Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2010 г. по делу N 33-21669

 

Судья: Печенина Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Климовой С.В., судей Гончаровой О.С., Грибовой Е.Н. при секретаре Б., рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Грибовой Е.Н. гражданское дело по кассационной жалобе П.Т. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 17 марта 2010 г., которым с учетом определения Пресненского районного суда г. Москвы от 12 июля 2010 г. об исправлении описок постановлено:

Признать П.Т. утратившей право на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>.

В удовлетворении иска П.В., П.Д. в остальной части; в удовлетворении встречного иска П.Т. к П.В., П.Д., 3-е лица Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, УФМ г. Москвы района Арбат, о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора передачи от 2007 г. N <...> в собственность П.В., П.Д. квартиры, признании за ней права на указанную жилую площадь, восстановлении положения, существовавшего до нарушения ее права, включении ее в договор социального найма на указанное жилое помещение от 2007 г. N <...> в качестве члена семьи нанимателя, обязании не чинить ей препятствий в пользовании всеми комнатами в указанной квартире - отказать.

 

установила:

 

Первоначально П.В., П.Д. и П.Л. обратились в суд с иском к П.Т. о признании П.Т. утратившей право на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, обязании снять ее с регистрационного учета по месту жительства из указанной квартиры, расторжении договора социального найма указанного жилого помещения в части включения в него в качестве члена семьи нанимателя П.Т.

В обоснование своих требований указали, что они, а также П.Т., проживают и зарегистрированы в 3-комнатной квартире по адресу: <...>, на условиях договора социального найма. Между ними сложился порядок пользования, в соответствии с которым П.Т. занимала комнату размером 19 кв. м в указанной квартире. 2002 г. П.Т., забрав все свои вещи, выехала из квартиры в неизвестном направлении, оставив на двери записку "Уважаемые соседи. Комната опечатана 2002 г. Все мои вещи, в т.ч. книги, вывезены. Осталась некоторая мебель и некоторые личные вещи. По поводу оплаты квартиры обращаться письменно по адресу: <...> П.Т.". С тех пор П.Т. за квартиру не платит, никаких других расходов по ее содержанию (например, ремонт) не несет, место жительства ее не известно.

Заочным решением Пресненского районного суда г. Москвы от 07 мая 2007 г. указанный иск удовлетворен в полном объеме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 19 июня 2008 г. заочное решение Пресненского районного суда г. Москвы от 07 мая 2007 г. было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

За период с 07 мая 2007 г. до 19 июня 2008 г.

- П.Т. была снята с регистрационного учета из спорной квартиры на основании указанного заочного решения (л.д. 66, т. 1),

- 2007 г. умерла П.Л. (л.д. 135, т. 1),

- 2007 г. между П.В., П.Д. и ДЖП и ЖФ г. Москвы был заключен договор N <...> о передаче указанной квартиры в собственность П.В., П.Д. по 1/2 доли каждому в порядке приватизации.

При новом рассмотрении определением Пресненского районного суда г. Москвы от 24 сентября 2008 г. производство по настоящему гражданскому делу в части исковых требований П.Л. было прекращено в связи с ее смертью; решением Пресненского районного суда г. Москвы от 24 октября 2008 г. в удовлетворении иска П.В., П.Д. в полном объеме было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам от 07 мая 2009 г. указанное решение от 24 октября 2008 г. было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении П.В., П.Д. уточнили свои исковые требования, просили суд о признании П.Т. утратившей право на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, обязании снять ее с регистрационного учета по месту жительства из указанной квартиры. В обоснование своих требований, кроме указанного выше, сослались на положения Постановления ВС РФ от 02 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике по применению Жилищного Кодекса Российской Федерации".

Также при новом рассмотрении П.Т. предъявила встречный иск к П.В., П.Д. о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора передачи от 2007 г. N <...> в собственность П.В., П.Д. квартиры, признании за ней права на указанную жилую площадь, восстановлении положения, существовавшего до нарушения ее права, включении ее в договор социального найма на указанное жилое помещение от 2007 г. N <...> в качестве члена семьи нанимателя, обязании не чинить ей препятствий в пользовании всеми комнатами в указанной квартире. В обоснование своих требований указала, что действительно выехала из квартиры в связи с конфликтными отношениями (вплоть до причинения ей телесных повреждений со стороны П.Д.), сложившимися между ней и остальными П-выми; при этом по устной договоренности истцы по первоначальному иску должны были оплачивать квартплату и коммунальные платежи за всю спорную квартиру, т.к. П.Т. вынуждена была снимать жилье в другом месте и тратить на это денежные средства. С претензиями по оплате квартплаты и других платежей истцы по первоначальному иску к ней никогда не обращались, хотя им был известен ее адрес "до востребования" и контактный телефон ее представителя Л. Кроме того, в квартире остались ее вещи (мебель и личные). Она, П.Т., иного жилья не имеет, является инвалидом <...> группы. Т.к., по мнению П.Т., она не утрачивала право на спорную квартиру, то заключить договор приватизации без ее согласия истцы по первоначальному иску не могли и договор передачи от 2007 г. N <...> в собственность П.В., П.Д., квартиры является ничтожной сделкой.

В судебном заседании суда первой инстанции П.В., П.Д., их представитель по доверенности Ф. поддержали первоначальный иск в полном объеме, возражали против удовлетворения встречного иска по доводам, изложенным в письменных возражениях на него.

П.Т. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения настоящего гражданского дела извещена надлежащим образом, просила суд слушать дело в ее отсутствие.

3-е лица в суд не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого в своей кассационной жалобе просит П.Т.

П.Т. на заседание судебной коллегии не явилась. Судебной коллегии представлено объяснение П.Т., из которых следует, что о дате, времени и месте рассмотрения кассационной жалобы кассатор извещен надлежащим образом. П.Т. рассмотреть жалобу в отсутствие кассатора и его представителя. Доказательств уважительности причин неявки, ходатайств об отложении рассмотрения кассационной жалобы судебной коллегии не представлено.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения П.Д., П.В., представителя П.В. адвоката Савостьянову О.Н., обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями закона.

Судом первой инстанции правильно установлено, что к правоотношениям, возникшим между сторонами, должны применяться нормы ЖК РФ, т.к. в суд с первоначальным иском П-вы обратились 15 февраля 2007 г., т.е. в период действия ЖК РФ.

Как усматривается из материалов дела, семья П-вых (отец П.В., мать П.Л., дети П.Д., П.Т. проживали и были зарегистрированы в 3-комнатной квартире по адресу: <...> на условиях договора социального найма.

Истцы по первоначальному иску пояснили в судебном заседании суда первой инстанции, что изначально вся указанная квартира была предоставлена отцу и матери П.В. (дедушке и бабушке П.Д., П.Т.) на семью из 5-х человек (они и трое сыновей). Впоследствии один из братьев погиб на войне, семья расширялась, сыновья женились, у них родились дети; затем отец и мать П.В. умерли; братья П-вы разделили лицевой счет в спорной квартире и она стала коммунальной. Впоследствии брат П.В. получил новую квартиру и с семьей выехал по новому месту жительства, в связи с чем П.В. в составе семьи из 4 человек (он, жена, дочь, сын) присоединил к занимаемым ими двум комнатам в указанной квартире комнату брата, в результате чего спорная квартира вновь стала отдельной. В квартире сложился определенный порядок пользования: супруги П.В., П.Л. занимали одну комнату, П.Т. и П.Д. - каждый по отдельной комнате. Никаких конфликтных отношений между ними и П.Т. не было, в детстве она перенесла операцию на <...>, вследствие чего у нее (П.Т.) имелись перепады в настроении, иногда она, как выразился П.В., устраивала "демонстрации". П-вы жили одной семьей, "еду не делили"; когда П.Т. стала самостоятельно зарабатывать, она передавала П.В. деньги на оплату жилья и коммунальных услуг. П.Д. пояснил также, что они с сестрой практически не общались с того времени, как ему исполнилось 13 лет; была большая разница в возрасте (лет) и разный круг общения.

Далее истцы по первоначальному иску пояснили, что 2002 г. они были на даче, а когда приехали домой, то увидели на дверях в комнате, которую занимала П.Т. записку, из которой им стало известно, что ответчица по первоначальному иску выехала из квартиры в неизвестном направлении. Этот отъезд был для истцов по первоначальному иску неожиданным. Все свои вещи П.Т. взяла с собой (одежду, книги, компьютер); мебель в комнате осталась еще старших родственников (отца и матери П.В.), своей мебели у П.Т. не было. Всякое общение с П.Т. прекратилось в одностороннем порядке по инициативе П.Т.; адрес, который она оставила в записке на двери оказался фиктивным (корреспонденцию по нему П.Т. не получала), на связь она не выходила; П.Л. каким-то образом узнала рабочий телефон П.Т. и позвонила ей, однако ответчица по первоначальному иску отчитала мать и сказала, чтобы та даже не пыталась с ней связываться. Жизнью родственников П.Т. не интересовалась, в спорную квартиру вернуться и вселиться не пыталась, на похоронах матери П.Т. не присутствовала. Какое-то время П.Т. общалась с родственниками через своего посредника Л. (по вопросу приватизации квартиры, передачи корреспонденции, поступавшей на имя П.Т.), но перед смертью П.Л. Л. сказал истцам по первоначальному иску, что у него нет контактов с П.Т.

П.Т. ни разу в судебные заседания суда первой инстанции не явилась, все свои пояснения по первоначальному иску и по встречному иску дала суду в письменном виде. Так, П.Т. указала, что с детства была нелюбимым ребенком в семье (в отличие от П.Д.). П.Т. с детства нянчила няня, а затем воспитывала бабушка; большую часть времени П.Т. проводила в семье дяди П. Б. А., когда семья дяди жила в спорной квартире. Этим ее поведение вызывало недовольство родителей, мать П.Л. постоянно оскорбляла и унижала ответчицу по первоначальному иску с самого детства и вплоть до ухода П.Т. из спорной квартиры в 2002 г. П.В. часто давал П.Т. затрещины. В семьей все время происходил скандалы (на какой почве - П.Т. не уточнила), в связи с чем П.Т. в детстве (в г.) заболела заболеванием - <...> со всеми признаками этого заболевания - раздражительностью, плаксивостью, утомляемостью, быстрой потере в весе, повышенным аппетитом. П.Т. указывала, что в связи с указанным заболеванием ей нельзя волноваться, даже после проведенной в г. <...> операции. В связи с конфликтом между ее семьей и семьей дяди, П.Т. перестала общаться с семьей дяди; после выезда семьи дяди из спорной квартиры положение П.Т. только ухудшилось, т.к. теперь она стала подвергаться оговоркам перед П.Д., в связи с чем с г. П.Т. приняла решение вообще не общаться с родителями, братом, их знакомыми и соседями. С <...>-х годов П.Т. стала стараться питаться отдельно, покупать одежду на свои денежные средства, вести от отца, матери и брата отдельное хозяйство, с середины <...>-х годов П.Т. старалась как можно реже бывать в спорной квартире (работа в ночные смены, в выходные дни и т.д.), однако конфликты с родственниками все равно возникали, П.Д. дважды избил П.Т. в <...> гг., причем последний раз свидетелем этого была мать П.Л. П.Т. далее пояснила в письменном виде, что в 2000 г. она (П.Т.) пыталась разделить лицевой счет в спорной квартире, заключив отдельный договор найма на комнату размером 19 кв. м, которую она фактически занимала, однако родители и брат возражали против этого. Т.к. состояние здоровья П.Т. в <...> г. в очередной раз резко ухудшилось, она приняла решение уйти из спорной квартиры и жить отдельно от своих родственников. Все это время она снимает жилье (по договору аренды, найма), оплату квартплаты и коммунальных услуг по спорной квартире не осуществляет, т.к. была устная договоренность с отцом П.В. о том, что если она не будет находиться в спорной квартире, то к ней никаких претензий по поводу оплаты квартплаты и коммунальных платежей не будет.

Из материалов дела также усматривается, что в июле 2002 г., истица по встречному иску заключила договор аренды комнаты в кв. <...> (л.д. 56 т. 1), с апреля 2007 г. П.Т. проживает по договору найма в кв. <...> (л.д. 57, т. 1); П.Т. является инвалидом <...> группы (степень ограничения к трудовой деятельности - <...>) (л.д. 105, т. 1); П.Т. работает, имеет самостоятельный источник дохода, позволяющей ей оплачивать съемное жилье.

П.Т. квартплату и коммунальные платежи за спорную квартиру не платит, что П.Т. не отрицала в своих письменных объяснениях в суд. Никаких доказательств того обстоятельства, что между ней и П.В. существовала какая-либо договоренность по этому вопросу, истица по встречному иску суду в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представила.

То обстоятельство, что истцы по первоначальному иску и П.Л. (до своей смерти) не обращались к П.Т. с каким-либо претензиями по поводу оплаты квартплаты и коммунальных платежей за спорную квартиру, по мнению суда первой инстанции, не имеет правового значения для разрешения данного спора по существу, т.к. в соответствии с вышеприведенным нормами ЖК РФ, именно на П.Т. как на отсутствующего члена семьи нанимателя (в случае его временного отсутствия) возлагается обязанность по такой оплате.

Оплата части квартплаты и коммунальных платежей за спорную квартиру путем перечисления 4434 рублей на депозит нотариуса 28 августа 2009 г. за период с декабря 2006 г. по июнь 2007 г. (л.д. 27, т. 2) доказательством оплаты являться не может, т.к. эта оплата произведена в период рассмотрения настоящего гражданского дела и за определенный самой П.Т. период.

Истцы по первоначальному иску с 2002 г. и по день снятия П.Т. с регистрационного учета из спорной квартиры оплачивали квартплату и коммунальные платежи за нее, о чем предоставили суду соответствующие квитанции (л.д. 1 - 75, т. 1).

Оценивая изложенное в совокупности, суд пришел к выводу, что П.Т. в 2002 г. добровольно выехала из спорной квартиры, т.к. решила жить отдельно от своих родителей и брата, снимая жилье (что она делает на момент вынесения решения почти восемь лет).

Суд пришел к выводу, что факт выезда из спорной квартиры в силу конфликтных отношений с родителями и братом, П.Т. в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, не доказан.

Так, П.Т. ссылалась на ее избиение братом в <...> гг., однако из представленных ею доказательств такой вывод однозначно не следует. В выписке из медицинской карты от 2008 г. (л.д. 85, т. 1) указано, что 1996 г. П.Т. обращалась в поликлинику N <...> по поводу ушибов мягких тканей, в карте со слов П.Т. записано, что ее в квартире избил сосед. Доказательств того обстоятельства, что этим соседом был ее брат, П.Т. суду, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, не представлено. Что касается факта избиения П.Т. братом в г. <...>, то представленные в обоснование этого заявления записки П.Л. и П.Д., датированные декабрем г. <...>, факта избиения не подтверждают (л.д. 86, т. 1). В правоохранительные органы в связи с указанным П.Т. не обращалась.

Кроме того, по мнению суда первой инстанции, даже если бы такие факты (по версии П.Т.) имели место быть, то между ними и уходом П.Т. из спорной квартиры прошло 6 и 5 лет соответственно, а каких-либо доказательств избиения сестры братом в более поздний период, как собственно и конфликтных отношений между П.Т., ее отцом, матерью и братом П.Т. суду не представлено.

Отсутствие конфликтных отношений между отцом и дочерью, по мнению суда первой инстанции, также подтверждается содержанием записки П.В. в адрес дочери от 2006 г. (л.д. 93, т. 1), в которой речь идет об архиве семьи.

Ссылки истицы по встречному иску на то обстоятельство, что родители и брат возражали против раздела лицевого счета в спорной квартире в 2000 г. (л.д. 87, т. 1), также, по мнению суда первой инстанции, не свидетельствуют о конфликтных отношениях между родственниками. П.Т., имея в 2000 г. возможность (при наличии сложившегося порядка пользования квартирой) обратиться в суд с соответствующим иском, данным правом в 2000 г. не воспользовалась, а в 2002 г. вообще выехала из спорной квартиры.

Доказательств того обстоятельства, что П.В., П.Д., а ранее и П.Л. препятствовали П.Т. возвратиться в квартиру по адресу: <...> и пользоваться ей, П.Т., в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, суду также не представлено.

П.В., П.Д. указали в судебном заседании, что комната, которую занимала П.Т. до 2002 г., после этой даты была закрыта до вступления в законную силу заочного решения Пресненского районного суда г. Москвы от 07 мая 2007 г., когда ее открыли и стали пользоваться. Подтверждением этого обстоятельства, по мнению суда первой инстанции, являются показания свидетеля К. Кроме того, П.В., П.Д. пояснили, что они предлагали истице по встречному иску приватизировать спорную квартиру на троих, продать, чтобы каждый получил свою долю и купил себе отдельное жилье, однако П.Т. этот вариант не устраивает по неизвестным им причинам.

Оценивая изложенное в совокупности, суд пришел к выводу, что требования истцов по первоначальному иску о признании П.Т. утратившей право на жилое помещение, расположенное по адресу: <...> законны и обоснованны и подлежат удовлетворению.

Как усматривается из материалов дела, П.Т. уже снята с регистрационного учета по месту жительства из спорной квартиры, в связи с чем судом не удовлетворены требования истцов по первоначальному иску о снятии П.Т. с регистрационного учета из указанной квартиры.

Суд также пришел к выводу о том, что т.к. П.Т., в силу ч. 2 ст. 83 ЖК РФ утратила права на спорную квартиру с 2002 г. (с момента выезда из нее), то не могут быть удовлетворены ее встречные исковые требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора передачи от 2007 г. N <...> в собственность П.В., П.Д. квартиры, признании за ней права на указанную жилую площадь, восстановлении положения, существовавшего до нарушения ее права, включении ее в договор социального найма на указанное жилое помещение от 2007 г. N <...> в качестве члена семьи нанимателя, обязании не чинить ей препятствий в пользовании всеми комнатами в указанной квартире, т.к. с 2002 г. П.Т. не являлась членом семьи нанимателя спорной квартиры; она не должна была быть включена в качестве таковой в договор социального найма от 2007 г., ее согласие на приватизацию спорной квартиры не требовалось.

Доказательств оплаты коммунальных платежей кассатором суду и судебной коллегии не представлено.

Факт внесения П.Т. 28 августа 2009 года денежных средств на депозит нотариуса не может являться доказательством оплаты коммунальных платежей, так как денежные средства были внесены в период рассмотрения судом спора.

Представленные кассатором технические паспорта на холодильник, мясорубку и др. не могут являться достаточным доказательством нахождения данных вещей в спорном жилом помещении.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного Кодекса РФ" отсутствие у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно части 2 статьи 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Поэтому ссылка кассатора на отсутствие у нее самостоятельных прав на другое жилое помещение, не может быть принята во внимание.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о недоказанности факта выезда ответчика из спорного жилого помещения ввиду конфликтных отношений.

Содержание жалобы и представленных кассатором объяснений не опровергают данный вывод суда и направлены на иную оценку доказательств, исследованных судом.

Судом к правоотношениям сторон правильно применены нормы материального права, в том числе положения ст. 83 ЖК РФ.

При разрешении спора судом материалы дела исследовались в полном объеме, в том числе и заявления Л. (л.д. 37, 214), что подтверждается протоколом судебного заседания от 17 марта 2010 года.

П.Т. частная жалоба на определение суда от 12 июля 2010 года об исправлении описок в решении не подавалась.

П.Т. за все длительное время рассмотрения судом спора ни разу не являлась в судебное заседание.

Кассатор ссылается на то, что почтовое извещение о дате и времени судебного заседания 12 июля 2010 года, на котором постановлено определение об исправлении описок в решении суда, не было направлено ей также по новому адресу, указанному П.Т. в кассационной жалобе а/я.

Требований об отмене вышеуказанного определения суда кассационная жалоба не содержит.

П.Т. данное обстоятельство указано как основание для вынесения частного определения в адрес суда в соответствии со ст. 226 ГПК РФ.

Между тем, судебная коллегия не усматривает оснований, предусмотренных ст. 226 ГПК РФ, для вынесения частного определения.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного Кодекса РФ" при установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также об отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

При разрешении спора судом установлено, что ответчик с 2002 года добровольно выехал из спорного жилого помещения, препятствия в пользовании жилым помещением П.Т. не чинились, коммунальные платежи П.Т. не оплачивались, из материалов дела усматривается, что П.Т. в одностороннем порядке отказалась от прав и обязанностей по договору социального найма.

Поэтому судом обоснованно удовлетворены требования о признании П.Т. утратившей право пользования спорным жилым помещением.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, и оснований для признания их неправильными не установлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что суд первой инстанции на основе всестороннего анализа представленных сторонами доказательств правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им верную оценку.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права.

Не усматривая оснований к отмене и руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 17 марта 2010 г., с учетом определения суда от 12 июля 2010 года об исправлении описок в решении суда, оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь