Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2010 г. N 33-9738/2010

 

Судья: Карпенкова Н.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Параевой В.С.

судей Петровой Ю.Ю.

Кутыева О.О.

при секретаре Р.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании 20 июля 2010 года гражданское дело N <...> по кассационной жалобе К. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 02 апреля 2010 года по иску П.М. в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего П.Н. к К. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Параевой В.С., объяснения К., поддержавшего доводы жалобы, П.М., возражавшей против доводов жалобы, заключение прокурора Кузьминой И.Д., полагавшей необходимым решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

П.М., действуя в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына - П.Н. обратилась в Приморский районный суд с иском к К. о взыскании материального ущерба в размере 5 795 рублей 50 копеек и компенсации морального вреда в сумме 72 000 рублей.

В обоснование иска указала, что 11 июля 2006 года по вине ответчика произошло ДТП, в результате которого, ее сын получил телесные повреждения, она понесла затраты на лечение и приобретение лекарств, а именно: оплатила проведение судебно-медицинской экспертизы в сумме 625 рублей, на обследование и приобретение медикаментов с ортопедическим изделием затратила 2 794 рублей 50 копеек, на приобретение дорожно-транспортных билетов истратила сумму 876 рублей, произвела замену деталей велосипеда, который был поврежден, оплатив стоимость его ремонта в сумме 1 200 рублей, оплатила нотариальные услуги в сумме 300 рублей, однако в связи с причиненным вредом здоровью ребенка, удостоверенные нотариусом документы не понадобились, кроме того, и ей и ее сыну был причинен моральный вред, выразившийся в физических и нравственных страданиях.

В дальнейшем, истица уточнила исковые требования, просила взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в сумме 80 000 рублей, расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы в сумме 625 рублей, затраты на медицинскую повязку для фиксации руки в сумме 171 рубля 50 копеек, на приобретение билетов на проезд в сумме 876 рублей, затраты на замену деталей велосипеда в сумме 1 200 рублей и на оформление нотариусом документов, за что произведена оплата по тарифу в сумме 300 рублей и которые не пришлось использовать в связи с причинением вреда здоровью ее сына.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 02 апреля 2010 года исковые требования П.М. удовлетворены.

В кассационной жалобе ответчик просит изменить решение суда в части суммы компенсации морального вреда и принять по делу новое решение, снизив размер компенсации морального вреда до 20 000 рублей.

Поскольку в части основных исковых требований решение суда сторонами по делу не обжалуется, его законность и обоснованность в силу положений ч. 1 ст. 347 ГПК РФ не является предметом проверки судебной коллегии. В данном случае кассационная инстанция связана доводами жалобы ответчика. Иное противоречило бы диспозитивному началу гражданского судопроизводства, проистекающему из особенностей спорных правоотношений, субъекты которых осуществляют принадлежащие им права по собственному усмотрению.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда, принятого в соответствии с доказательствами по делу и требованиями закона.

Из материалов дела следует, что 11 июля 2006 года около 15 часов 30 минут на дороге, ведущей к железнодорожной станции "Трубниково" Тосненского района Ленинградской области произошло дорожно-транспортное происшествие, автомашина <...>, г.н.з. N <...>, под управлением водителя К. совершила наезд на велосипедиста П.Н., <...> года рождения, в результате произошедшего ребенку был причинен вред здоровью средней степени тяжести: закрытый перелом правой плечевой кости в средней трети; открытый перелом левой лучевой кости в средней трети; тупая закрытая черепно-мозговая травма с сотрясением головного мозга, ссадинами лица; ушибленные раны левого предплечья, множественные ссадины верхних и нижних конечностей, данные повреждения.

Разрешая заявленный спор, суд правомерно применил положения ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ, согласно которым, вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Поскольку в данном случае имело место причинение вреда источником повышенной опасности, суд правомерно признал, что компенсация морального вреда подлежит взысканию с причинителя вреда и не зависит от его вины.

Положениями п. 2 ст. 1101 ГК РФ предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, при этом должны учитываться требования разумности и справедливости.

Судом были проверены и не нашли своего подтверждения доводы ответчика об отсутствии его вины в причинении вреда несовершеннолетнему.

Постановлением заместителя начальника Управления ГИБДД от 22.12.2006 г. установлено, что водитель К. нарушил п. 10.1 Правил дорожного движения РФ, так как пытался предотвратить наезд путем умышленного изменения траектории движения, а только затем прибегнул к торможению, в конкретной дорожной ситуации неверно оценил дорожную обстановку, не принял возможных мер к снижению скорости, вплоть до полной остановки транспортного средства, не прибегая в сложившейся ситуации к маневрированию, со стороны же велосипедиста - П.Н. нарушений Правил дорожного движения РФ не имелось. Производство по делу об административном правонарушении в отношении К. было прекращено за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Кроме того, доводы ответчика об отсутствии вины в причинении вреда в данном случае правового значения не имеют, так как в силу положений п. 2 ст. 1101 ГК РФ степень вины учитывается при определении суммы морального вреда только в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. В данном случае имело место причинение вреда источником повышенной опасности, поэтому компенсация морального вреда подлежит взысканию с причинителя вреда и не зависит от его вины.

Во исполнение указанной нормы закона, при определении размера компенсации морального вреда судом были приняты во внимание характер и степень причиненных несовершеннолетнему страданий, а именно: ребенок перенес операцию, претерпевал болевые ощущения при проведении длительного лечения, в связи с необходимостью оперативного вмешательства от матери ребенка получено согласие на операцию и она предупреждена о возможных последствиях и осложнениях, которые могут произойти при оперативном вмешательстве, к тому же в результате полученных травм ребенок находился в беспомощном состоянии, его матери предоставлялось освобождение от работы с целью ухода за больным ребенком.

Также судом правильно принято во внимание, что ответчиком не представлено доказательств тому, что он пытался оказать пострадавшему ребенку, который находился в беспомощном состоянии, какую-то помощь, что он выражал сострадание пострадавшему в связи с полученными травмами или интересовался состоянием его здоровья. А также то обстоятельство, что ответчик до обращения истца в суд, в течение трех лет не предпринимал попытки к возмещению вреда, причиненного повреждением здоровья, тем самым, проявляя безразличие к произошедшему и не осознавая свою ответственность за причинение вреда здоровью ребенка.

При таких обстоятельствах, суд правомерно посчитал заявленную истицей сумму соразмерной и взыскал с ответчика в счет компенсации морального вреда 80 000 рублей.

Судебная коллегия полагает, что при определении размера компенсации морального вреда, судом был правильно применен закон и учтены все обстоятельства, влияющие на размер компенсации морального вреда, поэтому у кассационной инстанции отсутствуют основания для изменения взысканной судом 1 инстанции суммы в возмещение морального вреда, поскольку размер компенсации морального вреда в сумме 80 000 рублей, по мнению судебной коллегии, соответствует требованиям разумности и справедливости.

Судом первой инстанции при разрешении спора правильно определены юридически значимые обстоятельства, применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, анализ представленных суду доказательств, их оценка подробно изложены в обжалуемом решении суда.

Доводы кассационной жалобы не содержат правовых оснований к отмене законного и обоснованного решения суда и подлежат отклонению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 02 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь