основании стоимости восстановительного ремонта автомобиля, определенной экспертом в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

 

В соответствии с пунктами 2, 2.1, 2.2 статьи 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" при причинении вреда имуществу потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан представить поврежденное имущество или его остатки страховщику для осмотра и (или) организации независимой экспертизы (оценки) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков.

Размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая. К указанным расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом. Размер расходов на материалы и запасные части определяется с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В целях выяснения обстоятельств наступления страхового случая, установления повреждений транспортного средства и их причин, технологии, методов и стоимости его ремонта проводится независимая техническая экспертиза транспортного средства (п. 7 ст. 12).

Пунктом 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263, предусмотрено, что размер страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов).

Восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен. При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах (подпункт "б").

Положения подпункта "б" пункта 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств не противоречат приведенным выше нормам Закона, а также пункту 3 статьи 393 ГК РФ, согласно которому, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено.

В силу ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В случае причинения реального ущерба под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Закрепленный в ст. 15 ГК РФ принцип полной компенсации причиненного ущерба подразумевает, что возмещению подлежат любые материальные потери потерпевшей стороны, однако возмещение убытков не должно обогащать ее.

В связи с этим, приведенные в пп. "б" п. 63 Правил положения о необходимости оплаты восстановительных расходов исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен, а также о необходимости учета износа частей, узлов и деталей, используемых при восстановительных работах, полностью соответствуют ст. 15 и п. 3 ст. 393 Гражданского кодекса РФ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.04.2003 N 238 утверждены Правила организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства при решении вопроса о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, разработанные во исполнение статьи 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Кроме того, Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.04.2003 N 238 были утверждены Методические рекомендации по проведению независимой технической экспертизы транспортного средства при ОСАГО (N 001МР/СЭ).

Согласно этим Методическим рекомендациям стоимость ремонта рассчитывается для условий конкретных товарных рынков запасных частей к транспортным средствам, материалов для ремонта, а также услуг по ремонту транспортных средств, соответствующих месту государственной регистрации транспортного средства потерпевшего, то есть по месту, где обязательство должно быть исполнено (п. 7.3).

Даже в том случае, когда стоимость восстановительного ремонта автомобиля, определенная экспертом исходя из средних цен, не возмещает полностью фактические расходы на ремонт транспортного средства, размер страхового возмещения, подлежащего выплате в рамках обязательств, возникающих из договора ОСАГО, не может быть определен исходя из фактических расходов пострадавшего. В указанных случаях размер страхового возмещения должен определяться по общему правилу: исходя из стоимости восстановительного ремонта, установленной независимой экспертизой в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

В случае несогласия потерпевшего с выводами независимой экспертизы им может быть организовано проведение повторной, в том числе комиссионной экспертизы с привлечением другого эксперта-техника (экспертной организации), что предусмотрено п. 21 Правил организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства.

Более того, в указанном случае потерпевший не лишен права требовать выплаты разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба от юридического лица или гражданина, застраховавших свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 1072 ГК РФ).

 

Приведенные нормы материального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 2 Центрального района г. Кемерово при рассмотрении дела по иску Л. к ООО "НСГ "Р" о взыскании страховой выплаты, а также судом апелляционной инстанции, оставившим решение мирового судьи без изменения.

Так, решением мирового судьи судебного участка N 2 Центрального района г. Кемерово от 11 июня 2009 г. удовлетворены исковые требования Л. к ООО "НСГ "Р". С ответчика в пользу Л. взыскана страховая выплата в размере 65519 руб. 50 коп., расходы по уплате госпошлины и оплате услуг представителя.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 15.03.2010 состоявшиеся по делу судебные постановления отменены в связи с существенными нарушениями норм права.

Как видно из материалов дела, в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 30.12.2008 по вине Ж., был поврежден принадлежащий истцу автомобиль. Гражданская ответственность Ж. застрахована в ООО "НСГ "Р". В результате проведения независимой технической экспертизы по запросу страховщика было установлено, что стоимость восстановительного ремонта транспортного средства истца составляет 54480,50 рублей. Возмещение в указанном размере было выплачено истцу. Однако фактические расходы истца на ремонт автомобиля составили 125350 рублей, в связи с чем истец полагал, что страховая компания должна произвести ему выплату страхового возмещения в максимальном размере 120000 руб., поэтому просил суд взыскать с ответчика разницу между максимальной установленной законом суммой страхового возмещения в размере 120000 рублей и выплаченной суммой страхового возмещения, составляющую 65519 руб. 50 коп.

Разрешая спор, суд первой инстанции признал обоснованными требования истца о взыскании разницы между максимальной установленной законом суммой страхового возмещения и выплаченной ему ответчиком суммой страхового возмещения, которая составляет 65519 рублей 50 копеек, однако, в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ суд не привел доводы в обоснование своих выводов по существу спора.

Суд апелляционной инстанции, признавая законным и обоснованным решение мирового судьи, указал, что при определении размера страхового возмещения страховщик должен был возместить истцу фактически понесенные расходы на ремонт автомобиля, а не принимать во внимание заключение независимой технической экспертизы.

При этом суд также указал, что заключение независимой экспертизы о стоимости восстановительного ремонта составлено с учетом средних сложившихся в данном регионе цен, что предусмотрено п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263, однако, по мнению суда, противоречит общим правилам гражданского законодательства о возмещении убытков и Федеральному закону "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, суд надзорной инстанции указал, что выводы мирового судьи и суда апелляционной инстанции не основаны на нормах материального права, поскольку то обстоятельство, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля, определенная экспертом исходя из средних цен, не возмещает полностью фактические расходы истца Л. на ремонт транспортного средства, не может служить основанием для вывода о том, что размер страхового возмещения, подлежащего выплате в рамках обязательств, возникающих из договора ОСАГО, должен определяться исходя из фактических расходов пострадавшего, а не исходя из стоимости восстановительного ремонта, установленной независимой экспертизой в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

В случае несогласия потерпевшего с выводами независимой экспертизы им может быть организовано проведение повторной, в том числе комиссионной экспертизы с привлечением другого эксперта-техника (экспертной организации), что предусмотрено п. 21 Правил организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства.

Кроме того, в силу положений ст. 1072 ГК РФ в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, потерпевший не лишен права требовать от юридического лица или гражданина, застраховавших свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), выплаты разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Также, делая вывод о возможности определения размера страхового возмещения в размере фактических расходов, понесенных истцом, мировой судья сослался на то, что при ремонте автомобиля были использованы запасные части, бывшие в употреблении.

Однако суд надзорной инстанции указал, что факт использования при ремонте бывших в употреблении запасных частей сам по себе не означает, что при определении размера восстановительных расходов был в полной мере учтен износ транспортного средства и соответственно износ частей, узлов и деталей, подлежащих замене при восстановительных работах.

Мировой судья не принял во внимание, что в материалах дела имеется заключение эксперта, которым установлен износ транспортного средства истца - 69,5%, стоимость восстановительного ремонта автомобиля без учета его износа - 123377,78 рублей, с учетом износа - 54480,50 рублей. При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что при ремонте автомобиля в результате использования бывших в употреблении запасных частей был учтен реальный износ транспортного средства, нельзя признать обоснованным.

Нарушения норм материального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в деле, поэтому состоявшиеся по делу судебные постановления были отменены.

 

5. Определение в отчете оценщика стоимости работ и материалов, необходимых для ремонта автомобиля потерпевшего, без учета износа частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах, противоречит требованиям абз. 3 подп. "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

С учетом изложенного, определение размера подлежащей взысканию страховой выплаты на основании такого отчета оценщика, также противоречит требованиям Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

 

В соответствии с пунктами 2.1, 2.2, 7 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

К указанным расходам относятся расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом. Для определения размера страховой выплаты, причитающейся в счет возмещения вреда имуществу потерпевшего, проводится независимая экспертиза поврежденного имущества или его остатков.

Согласно подп. "а" п. 60, абз. 1 подп. "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263, при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежат расходы, необходимые для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

Абзацем 3 подп. "б" п. 63 указанных Правил предусмотрено, что при определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах. В силу п. 64 Правил в расходы по восстановлению поврежденного имущества включаются расходы на материалы и запасные части, необходимые для ремонта (восстановления) и на оплату работ по ремонту. К восстановительным расходам не относятся дополнительные расходы, вызванные улучшением и модернизацией имущества. Из приведенных положений видно, что в них содержатся требования об учете износа частей и деталей, используемых при восстановительных работах.

Таким образом, определение в отчете о рыночной стоимости работ и материалов, необходимых для ремонта автомобиля потерпевшего, данной стоимости без учета износа частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах, противоречит требованиям абз. 3 подп. "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

С учетом изложенного, определение размера подлежащей взысканию страховой выплаты на основании такого отчета, также противоречит требованиям Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

 

Заочным решением мирового судьи судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 19 июня 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, с ООО "Г. Страховая компания" в пользу С. в счет страховой выплаты взыскано 63587 руб., а также судебные расходы по оплате государственной пошлины и расходы по оплате услуг представителя.

Из материалов дела видно, что истец С., обратившись в суд с иском к ООО "Г. страховая компания", просила взыскать с ответчика в ее пользу в возмещение материального ущерба, причиненного вследствие повреждения принадлежащего ей автомобиля, сумму в размере 63587 рублей.

Удовлетворяя данные требования, судебные инстанции исходили из того, что указанная сумма следует из отчета о рыночной стоимости работ и материалов, необходимых для ремонта автомобиля истицы, подготовленного 22 апреля 2009 года ООО "С". Из данного отчета также усматривается, что при определении общей стоимости восстановительного ремонта в размере 63587 рублей была учтена стоимость новых запасных частей без учета процента износа транспортного средства и процента износа деталей, подлежавших замене.

Разрешая указанный спор и взыскивая в пользу С. страховое возмещение, судебные инстанции, ссылаясь на ст. 15 ГК РФ, указали, что при выплате страхового возмещения потерпевшему должна учитываться сумма восстановительного ремонта, определенная заключением ООО "С".

Данные выводы судебных инстанций были признаны необоснованными президиумом Кемеровского областного суда.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора, президиум указал, что судебные инстанции неправильно истолковали закон и не применили закон, подлежащий применению.

Так, судебные инстанции сделали необоснованный вывод, что размер страховой выплаты должен соответствовать сумме, указанной в отчете ООО "С" о рыночной стоимости работ и материалов, необходимых для ремонта автомобиля истицы, поскольку согласно данному заключению сумма в размере 63587 руб. определена с учетом стоимости новых деталей на автомобиль, что противоречит требованиям абз. 3 подп. "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Законность абз. 3 п. "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств проверялась Верховным Судом Российской Федерации, при этом, как в решении суда от 25.11.2003 N ГКПИ 03-1266, так и в кассационном определении Верховного Суда РФ от 26.02.2004 N КАС04-18 содержится вывод о том, что закрепленный в ст. 15 ГК РФ принцип полной компенсации причиненного ущерба подразумевает, что возмещению подлежат любые материальные потери потерпевшей стороны, однако возмещение убытков не должно обогащать его. В связи с этим, приведенные в абз. 3 п. "б" п. 63 Правил положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям ст. 15 ГК РФ.

Указанное повлекло отмену состоявшихся по делу судебных постановлений в порядке надзора (постановление президиума Кемеровского областного суда от 01.03.2010).

 

6. Неустойка подлежит исчислению не от предельной страховой суммы, установленной ст. 7 Федерального "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (120000 руб. при причинении вреда имуществу), а исходя из конкретного размера страхового возмещения, не превышающего предельного размера, указанного в ст. 7 названного закона.

 

Из положений абзаца 2 пункта 2 статьи 13 приведенного Закона не следует, что при неисполнении обязанности по возмещению вреда страховщик обязан уплатить потерпевшему неустойку исходя из предельного размера страховой суммы, установленной статьей 7 Закона. Указанной нормой определено лишь то, что сумма неустойки (пени), подлежащая выплате потерпевшему, не может превышать размер страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему, установленной статьей 7 этого закона.

Таким образом, неустойка подлежит исчислению не от предельной страховой суммы, установленной ст. 7 Закона (120000 руб. при причинении вреда имуществу), а исходя из конкретного размера страхового возмещения, не превышающего предельного размера, указанного в ст. 7 названного закона.

Иное системное толкование статей 7 и 13 Закона N 40-ФЗ, состоящее в том, что размер пеней определяется исходя из предельной страховой суммы, установленной ст. 7 Закона, и не зависит от размера неисполнения страховщиком обязанности по конкретному страховому случаю, не соответствовало бы гражданско-правовому понятию неустойки (постановление президиума Кемеровского областного суда от 15.02.2010).

 

7. Предъявление органами государственного социального страхования и социального обеспечения, а также страховыми медицинскими организациями требований о возмещении расходов, затраченных на оказание застрахованному медицинской помощи, к причинителю вреда, не противоречит требованиям статьи 28 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации", статей 1064, 1068, 1079, 1081 ГК РФ.

 

В соответствии с п. 59 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263, органы государственного социального страхования и социального обеспечения, а также страховые медицинские организации не вправе предъявлять регрессные требования к страховщику, осуществляющему обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

К страховому риску по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств не относятся социальные страховые риски, которые предусмотрены Федеральным законом "Об основах обязательного социального страхования".

При этом в силу подп. 8 п. 1 ст. 11 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования" страховщик имеет право обращаться в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов.

Следовательно, обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств и обязательное социальное страхование являются различными системами страхования, каждая из которых имеет свое правовое регулирование, имеет собственные объекты страхования, источники финансирования и выплат по страховым случаям.

В силу статьи 28 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" страховая медицинская организация имеет право требовать от юридических и физических лиц, ответственных за причиненный вред здоровью гражданина, возмещения расходов в пределах суммы, затраченной на оказание застрахованному медицинской помощи, за исключением случаев, когда вред причинен страхователем.

Из анализа приведенных норм материального права следует, что предъявление органами государственного социального страхования и социального обеспечения, а также страховыми медицинскими организациями требований о возмещении расходов, затраченных на оказание застрахованному медицинской помощи, к причинителю вреда, не противоречит требованиям статьи 28 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации", статей 1064, 1068, 1079, 1081 ГК РФ.

 

Так, ОАО СМО "С" обратилось в суд с иском к Д., ОАО "СК "П" о возмещении затрат на медицинское обслуживание, мотивируя требования тем, что 26.04.2007 Д., управляя автомобилем совершила наезд на пешехода С., который в результате ДТП был травмирован. Затраты на медицинское обслуживание пострадавшего в ДТП составили 15584 руб. 68 коп., которые СМО "С" понесла как страховщик потерпевшего и просила взыскать их с причинителя вреда Д.

Решением мирового судьи судебного участка N 8 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 17 апреля 2009 г., оставленным без изменения апелляционным определением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 20 июля 2009 г., в удовлетворении исковых требований ОАО СМО "С" о взыскании с Д. затрат на медицинское обслуживание отказано.

Разрешая заявленный спор, и отказывая в удовлетворении указанных требований, судебными инстанциями сделан вывод об отсутствии оснований для взыскания указанных сумм с ответчицы Д., так как ее гражданская ответственность была застрахована по ОСАГО, а затраты на медицинское обслуживание потерпевшего не выходят за рамки страховой суммы равной 160000 рублей. Судом также сделаны выводы об отсутствии причинно-следственной связи между имевшим место ДТП и смертью С.

Кроме того, судами сделан вывод, что в силу п. 59 Правил страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 263 от 7 мая 2003 года, не предусмотрено право на обращение с регрессными требованиями страховыми медицинскими организациями к страховщику, осуществляющему обязательное страхование (ОАО "СК "П").

С данными выводами не согласился суд надзорной инстанции, который отменил состоявшиеся по делу судебные постановления.

В постановлении от 08.02.2010 президиум Кемеровского областного суда указал следующее: установив, что истец является страховой медицинской организацией, которая понесла расходы на оказание медицинской помощи С. по договору медицинского страхования, судебные инстанции не учли, что в данном случае имеет место не предъявление требования к страхователю по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, а к Д., как к причинителю вреда, что не противоречит требованиям статьи 28 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации", статей 1064, 1068, 1079, 1081 ГК РФ.

Кроме того, в нарушение требований ст. ст. 56 и 198 ГПК РФ, суд не исследовал вопрос о причинах, повлекших смерть С., не проверил наличие причинно-следственной связи между фактом ДТП и смертью пострадавшего. С учетом изложенного, ссылки судебных инстанций на положения ст. 931, 935, 1072 ГК РФ, а также выводы об отсутствии оснований для возложения на Д. ответственности по возмещению понесенных истцом расходов на медицинское обслуживание С., признаны судом надзорной инстанции необоснованными.

Приведенные существенные нарушения норм материального права повлекли отмену судебных постановлений в порядке надзора.

 

8. При повышении в организации тарифных ставок (окладов, должностных окладов, денежного вознаграждения), средний месячный заработок, сохраняемый за уволенным работником на период трудоустройства, также подлежит повышению. С учетом изложенного, выводы о том, что повышение тарифных ставок и должностных окладов касается только работников предприятия, продолжающих работать на момент увеличения оплаты труда, нельзя признать правильными.

 

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 178 ТК РФ при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 настоящего Кодекса) либо сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 настоящего Кодекса) увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок за период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия). В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за уволенным работником по решению органа службы занятости населения при условии, если в двухнедельный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.

Исчисление среднего заработка, сохраняемого на период трудоустройства работников, уволенных по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, осуществляется в соответствии со ст. 139 ТК РФ.

Согласно ч. 7 ст. 139 ТК РФ особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

В соответствии с абзацем 4 п. 16 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922 (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) при повышении в организации (филиале, структурном подразделении) тарифных ставок, окладов, должностных окладов, денежного вознаграждения средний заработок работников повышается в следующем порядке: если повышение произошло в период сохранения среднего заработка, часть среднего заработка повышается с даты повышения тарифной ставки, оклада (должностного оклада), денежного вознаграждения до окончания указанного периода.

Таким образом, поскольку для работника, уволенного в связи с сокращением численности или штата (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), период трудоустройства является единым периодом сохранения средней заработной платы, при повышении в организации тарифных ставок (окладов, должностных окладов, денежного вознаграждения), средний месячный заработок, сохраняемый за уволенным работником на период трудоустройства, также подлежит повышению.

С учетом изложенного, нельзя признать правильными выводы о том, что повышение тарифных ставок и должностных окладов касается только работников предприятия, продолжающих работать на момент увеличения оплаты труда. При этом не имеет правового значения, когда работнику, уволенному в связи с сокращением численности или штата, был произведен расчет сохраняемого среднего заработка и частичная его выплата - до повышения тарифных ставок и должностных окладов работникам предприятия либо после этого.

 

К. обратилась в суд с иском к ООО "Ш" о взыскании единовременного пособия, а также индексации пособия и среднего месячного заработка.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 г. Киселевска Кемеровской области от 16 мая 2008 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции с ООО "Ш" в пользу К. взыскано единовременное пособие в размере 15% за каждый года работы в угольной промышленности в сумме 61422 руб. 08 коп. с удержанием с данной суммы подоходного налога. В удовлетворении остальных требований отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К. об увеличении сумм сохраняемого среднего месячного заработка в связи с повышением в ООО "Ш" с 01.02.2008 тарифных ставок и должностных окладов, мировой судья указал, что данная индексация касается только работников предприятия, продолжающих работать на момент увеличения оплаты труда, а суд апелляционной инстанции сослался на то, что расчет сохраняемого среднего заработка и частично его выплата произведены К. до 01.02.2008, т.е. до повышения тарифных ставок (должностных окладов) работникам предприятия.

С данными выводами не согласился суд надзорной инстанции, отменивший решение мирового судьи и определение суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований К. о взыскании индексации среднего месячного заработка за февраль и март 2008 г., сохраняемого за ней на период трудоустройства в связи с увольнением по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, т.е. по сокращению штата.

При этом президиум Кемеровского областного суда исходил из следующего: как видно из материалов дела, К. работала в ООО "Ш" с 01.09.2004 и была уволена 31.12.2007 по п. 2 ст. 81 ТК РФ, т.е. по сокращению штата работников. На дату увольнения стаж ее работы на предприятиях угольной промышленности составил 33 года 1 месяц. Во время работы в ООО "Ш" - 04.11.2007 у нее наступило право на пенсионное обеспечение. За К., уволенной из ООО "Ш" по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, был сохранен на период трудоустройства средний заработок за февраль и март 2008 г. Приказом управляющего директора ООО "Ш" от 03.12.2007 на предприятии с 01.02.2008 повышены тарифные ставки и должностные оклады работников шахты.

При таких обстоятельствах суд надзорной инстанции пришел к выводу, что заработок, сохраняемый К. на период трудоустройства, подлежал увеличению за период после повышения тарифных ставок (должностных окладов) в ООО "Ш".

В связи с изложенным обжалуемые судебные постановления в части отказа в удовлетворении исковых требований К. об индексации сохраняемого на период трудоустройства среднего заработка были отменены в порядке надзора постановлением президиума Кемеровского областного суда от 15.02.2010.

 

9. Собственник жилого помещения вправе требовать с лиц, пользовавшихся данным жилым помещением без законных на то оснований, возмещения убытков, причиненных ему в связи оплатой стоимости коммунальных услуг, фактически потребленных указанными лицами в период их проживания в данном помещении. В указанных случаях следует устанавливать, какая часть суммы, оплаченной собственником жилого помещения является платой за содержание и ремонт жилого помещения, обязанность по уплате которой законом возложена на собственника, а какая сумма - платой за коммунальные услуги, которые сам собственник не потреблял и не имел возможности потреблять в связи с воспрепятствованием в этом.

 

Обязанности по содержанию принадлежащего собственнику имущества лежат на самом собственнике (210 ГК РФ). Согласно п. 5 ч. 2 ст. 153 ЖК РФ обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у собственника жилого помещения с момента возникновения права собственности на жилое помещение.

Из изложенного следует, что по общему правилу обязанность по внесению платы за жилое помещение (в том числе коммунальные услуги) несет его собственник. Иные лица могут нести такую обязанность лишь в случаях, указанных в законе или договоре.

Вместе с тем, согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Таким образом, собственник жилого помещения вправе требовать с лиц, пользовавшихся данным жилым помещением без законных на то оснований, возмещения убытков, причиненных ему в связи оплатой стоимости коммунальных услуг, фактически потребленных указанными лицами в период их проживания в данном помещении.

При этом судам следует учитывать, что плата за жилое помещение и коммунальные услуги для собственника помещения в многоквартирном доме включает в себя: плату за содержание и ремонт жилого помещения и плату за коммунальные услуги (ч. 2 ст. 154 ЖК РФ).

Поэтому судам в указанных случаях следует устанавливать, какая часть суммы, оплаченной собственником жилого помещения является платой за содержание и ремонт жилого помещения, обязанность по уплате которой законом возложена на собственника, а какая сумма - платой за коммунальные услуги, которые сам собственник не потреблял и не имел возможности потреблять в связи с воспрепятствованием в этом.

 

Например, К. обратилась в суд с иском к К.Г, Б. о возмещении убытков и истребовании имущества из чужого незаконного владения, просила взыскать с ответчиков солидарно в ее пользу убытки в размере 13594,85 руб. и истребовать у ответчиков принадлежащее ей имущество, мотивируя требования тем, что она в порядке наследования по завещанию получила в собственность квартиру, в которую не имела возможности вселиться, поскольку этому препятствовала К.Г. Решением суда от 25.04.2008 К.Г. была выселена из принадлежащей истице квартиры, однако в ходе производства исполнительных действий было установлено, что в квартире проживает Б., "снимающий" квартиру у К.Г. При этом Б. освободил квартиру 01.09.2008, оплатив коммунальные услуги только по 01.01.2008. Она погасила задолженность по оплате за коммунальные услуги за период пользования ответчиками квартирой за период с 01.01.2008 по 01.09.2008 в сумме 11744 руб. Кроме того, понесенные ею убытки возросли в связи с заменой замка в квартире, так как ответчики ключ от входной двери ей не передали. Также из квартиры исчезли принадлежащие ей после смерти наследодателя вещи, общей стоимостью 13000 рублей. На основании изложенного просила взыскать в ее пользу убытки, понесенные в связи оплатой стоимости коммунальных услуг, потребленных ответчиками, в сумме 11744 руб.; расходы, понесенные в связи с заменой замка; а также истребовать из незаконного владения ответчиков принадлежащее ей имущество.

Из материалов дела видно, что К. внесла оплату за жилое помещение и коммунальные услуги за принадлежащую ей квартиру за период с 01.01.2008 по 01.09.2008 на общую сумму 11744,85 руб. При этом сумма, уплаченная истцом, включает в себя, как плату за содержание и ремонт жилого помещения, так и плату за коммунальные услуги.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 г. Юрги Кемеровской области от 3 июня 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, постановлено: "Взыскать с К.Г. в пользу К. в возмещение убытков 1850 рублей и судебные расходы в сумме 762,45 рублей, а всего в сумме 2612,45 рублей. В исковых требованиях о взыскании расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг в сумме 11744,85 рубля, истребовании имущества из чужого незаконного владения и взыскании с Б. убытков в сумме 1850 рублей и судебных расходов отказать".

Отказывая в удовлетворении исковых требований К. о возмещении убытков, понесенных в связи с оплатой коммунальных услуг, суд сослался на ст. 210 ГК РФ и указал, что К. как собственник жилого помещения должна нести бремя его содержания.

Однако, как указал президиум Кемеровского областного суда при отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части отказа в удовлетворении требований о взыскании расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг в сумме 11744,85 руб., суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание, что истцом были заявлены требования о взыскании с ответчиков стоимости оплаченных ею коммунальных услуг, которыми пользовались ответчики, а не платы за содержание и ремонт жилого помещения. Заявленные требования заключались во взыскании с ответчиков убытков, возникших в связи с тем, что истец понесла расходы на оплату коммунальных услуг, которые она сама не потребляла, так как была лишена такой возможности, ввиду того, что К.Г. препятствовала ей в пользовании квартирой.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанции не установили, какая часть суммы, оплаченной К. за жилое помещение и коммунальные услуги, является платой за содержание и ремонт жилого помещения, обязанность по уплате которой законом возложена на собственника жилого помещения, а какая сумма - платой за коммунальные услуги, которые сама К. не потребляла и не имела возможности потреблять в связи с воспрепятствованием ей в этом со стороны ответчика.

Приведенные нарушения норм материального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, повлекли отмену судебных постановлений в обжалуемой части - в части отказа в удовлетворении исковых требований К. к К.Г. и Б. о взыскании расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг в сумме 11744,85 руб. (постановление президиума Кемеровского областного суда от 18.01.2010).

 

10. В случаях, когда истцом заявлены требования о взыскании неосновательного обогащения (но не требования о взыскании неосновательно полученных по ничтожным сделкам сумм), применение к ним специальных сроков исковой давности, предусмотренных ч. 1 ст. 181 ГК РФ для требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки, является необоснованным.

Соответственно, в этих случаях срок исковой давности подлежит исчислению не со дня, когда началось исполнение этой сделки, а с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (по общим правилам, предусмотренным ч. 1 ст. 200 ГК РФ).

 

Согласно статьям 196, 197 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года, но для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки.

По требованиям из неосновательного обогащения срок исковой давности является общим и устанавливается в три года (ст. 196 ГК РФ). Указанный срок подлежит исчислению согласно ч. 1 ст. 200 ГК РФ со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Тогда как по требованиям, связанным с недействительностью сделок, статьей 181 ГК РФ предусмотрены специальные сроки исковой давности.

При этом правила, предусмотренные главой 60 ГК РФ ("Обязательства вследствие неосновательного обогащения"), подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

Вместе с тем, требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки в соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ и требование из неосновательного обогащения в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса РФ представляют собой различные и самостоятельные требования, каждое из которых имеет свои предмет и основание.

С учетом изложенного, для решения вопроса о том, какой срок исковой давности следует применять к требованию, а также с какого момента началось течение этого срока, необходимо дать правовую квалификацию заявленным требованиям.

В случаях, когда истцом заявлены требования о взыскании неосновательного обогащения (но не требования о взыскании неосновательно полученных по ничтожным сделкам сумм), применение к ним специальных сроков исковой давности, предусмотренных ч. 1 ст. 181 ГК РФ для требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки, является необоснованным. Соответственно, в этих случаях срок исковой давности подлежит исчислению не со дня, когда началось исполнение этой сделки, а с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (по общим правилам, предусмотренным ч. 1 ст. 200 ГК РФ).

 

Ч. обратился в суд с иском к Д. о взыскании неосновательного обогащения в виде арендной платы.

Из материалов дела усматривается, что в общей совместной собственности Ч., его жены и несовершеннолетних детей находилась квартира, расположенная в г. Белово. В марте 2003 г., желая продать квартиру Д., Ч. вселил его в спорную квартиру, Д., в свою очередь, внес 50000 руб. в счет ее приобретения. Решением суда от 19.01.2007 сделка купли-продажи указанной квартиры была признана недействительной. Учитывая, что за период проживания в квартире Д. не оплачивал коммунальные услуги, не платил за пользование жилым помещением, Ч. обратился с иском о взыскании суммы неосновательного обогащения в виде арендных платежей исходя из рыночной стоимости арендной платы двухкомнатных квартир, расположенных в г. Белово.

Решением мирового судьи судебного участка N 5 г. Белово от 28 мая 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении требований Ч. к Д. о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании 89800 рублей отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, судебные инстанции пришли к выводу о том, что Ч. пропущен срок исковой давности для обращения с иском о взыскании неосновательного обогащения, как последствия недействительности сделки. При этом судебными инстанциями срок исковой давности применен в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК и исчислен с момента исполнения сделки - с 01.04.2003.

Однако, как указал президиум Кемеровского областного суда, отменяя состоявшиеся судебные постановления в порядке надзора, данные выводы судебных инстанций основаны на неправильном применении норм материального права.

Из существа искового заявления следует, что истцом был предъявлен иск о взыскании неосновательного обогащения в виде арендных платежей исходя из рыночной стоимости арендной платы двухкомнатных квартир, расположенных в г. Белово. При этом как указал суд надзорной инстанции, взыскание арендной платы за пользование квартирой не может рассматриваться как взыскание исполненного по недействительной сделке купли-продажи между сторонами.

В связи с изложенным, в данном случае установленный ст. 196 ГК РФ срок исковой давности подлежит исчислению согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Поскольку указанные нарушения являются существенными и они привели к неправильному разрешению дела, состоявшиеся по делу судебные постановления были отменены в надзорном порядке постановлением президиума Кемеровского областного суда от 11.01.2010.

 

11. Размер неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", определяется исходя из цены оказания услуги. Тогда как из общей цены заказа размер неустойки определяется только в том случае, если цена услуги не определена договором.

 

В соответствии с абз. 1 п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

Таким образом, размер неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей", определяется исходя из цены оказания услуги. Тогда как из общей цены заказа размер неустойки определяется только в том случае, если цена услуги не определена договором.

Приведенные нормы материального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 5 г. Киселевска Кемеровской области при рассмотрении дела по иску Б. к ИП о защите прав потребителя.

Решением мирового судьи судебного участка N 5 г. Киселевска Кемеровской области от 30 сентября 2009 г. с ИП в пользу Б. взыскан внесенный платеж в сумме 20000 руб., неустойка в сумме 20000 руб., компенсация морального вреда в сумме 5000 руб., судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме 5000 руб., а также государственная пошлина в доход федерального бюджета в сумме 3300 руб., штраф в сумме 22500 руб.

Апелляционным решением Киселевского городского суда Кемеровской области от 24 декабря 2009 г. решение мирового судьи изменено в части взыскания государственной пошлины. С ИП в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в сумме 1400 рублей. В остальной части решение мирового судьи от 30.09.2009 оставлено без изменения.

Проверяя состоявшиеся по делу судебные постановления, суд надзорной инстанции не согласился с выводами судебных инстанций в части определения размера неустойки, штрафа, а также государственной пошлины, подлежащих взысканию с ответчицы.

Поэтому постановлением президиума Кемеровского областного суда от 21.06.2010 решение мирового судьи и апелляционное решение изменены в части взыскания неустойки, штрафа и государственной пошлины. С индивидуального предпринимателя в пользу Б. взыскана неустойка в сумме 7000 рублей. В доход местного бюджета взыскан штраф в сумме 16000 рублей и государственная пошлина в сумме 1010 руб. В остальной части решение мирового судьи и апелляционное решение Киселевского городского суда оставлены без изменения.

Как было установлено судебными инстанциями и усматривается из материалов дела, 06.10.2008 между истицей и ответчицей был заключен договор об оказании услуг. В соответствии с условиями указанного договора исполнитель - ИП приняла на себя обязательство оказать Б. услуги по оформлению документации по вводу жилого дома в эксплуатацию с последующей регистрацией права собственности на него. Срок оказания услуг договором был установлен с 06.10.2008 по 15.01.2009. Для выполнения условий договора истица передала ответчице документы на земельный участок и оплатила 20000 руб. Однако ответчица свои обязательства по договору не исполнила, в связи с чем в апреле 2009 г. истица обратилась с требованием о расторжении договора. На основании изложенного просила взыскать с ответчика внесенный ею платеж в размере 20000 руб., неустойку за период с 16.01.2009 по 29.04.2009 в размере 20000 руб., компенсацию морального вреда и расходы на оказание юридической помощи.

Удовлетворяя исковые требования, судебные инстанции установили, что в срок, указанный в договоре, ответчица не исполнила принятые на себя обязательства, в связи с чем пришли к правильному выводу, что в соответствии со ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" истица вправе отказаться от исполнения договора, потребовав возврата уплаченной ответчице денежной суммы.

Вместе с тем, разрешая данный спор, мировой судья и суд апелляционной инстанции пришли к выводу, что с ответчицы подлежит взысканию неустойка за нарушение сроков исполнения договора, которую следует начислять на общую сумму заказа в размере 20000 рублей.

Президиум Кемеровского областного суда в своем постановлении указал, что при определении размера неустойки, суды не учли требований ч. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей". Как видно из материалов дела, общая цена заказа составила 20000 руб., при этом в нее включались: расходы, необходимые для оформления документов и стоимость самой услуги. Согласно п. 3.1 договора об оказании услуги, заключенного между сторонами, цена договора (оказанной услуги) составляет 7000 рублей.

Однако в нарушение приведенных норм материального закона, мировой судья, определяя размер неустойки, ошибочно взял за основу общую сумму заказа в сумме 20000 рублей, а не стоимость оказания услуги, определенной условиями договора об оказании услуг в размере 7000 рублей. При таких обстоятельствах, учитывая, что стоимость услуги была определена договором, у суда отсутствовали основания для определения размера неустойки из общей цены заказа. Поэтому в данном случае размер неустойки подлежал определению исходя из цены этой услуги - 7000 рублей.

В связи с этим, судебными инстанциями был неверно определен размер неустойки, а соответственно и размер штрафа, подлежащего взысканию с ответчицы, также неверно рассчитан размер государственной пошлины в соответствии с ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ. Указанное повлекло отмену состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора.

 

12. Порядок определения страховой выплаты установлен ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", которая не предусматривает возможности страховщика самостоятельно производить расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства. Напротив, закон обязывает страховщика организовать проведение независимой экспертизы для определения размера причиненных убытков, и, соответственно, размера страхового возмещения.

 

В соответствии со ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с ч. 2 ст. 12 вышеназванного Федерального закона при причинении вреда имуществу потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан представить поврежденное имущество или его остатки страховщику для осмотра и (или) организации независимой экспертизы (оценки) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков.

В случае, если осмотр и (или) независимая экспертиза (оценка) представленных потерпевшим поврежденного имущества или его остатков не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования, для выяснения указанных обстоятельств страховщик вправе осмотреть транспортное средство страхователя, при использовании которого потерпевшему был причинен вред, и (или) за свой счет вправе организовать и оплатить проведение независимой экспертизы в отношении этого транспортного средства. Страхователь обязан предоставить это транспортное средство по требованию страховщика.

В соответствии с пп. "б" п. 2.1 ст. 12 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер подлежащих возмещению убытков в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

К указанным в пункте 2.1 настоящей статьи расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом (п. 2.2).

Подпункт "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263, предусматривает, что размер страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов), при определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

Согласно ч. 3 ст. 12 названного Федерального закона страховщик обязан осмотреть поврежденное имущество и (или) организовать его независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня соответствующего обращения потерпевшего, если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим.

Если после проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества страховщик и потерпевший не достигли согласия о размере страховой выплаты, страховщик обязан организовать независимую экспертизу (оценку), а потерпевший - предоставить поврежденное имущество для проведения независимой экспертизы (оценки).

Если страховщик не осмотрел поврежденное имущество и (или) не организовал его независимую экспертизу (оценку) в установленный пунктом 3 настоящей статьи срок, потерпевший вправе обратиться самостоятельно за такой экспертизой (оценкой), не представляя поврежденное имущество страховщику для осмотра (ч. 4 ст. 12).

Таким образом, порядок определения страховой выплаты установлен ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", которая не предусматривает возможности страховщика самостоятельно производить расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства.

Напротив, закон обязывает страховщика организовать проведение независимой экспертизы для определения размера причиненных убытков, и, соответственно, размера страхового возмещения.

 

Так, решением мирового судьи судебного участка N 3 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 03 ноября 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, отказано в удовлетворении исковых" требований Ш. Этим же решением отказано в удовлетворении требования ОАО "МСК" о взыскании расходов на проведение экспертизы.

Как было установлено судебными инстанции и следует из материалов дела, в результате ДТП, произошедшего 23.12.2007 по вине водителя О., принадлежащему истцу автомобилю причинен ущерб. Гражданская ответственность причинителя вреда О. застрахована ОАО "МСК", в связи с чем 04.02.2008 Ш. обратился к ответчику с заявлением о страховой выплате, представив отчет оценщика, согласно которого стоимость восстановительного ремонта его автомобиля составила 53157 руб. Однако 26.05.08 ОАО "МСК" перечислило на его счет только 19942,06 руб.

Как усматривается из материалов дела, страховая выплата истцу была произведена ответчиком на основании расчета убытков, составленного ведущим специалистом отдела урегулирования убытков ответчика.

При отмене состоявшихся по делу судебных постановлений суд надзорной инстанции указал, что суды при разрешении спора не учли, что закон обязывает страховщика организовать проведение независимой экспертизы для определения размера причиненных убытков, и, соответственно, размера страхового возмещения, однако не предусматривает возможности страховщика самостоятельно производить расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства.

Тогда как из материалов дела следует, что 04.03.2008 автомобиль истца был осмотрен оценщиком ООО "СТО", о чем был составлен акт осмотра, на основании которого был составлен отчет. В соответствии с ним, рыночная стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составила 53157 рублей.

После представления истцом указанного отчета о стоимости восстановительного ремонта, страховщик, не согласившись с указанной оценкой, обратился в ООО "Оценочный центр", согласно заключения которого стоимость устранения дефектов автомобиля с учетом его износа составила 24353 руб.

Вместе с тем, несмотря на имеющееся заключение о стоимости восстановительного ремонта, страховщик произвел выплату страхового возмещения на основании расчета, произведенного им самим. Так, из расчета изменения убытков (на основании которого страховщиком и была произведена страховая выплата) следует, что страховщик взял за основу отчет об определении рыночной стоимости восстановительного ремонта ООО "СТО", представленный истцом.

При этом ответчик самостоятельно снизил размер восстановительного ремонта поврежденного автомобиля до суммы 15442 руб. 06 коп. Изменяя расчет стоимости восстановительного ремонта, страховщик самостоятельно при этом увеличил процент износа поврежденного автомобиля до 75%, снизил стоимость ремонтных работ на 50%, стоимость окраски поврежденных элементов, а также стоимость расходных материалов. В то же время, расчет убытков, составленный страховщиком, который и явился основанием для страховой выплаты, не содержит каких-либо обоснований относительно произведенного уменьшения стоимости восстановительного ремонта.

Кроме того, как следует из отчета ООО "СТО", представленного истцом, при расчете стоимости восстановительного ремонта учитывалось то обстоятельство, что некоторые детали автомобиля имели повреждения до ДТП, в связи с чем из стоимости новых запасных частей была вычтена величина физического износа и стоимость восстановительного ремонта была определена с учетом износа. Таким образом, те обстоятельства, на которые ссылался ответчик в обоснование своего расчета об изменении размера убытков, были уже учтены в отчете о стоимости восстановительного ремонта.

При таких обстоятельствах судам следовало установить размер восстановительного ремонта автомобиля истца в соответствии с требованиями ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", который и должен был составлять страховое возмещение.

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены и иные существенные нарушения норм процессуального права, которые также повлекли отмену состоявшихся судебных постановлений (постановление президиума Кемеровского областного суда от 31.05.2010).

 

Раздел 2. НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

1. В соответствии с ч. 1 ст. 101 Гражданского процессуального кодекса РФ при отказе истца от иска понесенные им судебные расходы ответчиком не возмещаются. В случае если истец не поддерживает свои требования вследствие добровольного удовлетворения их ответчиком после предъявления иска, все понесенные истцом по делу судебные расходы по просьбе истца взыскиваются с ответчика.

Таким образом, при отказе истца от части исковых требований ввиду их частичного добровольного удовлетворения ответчиком после предъявления иска, снижение размера возмещаемых истцу расходов по уплате государственной пошлины, понесенных при подаче иска в суд (пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований), необоснованно.

 

Приведенные нормы процессуального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области при рассмотрении дела по иску ОАО "Энергетическая компания" к Б.В., Б.Р., Б.А., и др. о взыскании задолженности за коммунальные услуги.

ОАО "Энергетическая компания" обратилось в суд с иском к Б.В., Б.Р., Б.А., и др. о взыскании задолженности за коммунальные услуги, просило взыскать с ответчиков задолженность за отопление в размере 1513,22 руб., за горячее водоснабжение 2011,07 руб. В ходе судебного разбирательства истец уточнил свои требования, просил взыскать задолженность по горячему водоснабжению в размере 7788,89 руб. в связи с погашением ответчиками задолженности по отоплению и частичным погашением задолженности по водоснабжению.

Решением мирового судьи судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 18 сентября 2009 г., оставленным без изменения решением суда апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены частично. С Б.В., Б.Р., Б.А., и др. солидарно в пользу ОАО "Энергетическая компания" взыскана задолженность в размере 1786,27 руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 200 руб., в остальной части исковых требований отказано.

Частично удовлетворяя заявленные ОАО "Энергетическая компания" требования, суды пришли к выводу, что в соответствии со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса РФ расходы, понесенные истцом по оплате государственной пошлины, подлежат взысканию с ответчиков пропорционально удовлетворенным требованиям.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что истец отказался от части заявленных требований ввиду их частичного добровольного удовлетворения ответчиками. Таким образом, судебные инстанции не учли, что частичный отказ ОАО "Энергетическая компания" от иска явился следствием добровольной уплаты ответчиками суммы задолженности после предъявления иска в суд. В связи с изложенным, снижение расходов по уплате государственной пошлины, понесенных истцом при подаче иска в суд, необоснованно.

При рассмотрении дела судебными инстанциями были допущены и иные нарушения норм права, которые описаны в разделе "Нарушения, допускаемые мировыми судьями при применении норм материального законодательства" (постановление президиума Кемеровского областного суда от 19.04.2010).

 

2. Для возвращения апелляционной жалобы подавшему ее лицу на основании п. 1 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ мировой судья должен располагать достоверными сведениями о получении указанным лицом копии определения об оставлении жалобы без движения в срок, реальный и достаточный для исполнения указаний мирового судьи.

 

В силу п. 1 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ апелляционная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, в случае невыполнения в установленный срок указаний мирового судьи, содержащихся в определении суда об оставлении жалобы без движения.

Из анализа приведенной нормы права следует, что для выполнения указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении жалобы без движения, заявителю жалобы, безусловно, должно быть известно об оставлении его жалобы без движения и о содержании данных указаний мирового судьи. Кроме того, лицо, подавшее жалобу, должно располагать сроком, реальным и достаточным для исполнения указаний мирового судьи.

Неполучение лицом своевременно определения об оставлении апелляционной жалобы без движения свидетельствует о том, что заявитель жалобы не располагал реальной возможностью выполнить содержащиеся в нем указания мирового судьи и устранить недостатки в установленный мировым судьей срок.

Соответственно, для возвращения апелляционной жалобы подавшему ее лицу на основании п. 1 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ, мировой судья должен располагать достоверными сведениями о получении указанным лицом копии определения об оставлении жалобы без движения в срок, реальный и достаточный для исполнения указаний мирового судьи.

 

Приведенные нормы права не были учтены мировым судьей судебного участка N 2 г. Юрги Кемеровской области при вынесении определения о возвращении Д. апелляционной жалобы.

Из материалов дела усматривается, что П. обратился к мировому судье с иском к Д.В., Д.И. об устранении препятствий в пользовании имуществом. Решением мирового судьи судебного участка N 2 г. Юрги Кемеровской области от 30 июня 2008 года исковые требования П. удовлетворены.

Ответчиком Д. на решение мирового судьи от 30 июня 2008 года была подана апелляционная жалоба, которая определением мирового судьи от 22 декабря 2008 г. на основании ч. 1 ст. 323 ГПК РФ оставлена без движения, ввиду того, что к жалобе не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины и документы, указанные в качестве приложения к жалобе, Д. предоставлен срок для устранения недостатков до 12 января 2009 г. Определением мирового судьи от 12 января 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, апелляционная жалоба возвращена Д. на основании п. 1 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ, ввиду того, что лицом, подавшим жалобу, не выполнены указания мирового судьи, содержащиеся в определении об оставлении жалобы без движения.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, суд надзорной инстанции указал, что, возвращая апелляционную жалобу Д. ввиду того, что им не выполнены указания, содержащиеся в определении об оставлении жалобы без движения, мировой судья не принял во внимание положения п. 1 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ. Из анализа приведенной нормы права следует, что заявителю жалобы, безусловно, должно быть известно об оставлении его жалобы без движения и о содержании указаний мирового судьи. Кроме того, лицо, подавшее жалобу, должно располагать сроком, реальным и достаточным для исполнения указаний мирового судьи.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается и судом апелляционной инстанции установлено, что Д. не получила своевременно определение мирового судьи от 22 декабря 2008 года об оставлении ее апелляционной жалобы без движения, что свидетельствует о том, что заявитель жалобы не располагала реальной возможностью выполнить указания мирового судьи, содержащиеся в определении об оставлении без движения, и устранить недостатки в срок, установленные мировым судьей. При этом на момент вынесения определения от 12 января 2009 г. о возвращении апелляционной жалобы мировой судья не располагал сведениями о получении (вручении) Д. копии определения от 22 декабря 2008 года об оставлении жалобы без движения.

При таких обстоятельствах постановлением президиума Кемеровского областного суда от 15.02.2010 определение мирового судьи от 12 января 2009 г. и определение суда апелляционной инстанции от 14 сентября 2009 г. были отменены, дело направлено мировому судье для решения вопроса о принятии апелляционной жалобы с учетом положений ст. 111 ГПК РФ.

 

3. Если стороны при заключении мирового соглашения не предусмотрели порядок распределения судебных расходов, и суд не разрешил этот вопрос в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 101 ГПК РФ, стороны вправе обратиться в суд с самостоятельным заявлением о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

 

В соответствии с ч. 2 ст. 101 ГПК РФ при заключении мирового соглашения стороны должны предусмотреть порядок распределения судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителей.

В случае, если стороны при заключении мирового соглашения не предусмотрели такой порядок распределения судебных расходов, суд решает этот вопрос применительно к статьям 95, 97, 99 и 100 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

При этом ходатайство о взыскании расходов на оплату услуг представителя может быть заявлено на любой стадии судебного разбирательства, в том числе после вступления судебного акта в законную силу. Таким образом, в случае, если стороны при заключении мирового соглашения не предусмотрели порядок распределения судебных расходов, и суд не разрешил этот вопрос в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 101 ГПК РФ, стороны не лишены права обратиться в суд с самостоятельным заявлением о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

 

Указанное не всегда учитывается мировыми судьями.

Так, Ю. обратилась в суд с заявлением к ОСАО "Р" о взыскании расходов на оплату услуг представителя, мотивируя требования тем, что в марте 2009 г. она обратилась в суд с исковым заявлением к ОСАО "Р" о взыскании страхового возмещения, расходов по оплате услуг оценщика и судебных расходов. Ходатайство о возмещении расходов на оплату услуг представителя ею не заявлялось. 22.04.2009 в судебном заседании было утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым ответчик обязался в срок до 07.05.2009 возместить 27540 рублей, от остальных требований представитель истца отказался. Поскольку требования о взыскании расходов на оплату услуг представителя не были заявлены при утверждении мирового соглашения, этот вопрос не обсуждался, так как он не был включен в условия мирового соглашения, просила взыскать понесенные ею расходы на оплату услуг представителя в сумме 7000 тысяч рублей.

Определением мирового судьи судебного участка N 3 Центрального района г. Кемерово от 11 июля 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении заявления Ю. о взыскании расходов на оплату услуг представителя отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о взыскании расходов на оплату услуг представителя, судебные инстанции исходили из того, что при заключении мирового соглашения 22 апреля 2009 г. этот вопрос не обсуждался и в мировое соглашение включен не был. Заявление об оплате услуг представителя было подано после вступления определения об утверждении мирового соглашения в законную силу и после его исполнения.

С таким выводом судебных инстанций не согласился президиум Кемеровского областного суда.

В постановлении от 15.02.2010 суд надзорной инстанции указал, что ни мировым судьей, ни судом апелляционной инстанции не были учтены требования ст. 100 ГПК РФ, не принято во внимание, что ходатайство о взыскании расходов на оплату услуг представителя может быть заявлено на любой стадии судебного разбирательства, в том числе после вступления судебного акта в законную силу. При таком положении вывод суда об отказе в удовлетворении заявленных требований признан не основанным на законе.

При рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции были допущены также и иные существенные нарушения норм процессуального права, повлекшие его отмену.

 

4. Дела по искам кредитных организаций к гражданам о взыскании задолженности по договорам займа, содержащим условие о рассмотрении спора по месту нахождения кредитной организации, подлежат рассмотрению судом согласно договорной подсудности, поскольку указанные условия не ущемляют права потребителя (заемщика).

Согласно ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

В соответствии со ст. 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная ст. ст. 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Таким образом, стороны не вправе изменить исключительную и родовую (предметную) подсудность, которая определена законом. Иных ограничений гражданское процессуальное законодательство не содержит. При этом соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании ст. 32 ГПК РФ, обязательно не только для сторон, но и для суда.

Соответственно, соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и договор присоединения.

Поскольку договор является выражением согласованной воли договаривающихся лиц (п. 3 ст. 154 ГК РФ), то заключение, какого бы то ни было, соглашения свидетельствует о добровольном (необязательном), совершаемом по собственному желанию, действии.

Если между гражданином и кредитной организацией было достигнуто соглашение о подсудности рассмотрения споров, вытекающих из договора займа, то иск кредитной организации к гражданину о погашении задолженности по предоставленным кредитам, согласно ст. 32 ГПК РФ подлежит рассмотрению судом, определенным условиями заключенного между ними соглашения.

Таким образом, дела по искам кредитных организаций к гражданам о взыскании задолженности по договорам займа, содержащим условие о рассмотрении спора по месту нахождения кредитной организации, подлежат рассмотрению судом согласно договорной подсудности.

Указанное условие не ущемляет права потребителя (заемщика), поскольку в силу ст. ст. 30, 32 ГПК РФ стороны кредитного договора вправе изменить подсудность, поскольку та не отнесена законом к исключительной подсудности.

 

Приведенные нормы права не всегда учитываются мировыми судьями при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

К примеру, ОАО "М" обратилось в суд по месту нахождения филиала - Рудничный район г. Кемерово с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании с В. задолженности за услуги сотовой подвижной радиотелефонной связи.

Определением мирового судьи судебного участка N 1 Рудничного района г. Кемерово от 20 сентября 2009 г., оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, ОАО "М" отказано в принятии заявления в связи с нарушением правил подсудности. Предложено обратиться с заявлением к мировому судье судебного участка N 1 г. Ленинска-Кузнецкого Кемеровской области по месту жительства должника В.

Отказывая ОАО "М" в принятии заявления о выдаче судебного приказа, суды первой и апелляционной инстанции исходили из того, что пунктом 15.2 Правил оказания услуг связи, являющихся неотъемлемой частью договора сторон, фактически определена не договорная подсудность, а право взыскателя (оператора) по своему выбору обращаться в суд по месту нахождения оператора (филиал оператора) либо по месту жительства абонента.

Также суды исходили из того, что договор сторон является договором присоединения, и указание в договоре на договорную подсудность существенно ограничивает свободу абонента при заключении и исполнении договора.

Указанные выводы судов о нарушении правил подсудности по данному делу президиумом Кемеровского областного суда признаны не основанными на законе, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления отменены в порядке надзора (постановление от 31.05.2010).

Как установлено Правилами оказания услуг подвижной радиотелефонной связи "М", все споры между оператором и абонентом - гражданином рассматриваются в суде по месту нахождения оператора (соответствующего филиала) или по месту жительства (регистрации) абонента (по выбору истца). Как видно из материалов дела, при подписании договора о предоставлении услуг подвижной радиотелефонной связи В. был ознакомлен с данными Правилами оказания услуг подвижной радиотелефонной связи "М", которые являются неотъемлемой частью указанного договора.

Из условий договора видно, что местом нахождения филиала ОАО "М" является Рудничный район г. Кемерово, что относится к подсудности судебного участка N 1 Рудничного района г. Кемерово.

Как указал суд надзорной инстанции, соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании ст. 32 ГПК РФ, обязательно не только для сторон, но и для суда. И поскольку указанное соглашение об изменении территориальной подсудности было заключено между сторонами до подачи искового заявления в суд, в установленном законом порядке, никем не оспаривалось и недействительным не признавалось, то предусмотренных законом оснований для отказа в принятии заявления не имелось.

Более того, суд надзорной инстанции не согласился с выводами суда о том, что договор сторон является договором присоединения, как и о том, что указание в договоре на договорную подсудность существенно ограничивает свободу абонента при заключении и исполнении договора.

Допущенные судами нарушения норм процессуального права были признаны судом надзорной инстанции существенными и повлекли отмену состоявшихся судебных постановлений.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь