Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2010 г. N 33-9771/2010

 

Судья: Крестьянова Е.Р.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Сопраньковой Т.Г.

судей Ильичевой Е.В. Ничковой С.С.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании от 20 июля 2010 года гражданское дело N 2-40/10 по кассационной жалобе СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 29 апреля 2010 года по иску О.И. к СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" о возмещении материального ущерба, связанного с причинением вреда здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи, и компенсации морального вреда,

Заслушав доклад судьи Сопраньковой Т.Г.,

Выслушав объяснения истицу, представителей сторон,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

О.И. обратилась в суд с иском к СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" о возмещении материального ущерба, связанного с причинением вреда здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи, и компенсации морального вреда, всего на сумму 4 000 000 руб.

В обоснование исковых требований истица указала, что 06.08.2006 г. находясь в родильном доме N 18, родила дочь - Ш., но в результате неправильной тактики ведения родов, отказа в проведении операции кесарева сечения, ее ребенку была причинена родовая травма и он стал инвалидом, перенес ряд операций, прогноз развития неблагоприятный, сама О.И. также пострадала, поскольку в связи с рождением крупного ребенка при наличии узкого таза, естественное родоразрешение привело к разрыву лонного сочленения. Истец полагает, что медицинская помощь, оказанная ей ответчиком, была ненадлежащей, в результате она и дочь претерпевают физические и нравственные страдания.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 29 апреля 2010 года исковые требования О.И. к СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" о возмещении материального ущерба, связанного с причинением вреда здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи, и компенсации морального вреда, удовлетворены в полном объеме.

С СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" в пользу О.И. взыскано 2 000 000 рублей в возмещение материального ущерба и 2 000 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, а всего 4 000 000 руб.

С СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в размере 22 200 рублей.

В кассационной жалобе представитель ответчика просит отменить указанное решение суда, считает его незаконным и необоснованным.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы дела, выслушав участников процесса, не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено, что 27.05.2006 г. О.И. было проведено ультразвуковое обследование, согласно протоколу: в матке один живой плод. Врожденных пороков развития и эхографических маркеров хромосомной патологии не выявлено (т. 1 л.д. 21).

Согласно выписному эпикризу, О.И. в период с 24.07.2006 г. по 01.08.2006 г. находилась в роддоме N 18 на дородовом отделении, где в соответствии с УЗИ установлено, что плод крупный (т. 1 л.д. 18).

При первых родах в 1991 г. О.И. был установлен диагноз - узкий таз (т. 1 л.д. 16).

Родильный дом N 4 Калининского района ликвидирован, архив передан в родильный дом N 15 не полностью, так как часть его пострадала из-за аварии на водопроводе и затопления, история родов N 1332 О.И. за 1991 г. в архиве отсутствует, в Журнале родов за 1991 г. имеются данные об О.И. (т. 1 л.д. 132, 133 - 134).

02.08.2006 г. О.И. была направлена на дородовое отделение в роддом N 18 с диагнозом 39 недель беременности для подготовки к родам и родоразрешению (т. 1 л.д. 17).

В выписке из медицинской карты N 4747 отражено, что О.И. находилась в роддоме N 18 с 06.08.2006 г. по 14.08.2006 г. (т. 1 л.д. 19).

06.08.2006 г. в роддоме N 18 О.И. родила дочь, которая в тот же день была переведена в детскую городскую больницу N 22 с диагнозом: Гинтранатальная асфиксия, спинальная травма новорожденной, крупный плод, внутриутробная гипоксия (т. 1 л.д. 22).

Согласно выписке из истории болезни N 5330 новорожденной О.И., при поступлении состояние крайне тяжелое (т. 1 л.д. 23).

Как следует из выписки из амбулаторной карты Ш., больна с рождения в результате родовой травмы (т. 1 л.д. 116 - 117), проведено освидетельствование во МСЭ (т. 1 л.д. 118 - 130).

Ш., <...> г.р., является ребенком-инвалидом (т. 1 л.д. 31, 131).

В соответствии со справкой к Акту освидетельствования во МСЭ N 1024 от 26.05.2009 г., Ш. установлена категория "ребенок-инвалид", причина инвалидности: родовая травма, гипоксия в родах, основной диагноз: детский церебральный паралич, гемипаретическая форма, правосторонний гемипарез, шунтозависимая гидроцефалия. Прогноз для выздоровления неблагоприятный, инвалидность продлена до 01.06.2011 (т. 1 л.д. 169).

Ш. систематически проходит лечение в Детской городской больнице Святой Ольги: с 18.12.2006 г. по 26.12.2006 г., с 05.04.2007 г. по 17.04.2007 г., с 23.09.2008 г. по 17.10.2008 г., с 18.11.2008 г. по 04.12.2008 г. (т. 1 л.д. 25, 27, 32, 33), 19.02.2007 г. проведена магнитно-резонансная томография, согласно которой у ребенка установлены признаки выраженной тривентрикулярной гидроцефалии (т. 1 л.д. 26), с 08.05.2007 г. по 05.06.2007 г. находилась на лечении в 8 отделении ДГБ N 1 с диагнозом: Окклюзионная тривентрикулярная гидроцефалия. Прогрессирующее течение. Стадия клинической декомпенсации. ЗПМР. Спастический монопарез правой руки. Состояние после эндоскопической тривентрикулоцистерностомии от 11.05.2007 г., вентрикулоперитонеального шунтирования справа от 24.05.2007 г. (т. 1 л.д. 28), имеется индивидуальная программа реабилитации инвалида (т. 1 л.д. 29 - 30).

Согласно заключению специалиста - врача акушера-гинеколога А., на дородовом этапе при выборе способа родоразрешения пациентки О.И. к относительным показаниям для оперативного родоразрешения можно отнести наличие крупного плода (по данным УЗИ), сужение таза (согласно выписке из истории родов О.И. от 1991 г.), данные акушерского анамнеза (рождение в 1991 г. ребенка в состоянии внутриматочной гипоксии, потребовавшей интубации новорожденной), наличие вторичного бесплодия в течение 7 лет. Течение родов у О.И. осложнилось преждевременным излитием околоплодных вод, слабостью родовой деятельности, что в совокупности с вышеперечисленными причинами является показанием к выполнению операции кесарева сечения (т. 1 л.д. 60).

Аналогичные выводы содержатся в комментариях специалиста к отзыву родильного дома N 18, где отмечено, что тактика родов через естественные родовые пути у О.И. была необоснованна. Учитывая отягощенный акушерско-гинекологический анамнез, преждевременное излитие вод, наличие крупного (фактически гигантского) плода, возникшую слабость родовых сил, О.И. необходимо было выполнить операцию кесарева сечения по совокупности показаний. Родовая травма, полученная плодом вследствие неверной тактики ведения родов, привела к возникновению тяжелых последствий для его здоровья, а именно: гидроцефального синдрома, травматически-гипоксического поражения ЦНС тяжелой степени, гипоксического поражения почек, спинальной травмы (т. 1 л.д. 85 - 88, л.д. 148 - 154).

Как следует из экспертного заключения от 16.07.2009 г. по случаю оказания медицинской помощи О.И., проведенного по инициативе ООО "СМК "Русский мир", в СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" были допущены врачебные ошибки на этапе сбора информации, постановки диагноза и лечения. Обследование проведено в полном объеме, однако результаты УЗИ плода и физикального обследования трактованы неверно в части несоответствия веса плода и размеров материнского таза. В родах не установлен диагноз клинического несоответствия размеров плода и таза матери. Пациентке не выполнено показанное кесарево сечение (т. 1 л.д. 95 - 98).

Из консультативного заключения, выданного нейрохирургом профессором У., у Ш. установлены последствия тяжелой родовой черепно-спинальной травмы. Постнатальная энцефалопатия. Приобретенная тривентрикулярная окклюзионная гидроцефалия. Состояние после вентрикулоперитонеального шунтирования (т. 1 л.д. 114).

Согласно поликлинической консультации, выданной в "РНИИТО им. Р.Р.Вредена Росздрава" у О.И. установлен диагноз: "Расхождение лонного сочленения, симфизит" (т. 1 л.д. 20).

Как следует из заключения N 1-2/вр комиссии экспертов Бюро судебно-медицинской экспертизы Санкт-Петербурга, между последствиями дефекта оказания медицинской помощи в СПб ГУЗ "Родильный дом N 18" и установленной у ребенка Ш. истицы О.И. инвалидностью имеется причинно-следственная связь. Между последствиями дефекта оказания медицинской помощи О.И. в СПб. ГУЗ "Родильный дом N 18" и полученной истицей О.И. травмой - разрыв лонного сочленения, имеется причинно-следственная связь (т. 1 л.д. 248).

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что требования истицы обоснованны, доказаны и подлежат удовлетворению в полном объеме.

Судебная коллегия полагает указанный вывод правильным по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Согласно ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда).

В силу ст. 1087 ГК РФ в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья.

Статьей 1092 ГК РФ установлено, что возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами.

При наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

Суммы в возмещение дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085) могут быть присуждены на будущее время в пределах сроков, определяемых на основе заключения медицинской экспертизы.

В материалах дела имеются доказательства, с достоверностью свидетельствующие о том, что в результате виновных действий ответчика дочери истицы и самой истице причинен существенный вред здоровью.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 26.01.2010 г. "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Ответчиком суду не представлено доказательств отсутствия своей вины, пояснения, приведенные в возражениях на исковое заявление, противоречат собранным по делу доказательствам, в частности медицинским документам, заключениям экспертов.

С учетом указанных обстоятельств, суд обоснованно взыскал с ответчика расходы, понесенные истицей на лечение ребенка-инвалида, на уход за ним и дополнительное питание.

При этом суд обоснованно, руководствуясь, ст. 1092 ГК РФ взыскал денежные средства только за период до 01.06.2011 года, поскольку дочери истицы инвалидность установлена до 01.06.2011 года.

Обоснованно судом взыскан с ответчика утраченный заработок истицы.

Поскольку ответчик осуществляет платные медицинские услуги, им не представлено сведений об отсутствии возможности оплатить заявленные истицей требования, суд правильно взыскал причитающиеся платежи единовременно.

Определенный судом размер компенсации морального вреда основан на правильном применении к спорным правоотношениям положений ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, в силу которых при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, требования разумности и справедливости.

Жизнь и здоровье человека бесценны и не могут быть возвращены выплатой денег. Гражданский кодекс лишь в максимально возможной степени обеспечивает определенную компенсацию понесенных потерпевшим или его близкими имущественных потерь.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учел, что в результате виновных действий ответчика истица испытывает сильнейшие нравственные страдания от того, что ее ребенок стал инвалидом - человеком с ограниченными возможностями, перенесла несколько тяжелейших операций, вынуждена периодически проходить курсы лечения. Кроме того, сама истица помимо нравственных страданий испытывает также и физические страдания, вызванные причиненной ей травмой во время родов.

Таким образом, присуждение истице и ее дочери компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей каждой, полностью отвечает положениям ст. ст. ст. 151, 1101 ГК РФ и прав ответчика не нарушило.

Доводы кассационной жалобы в основном сводятся к оспариванию заключения N 1-2/вр комиссии экспертов Бюро судебно-медицинской экспертизы Санкт-Петербурга. Представитель ответчика ссылается на то, что суд необоснованно лишил ответчика возможности доказать свою невиновность, отказав в удовлетворении ходатайства о назначении повторной и дополнительной экспертизы.

В соответствии со ст. 87 ГПК РФ в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Согласно ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

Отказывая в удовлетворении ходатайства представителя ответчика о назначении повторной и дополнительной экспертизы, суд исходил из отсутствия оснований для проведения как дополнительной так и повторной экспертизы.

Судебная коллегия полагает указанный вывод суда правильным, поскольку имеющееся заключение комиссии экспертов поддержано допрошенным в судебном заседании экспертом К., кроме того, вывод суда о виновности действий ответчика подтверждается всей совокупностью иных собранных по делу доказательств, а именно выписками из медицинских документов, заключениями и комментариями специалистов, показаниями специалиста О.А., данными в судебном заседании, консультативным заключением профессора У. Все приведенные доказательства, свидетельствуют о том, что инвалидность у дочери истицы, а также травма истицы возникли в результате избрания работниками ответчика неправильной тактики ведения родов консервативным способом.

Довод жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе второго эксперта, несостоятелен, поскольку в силу п. 1 ст. 187 ГПК РФ, эксперту могут быть заданы вопросы в целях разъяснения и дополнения заключения, в то время как из представленного суду заключения, а также позиции ответчика нельзя сделать вывод о наличии каких-либо неясностей или неполноты этого заключения.

Доводы жалобы о том, что заключение специалиста О.Л. неправомерно подписано ею как профессором, поскольку она не имеет ученой степени профессора, не могут быть приняты во внимание, поскольку это обстоятельство не повлияло на правильность выводов, изложенных в решении суда, сформированных на основании совокупности всех письменных доказательств, имеющихся в материалах настоящего гражданского дела.

Таким образом, доводы кассационной жалобы являются необоснованными. При разрешении спора судом первой инстанции правильно определены юридически значимые обстоятельства, применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

При указанных обстоятельствах, оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 29 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь