Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2010 г. по делу N 33-5742

 

Судья Жданова О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Титовца А.А., судей Балуевой Н.А., Веретновой О.А.

рассмотрела 20 июля 2010 года в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Л. на решение Индустриального районного суда г. Перми от 23 апреля 2010 года, которым Л. в удовлетворении иска к ЗАО <...>, ИП С. о взыскании задолженности по заработной плате, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда отказано.

Заслушав доклад судьи Балуевой Н.А., пояснения Л., настаивавшей на доводах, изложенных в кассационной жалобе, представителя ответчиков - Х., считавшей кассационную жалобу необоснованной, изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. обратилась в суд с иском к ЗАО <...>, индивидуальному предпринимателю (ИП) С. о взыскании задолженности по заработной плате с ЗАО <...> с учетом пособия по временной нетрудоспособности за 14 дней в феврале 2008 года (фактически за 14 дней 2009 года, поскольку в исковом заявлении допущена описка) в размере 3254,02 руб. (из расчета официального оклада в размере - 4000 руб. и неофициального - 4000 руб.), всего - 18 676 руб. 54 коп., с ИП С. - заработной платы в размере "сумма". Кроме того, просила взыскать компенсацию за задержку выплаты заработной платы в соответствии со ст. 236 ТК РФ, компенсации морального вреда с каждого ответчика по 15 000 руб. В обоснование иска указала, что в мае 2005 года она приступила к работе "профессия" ООО <...> (с 01.01.2007 года предприятие реорганизовано в ЗАО). Все работники формально числились в ЗАО, однако фактически работали на ИП С., который являлся директором ООО, а затем ЗАО <...> (далее - ЗАО). Фактически трудовой договор с предпринимателем не заключен. Трудовые отношения между сторонами прекращены 20.02.2009 г. в связи с ее увольнением по собственному желанию. Оплата труда в ЗАО производилась по официальной бухгалтерии и по неофициальной. Официальный оклад был отражен в трудовом договоре, а не официальная заработная плата складывалась из суммы в процентном соотношении от цены каждого заключенного ею договора на оказание информационных услуг обществом. По устной договоренности с ИП С. оплата труда определялась в виде 15% выплаты от суммы каждого заключенного договора, а также процентных выплат за пролонгацию договоров. С 01.07.2008 г. оплата труда в ЗАО стала определяться исходя из процентных выплат, определяемых "Программой стимулирования роста продаж", утвержденной директором общества С. С 01.07.2008 г. вступил в действие план работы департамента закупок и продаж ЗАО <...> на второе полугодие 2008 года. Вместе с планом ей вручена программа стимулирования роста продаж, с которыми она не согласилась, после чего с ответчиками стали возникать конфликтные ситуации. При увольнении 20.02.2009 года с ней не произведен окончательный расчет. Задолженность перед ней у ЗАО <...>, исходя из расчета по вышеназванной Программе стимулирования роста продаж, составила 18676 руб. 54 коп. в том числе, задолженность по оплате периода временной нетрудоспособности в размере 3254 руб. 02 коп., у ИП С. - 128 482 руб. 79 коп. В расчете задолженности истица указала о том, что ею получено в 2009 году: 26 сентября - "сумма", 26 декабря - "сумма", 16 февраля - "сумма", 20 февраля - "сумма". Поскольку были нарушены сроки выплаты заработной платы, просила взыскать денежную компенсацию в соответствии со 236 ТК РФ с 21.02.2009 года. Требования о компенсации морального вреда мотивировала тем, что на протяжении длительного времени она не может получить свою зарплату. Кроме того, действия ответчиков, спровоцировали ухудшение ее здоровья.

Истица в судебном заседании на исковых требованиях настаивала. Представитель ответчиков исковые требования не признал.

Судом принято вышеназванное решение об отказе в удовлетворении иска. При этом суд исходил из того, что трудовой договор между ответчиком С. и истицей не заключен, поэтому сделал вывод об отсутствии оснований для взыскания с данного ответчика задолженности по заработной плате, процентов, предусмотренных ст. 236 ТК РФ, компенсации морального вреда. В отношении ответчика ЗАО <...> суд пришел к выводу о том, что истица не доказала тот факт, что работодателем в оспариваемый период была предусмотрена система оплаты агентского вознаграждения, предусмотренная вышеназванной Программой. Кроме того, установил, что оплата временной нетрудоспособности истице произведена в январе-феврале 2009 года.

В кассационной жалобе истица просит решение суда отменить по следующим основаниям. Суд необоснованно пришел к выводу о том, что факт начисления и выплаты заработной платы в январе-феврале 2009 г., с учетом оплаты листка нетрудоспособности, подтвержден материалами дела. Так, последний расходный кассовый ордер, представленный представителем ответчика ЗАО <...>, по которому ей была выдана заработная плата в размере "сумма" датирован 29.01.2009 г. Она была уволена 20.02.2009 г. В период ее работы в ЗАО <...> она представила работодателю для последующей оплаты два больничных листа: с 02.02.2009 г. по 12.02.2009 г. и с 16.02.2009 г. по 19.02.2009 г. В судебном заседании 09 октября 2009 г. представителем ответчика ЗАО <...> ее исковые требования о задолженности по оплате больничных листов были признаны частично - исходя из оклада по трудовому договору "сумма". (а расчет суммы иска в размере "сумма" произведен из общей суммы заработной платы - "сумма" ("сумма" - официальная часть и "сумма" - неофициальная). 29.01.2009 г. произведена выплата именно заработной платы, а не больничного листа, что указано в обоснование выплаты. В феврале 2009 г. ей заработная плата не начислялась и не выплачивалась. Считает, что суд в решении неправильно определил и обстоятельства, относящиеся к исковым требованиям к ИП С. Суд в решении указал, что считает недоказанным факт возникновения трудовых отношений между ней и ИП С.; между тем, не учел, что фактически она была допущена ответчиком до работы, что в соответствии с действующим трудовым законодательством является доказательством наличия трудовых отношений. Факт наличия трудовых отношений подтверждается письменными доказательствами - договорами информационно-аналитического обслуживания, контрактами, котировочными заявками и т.д., которые подписывались именно ИП С., но разрабатывались, согласовывались лично ею, а в дальнейшем сопровождались по мере обслуживания. Факт допуска к исполнению трудовых функций по информационно-аналитическому обслуживанию различных структур подтвердили свидетели А., О., В., П., М., Г., М., Полагает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о представлении дополнительных доказательств - аудиозаписи разговоров между ней, С. и М.О., подтверждающей ее (истицы) доводы, назначении судебной экспертизы для подтверждения принадлежности голосов на аудиозаписи.

Проверив законность принятого судом решения в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в части отказа в иске о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации в связи с этим морального вреда, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела (п. 3 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 183 ТК РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

В соответствии с ч. 2 ст. 135 ТК РФ системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Судом установлено, что 01.01.2007 г. между истицей и ЗАО <...> заключен трудовой договор, в соответствии с которым истица принята на работу в качестве "профессия" закупок и продаж ЗАО <...> на должность "профессия" с окладом "сумма", в том числе уральским коэффициентом. 20.02.2009 года истица уволена по собственному желанию.

При рассмотрении дела судом первой инстанции сторонами не оспаривались и судом установлены обстоятельства, подтверждающие период временной нетрудоспособности истицы перед увольнением (со 02 по 13.02.2009 года, с 16 по 19.02.2009 года). Согласно данным больничных листов истице ответчиком ЗАО <...> (ЗАО <...>) начислено пособие по временной нетрудоспособности соответственно "сумма". Сведений о том, что пособие в указанном размере истице выплачено, в деле не имеется, ответчиком соответствующих доказательств не представлено. Тот факт, что истице 29 января 2009 года выплачено указанным ответчиком "сумма" не свидетельствует о выплате пособия, так как из содержания платежного документа следует, что данная сумма ("сумма" рублей) является заработной платой истицы; кроме того, выплаченной до вышеназванного периода временной нетрудоспособности.

Судебная коллегия считает, что в указанной части решение является незаконным и подлежит отмене. Поскольку имеющие значение для дела обстоятельства установлены на основании имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия, отменяя решение суда в соответствующей части, полагает возможным принять новое решение об удовлетворении иска к ЗАО <...> о взыскании пособия по временной нетрудоспособности в размере 2406 руб. 28 коп., расчет которого произведен согласно условиям трудового договора, заключенного с истицей. При этом расчет истицы, основанный на заработной плате, не предусмотренной трудовым договором, судом кассационной инстанции во внимание не принимается, поскольку доказательств заключения трудового соглашения на иных условиях истицей не представлено.

Поскольку ответчиком (ЗАО <...>) нарушено право истицы на получение пособия по временной нетрудоспособности, в соответствии со ст. 237 ТК РФ с ответчика в пользу истицы подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 500 рублей, при этом судебная коллегия учитывает обстоятельства причинения вреда, степень вины ответчика, нравственных страданий истицы, исходит из принципа разумности и справедливости. В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ с ответчика (ЗАО <...>) подлежит взысканию государственная пошлина в местный бюджет в размере 600 руб. (п.п. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ).

Доводы истицы о незаконности принятого решения в отношении ответчика ИП С. не состоятельны, поэтому отмену решения суда не влекут. Разрешая иск к данному ответчику, суд обоснованно пришел к выводу о том, что трудовых отношений между указанными сторонами не имелось, что свидетельствует о том, что трудовой договор между ними не заключен. Тот факт, что истица оказывала ответчику услуги по заключению и сопровождению сделок не свидетельствует о допуске к работе, учитывая, что данное обстоятельство может свидетельствовать о гражданско-правовых отношениях между сторонами, так как письменного трудового соглашения сторонами не заключалось, доказательств, свидетельствующих о трудовых отношениях между сторонами (ст. 15-22 ТК РФ) не представлено. Свидетели, на которых ссылается истица, о наличии трудовых отношений между сторонами не поясняли.

Учитывая изложенное, доводы, указанные в кассационной жалобе о наличии трудовых отношений между истицей и индивидуальным предпринимателем, на законность принятого судом решения не влияют и его отмену не влекут.

Ссылка истицы на то, что ее доводы в отношении обоснованности исковых требований к обоим ответчикам могли быть подтверждены аудиозаписью, отмену решения суда не влекут, поскольку суд в соответствии с ч. 3 ст. 67 ГПК РФ разрешает вопрос о достаточности доказательств, учитывая, что по изложенной истицей позиции заслушаны соответствующие свидетели, суд вправе был ограничиться исследованием соответствующих доказательств.

В отношении доказанности системы оплаты труда, на которой основан расчет суммы иска, суд обоснованно пришел к выводу о том, что истицей не представлено достоверных доказательств о действии данной системы оплаты труда в ЗАО <...>. Так, подлинного документа, либо надлежащим образом заверенной копии Программы стимулирования роста продаж, не представлено (ч. 2 ст. 71 ГПК РФ, ч. 2 ст. 135 ТК РФ). Тот факт, что в представленной истицей копии платежного документа от 26.12.2008 года о получении истицей процентов за август и сентябрь 2008 года в размере "сумма", (л.д. 41 т. 1) не свидетельствует о действии на предприятии вышеназванной Программы, так как подлинного платежного документа либо надлежаще заверенной копии истицей не представлено (ч. 2 ст. 71 ГПК РФ), из содержания копии следует, что в данном документе имеется подпись лица получившего денежные средства (истицы), не имеется подписи лица, выдавшего данные денежные средства, ответчик факт выплаты оспаривает. Судебная коллегия считает, что суд, отказывая в иске, ошибочно указал в решении суда о выплате указанной суммы, так как не дал соответствующую оценку данному доказательству.

На основании изложенного, судебная коллегия считает, что в остальной части решение суда подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Индустриального районного суда г. Перми от 23 апреля 2010 года отменить в части отказа в иске о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, связанной с невыплатой данного пособия, в указанной части принять новое решение:

Взыскать с ЗАО <...> в пользу Л. пособие по временной нетрудоспособности в размере 2406 рублей 28 копеек, компенсацию морального вреда в размере 500 рублей, государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 600 рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь