Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2010 г. по делу N 33-6156

 

Судья Широкова Т.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: Председательствующего Бузмаковой О.В. и судей Ворониной Е.И., Валуевой Л.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 20 июля 2010 года дело по кассационной жалобе ООО "О" на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 03 июня 2010 года, которым постановлено:

отказать ООО "О" в удовлетворении заявленных исковых требований к Д. о возмещении ущерба, причиненного работником, с которым заключен договор о полной материальной ответственности.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Ворониной Е.И., пояснения представителя истца Х., судебная коллегия

 

установила:

 

ООО "О" обратилось в суд с иском к Д. о взыскании суммы прямого действительного ущерба в размере 165.114 рублей, взыскании государственной пошлины 4.502 рубля 38 коп. В обоснование исковых требований указано, что 22.09.2008 года между Д. и ООО "О" был заключен трудовой договор, в соответствии с которым ответчик был принял на работу на должность водителя. С ответчиком был заключен договор о полной материальной ответственности от 22.09.2008 года, поскольку трудовая деятельность ответчика как "профессия" непосредственно связана с исполнением обязанностей по перевозке товарно-материальных ценностей работодателя. 11.01.2009 года на основании служебного задания и приказа N 2 ответчик был направлен в служебную командировку сроком на 40 дней для осуществления перевозки легковых автомобилей. Ответчиком данные работы были выполнены. Впоследствии в адрес истца от ООО "О1", с которым у истца был заключен договор на перевозку автомобилей от 20.05.2008 года, были получены претензии о возмещении ущерба, из которых следовало, что повреждение автомобилей произошло при их транспортировке в адрес грузополучателя ООО "О2". Ущерб, причиненный ответчиком, составил 122.760 рублей. В связи с обоснованностью претензий, стоимость восстановительного ремонта была выплачена истцом. Общий размер ущерба составил 165.114 рублей, ущерб выразился в несохранности груза, 01.04.2009 года и 28.04.2009 года у ответчика были затребованы объяснительные по данному факту, однако он отказался от дачи объяснений, добровольно возместить ущерб отказался.

В судебном заседании представитель ответчика настаивал на заявленных требованиях.

Ответчик Д. иск не признал.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе ООО "О". В обоснование жалобы указывается на то, что Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной ответственности, содержит указание на работы по приему и обработке для доставки (сопровождению) груза, багажа, почтовых отправлений и других материальных ценностей, их доставке (сопровождению), выдаче (сдаче). Ответчик, работавший в должности водителя, выполнял работу по управлению грузовыми автопоездами с целью перевозки грузов к месту хранения и сохранности перевозимых при транспортировке грузов. Кроме этого, в соответствии с п. 2.4 должностной инструкции в обязанности водителя также входила сдача доставленного груза в месте назначения, оформление и подписание приемо-сдаточной документации. Таким образом, в обязанности ответчика входили именно работы по приемке и доставке груза, входящие в Перечень.

Выводы суда об отсутствии вины ответчика основаны на пояснениях ответчика, иных доказательств не представлено.

Суд сделал вывод о том, что фактов недостачи в действиях ответчика не установлено. Однако, в силу ст. 238 ТК РФ, работник обязан возместить работодателю не только недостачу вверенного ему имущества, но и затраты, проведенные работодателем на возмещение ущерба, причиненного работником имуществу третьих лиц, за сохранность которого работодатель несет ответственность. Факт причинения ущерба подтверждается соответствующими документами. При этом с наличием повреждений автомобилей ответчик согласился, никаких записей о несогласии с протоколами не вносил. Ссылка ответчика на то, что ему не было разрешено делать каких-либо пометок, является несостоятельной.

По мнению ответчика, заключение с ним договора о полной материальной ответственности являлось правомерным.

Ссылка суда на то, что истцом не была проведена проверка для установления размера и причин возникновения ущерба, является необоснованной. Размер ущерба был установлен на основании документов, представленных ООО "О1", также были установлены причины возникновения ущерба, а именно ненадлежащее исполнение ответчиком обязанностей по приемке груза. Факт ненадлежащего исполнения обязанностей по приемке груза не опровергается и самим ответчиком. Суд сделал вывод о том, что работодателем не созданы надлежащие условия для сохранности вверенного ответчику имущества, этот вывод не соответствует обстоятельствам дела.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции.

В соответствии с ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

По общим правилам, определенным в ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В статье 243 Трудового кодекса Российской Федерации перечислены случаи, когда на работника может быть возложена полная материальная ответственность, в частности, в соответствии с пунктом 2 части первой указанной нормы таким случаем является недостача ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Согласно статьи 244 Трудового кодекса Российской Федерации письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Таким образом, трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель может заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых могут заключаться такие договоры, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных ему под отчет.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ответчик Д. занимал должность ФИО10. 22.09.2008 года между ООО "О" и Д. заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, согласно которому работник принимает на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ему имущества, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

Оценивая доводы истца, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 года N 85, должность, занимаемая ответчиком, равно как и работа им выполняемая, не включены.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с ответчиком, в связи с чем заключенный с ним договор о полной материальной ответственности не мог служить основанием для привлечения его как работника к полной материальной ответственности. Выводы суда в указанной части судебная коллегия признает правильными, доводы кассационной жалобы не влекут отмену решения суда.

Согласно разъяснениям, данным в пунктах 11, 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", в силу ст. 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества, либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам. Работник может быть привлечен к материальной ответственности в полном размере на основании п. 5 ч. 1 ст. 243 Трудового кодекса РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

Исходя из смысла положений трудового законодательства, регулирующего вопросы материальной ответственности работника в контексте с правовой позицией Верховного Суда, вина работника презюмируется при доказанности правомерности заключения работодателем договора полной материальной ответственности и самого факта недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба. Поскольку суд пришел к выводу о необоснованном заключении с ответчиком договора о полной индивидуальной материальной ответственности, бремя доказывания вины работника в причинении указанного ущерба работодателю возлагается на истца.

Установив фактические обстоятельства по делу, оценив представленные доказательства, суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по возмещению ООО <...> прямого действительного ущерба. При этом суд исходил из того, что истцом не представлено доказательств наличия вины ответчика в причинении механических повреждений перевозимым автомобилям. Оценив в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, протоколы осмотра автомобилей при приемке, пояснения самого ответчика судом правомерно принято во внимание то обстоятельство, что повреждения у автомобилей имели место до их передачи ответчику. Данное обстоятельство не оспаривается и истцом.

Кроме того, судом принято во внимание нарушение работодателем требований ст. 247 ТК РФ, согласно которой до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Согласно п. 2.1 должностной инструкции водителя основной обязанностью водителя являются управление грузовыми автомобилями (автопоездами) всех типов грузоподъемности с целью перевозки грузов к месту назначения, обеспечение необходимого режима хранения и сохранности перевозимых при транспортировке грузов. В соответствии с п. 2 договора о полной индивидуальной материальной ответственности от 22.09.2008 года, работодатель обязуется создавать работнику условия, необходимые для нормальной работы и обеспечения полной сохранности вверенного ему имущества. Вместе с тем, какого-либо регламента, позволяющего определить и установить конкретные условия созданные работодателем для сохранности перевозимого имущества, истцом не представлено. Данное обстоятельство, а также длительность служебной командировки, условия нахождения ответчика в командировке и фактическое исполнение водителем своих должностных обязанностей правомерно приняты судом во внимание при постановлении решения по делу.

Мотивы, по которым суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, изложены в судебном решении, оснований не согласиться с судом первой инстанции судебная коллегия не находит.

Доводы кассационной жалобы фактически направлены на необходимость переоценки установленных судом обстоятельств и представленных доказательств по делу, что не может являться основанием к отмене решения суда. Доводы истца являлись предметом судебного рассмотрения, оценка им дана в обжалуемом решении суда.

По мнению заявителя, ненадлежащее исполнение ответчиком своих должностных обязанностей выражается в том, что Д. при приемке автомобилей не сделал соответствующие отметки в товаросопроводительной документации и протоколах осмотра автомобилей о невозможности надлежащим образом произвести осмотр принимаемого груза на наличие повреждений. Однако данное обстоятельство не является основанием для возложения на ответчика материальной ответственности в рамках договора о полной индивидуальной материальной ответственности исходя из смысла такого вида договоров. Указанное обстоятельство не может являться также и основанием для возложения на Д. материальной ответственности как на работника и по общим правилам, поскольку его вины в причинении ущерба работодателю не установлено, отсутствие соответствующих отметок в товаросопроводительной документации на транспортные средства, исходя из анализа должностной инструкции водителя (л.д. 100-101) не свидетельствует безусловно о ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, что могло бы повлечь за собой материальную ответственность работника.

Руководствуясь ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу ООО <...> на решение

Мотовилихинского районного суда г. Перми от 03 июня 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь