Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июля 2010 г. по делу N 22-3457\2010

 

Судья Никитина И.В.

Докладчик судья Турченко А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего     Колесник Г.И.

    Судей                     Зыкина С.В., Турченко А.В.

    При секретаре             К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 июля 2010 года кассационные жалобы осужденной С. и адвоката Абайдуллиной А.А. на приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 16 апреля 2010 года, которым

С., ранее не судимая,

осуждена по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к лишению свободы сроком на 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда С. признана виновной и осуждена за приготовление к сбыту наркотических средств в особо крупном размере (героина, массой 99,5 грамма).

Преступление ею совершено в Дзержинском районе г. Новосибирска при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимая С. виновной себя признала частично.

Заслушав доклад судьи областного суда Турченко А.В., объяснение адвоката Абайдуллиной А.А., поддержавшей доводы жалоб, мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Вильгельма А.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Абайдуллина А.А. в защиту интересов осужденной С. просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденной с ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, определив минимальное наказание с применением ст. 64, 73 УК РФ.

В обоснование своих доводов указывает, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела.

Из показаний С. в суде и на следствии 16 февраля 2010 года при предъявлении обвинения следует, что она вину признала частично, пояснив, что приобрела наркотическое средство для личного употребления, не имея намерений сбывать наркотик, так как ранее употребляла наркотические средства, лечилась от наркозависимости. Изъятую у нее фольгированную бумагу С. собирала в связи с участием в акциях табачных компаний.

Свои первоначальные показания о том, что должна была передать наркотик другому лицу, С. не подтвердила, объяснив их чувством стыда перед матерью, которая не знала об употреблении ею наркотиков.

Такие показания осужденной подтверждаются протоколом ее допроса в качестве обвиняемой от 16 февраля 2010 года, показаниями свидетелей Д., Г., И., К., З., Е., справкой медицинского центра о прохождении С. лечения от наркомании, документами, подтверждающими проведение рекламных акций табачных компаний. Однако, суд этим доказательствам, представленным стороной защиты, оценки не дал.

Показания свидетелей З. и Е. о приготовлении С. к сбыту наркотических средств предположительны, а иных доказательств, подтверждающих умысел осужденной на совершение таких действий, в деле не имеется.

В нарушение ст. 307 УПК РФ, суд не указал, на какие показания подсудимой он ссылается в обоснование доводов о ее виновности. Также не установил и в приговоре не привел мотива совершения данного преступления. Учитывая, что С. имела постоянный источник дохода, оснований для занятия сбытом наркотиков у нее не было.

Вывод суда о том, что С. не является лицом, употребляющим наркотические средства, является ошибочным и не основан на имеющихся материалах дела.

Суд дал неправильную оценку показаниям свидетеля Д., поскольку они соответствуют показаниям С. о том, что она собирала фольгу и участвовала в акциях по обмену фольги на сигареты, а также заключению эксперта о том, что на изъятой фольге следов наркотических средств не обнаружено.

С учетом противоречивых характеристик личности С. на л. д. 74 и 77 суд сделал ошибочный вывод об отсутствии оснований для применения к осужденной ст. 82 УК РФ и не принял во внимание болезненное состояние ее и ее дочери.

Полагает, что допущенные судом нарушения повлекли неправильную квалификацию действий осужденной и назначение ей излишне сурового наказания.

В кассационной жалобе осужденная С., полагая приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, просит его изменить, указывая, что доказательств наличия у нее умысла на сбыт изъятого героина по делу не добыто.

В этой связи, просит переквалифицировать ее действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ по тем же основаниям, что и ее защитник, применив ст. 64 и ст. 73 УК РФ, назначить условное наказание.

Также не согласна с выводом суда об отсутствии оснований для применения к ней ст. 82 УК РФ, поскольку она положительно характеризуется, работает и материально обеспечивает свою малолетнюю дочь и мать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в отношении С. законным, обоснованным и справедливым, оснований для его изменения не усматривает.

Виновность осужденной в содеянном подтверждается совокупностью собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, которым судом дана надлежащая оценка.

В судебном заседании С., не отрицая факт изъятия у нее героина, массой 99,5 грамма, поясняла, что приобрела данное наркотическое средство для личного употребления, не имея цели его сбыта.

Эти доводы осужденной проверялись судом, не нашли своего подтверждения и обоснованно опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами.

Так, в опровержение доводов осужденной об отсутствии у нее умысла на сбыт наркотического средства, суд сослался на ее показания в качестве обвиняемой и подозреваемой на л. д. 50 - 52; 55 - 58, оглашенные в суде в соответствии со ст. 276 УПК РФ, и приведенные в приговоре, признав их наиболее достоверными, соответствующими иным доказательствам по делу, равно как и допустимыми, поскольку получены они в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона.

В этой связи, доводы жалобы адвоката о нарушении судом ст. 307 УПК РФ судебная коллегия находит необоснованными.

Показания С. о том, что местонахождение наркотического средства ей указал ее бывший сожитель, отбывающий лишение свободы, а изъятый из тайника героин она намеревалась в дальнейшем передать неизвестному лицу, признанные судом достоверными, соответствуют показаниям свидетеля З. о наличии в отношении С. оперативной информации о том, что последняя через свои связи в местах лишения свободы планирует приобрести крупную партию наркотического средства для дальнейшего сбыта.

Эта информация подтвердилась, так как при задержании С. 1 декабря 2009 года у нее было изъято наркотическое средство героин, массой 99,5 грамма, что образует особо крупный размер.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетеля Е., пояснившей, что по поводу изъятого у нее героина С. пояснила, что намеревалась в дальнейшем передать его другому лицу. Эти пояснения занесены в протокол личного досмотра С., содержание которого осужденной не оспаривалось.

Доводы адвоката о том, что суд не дал оценки доказательствам стороны защиты, не соответствуют приговору, из которого видно, что все представленные сторонами доказательства, как подтверждающие предъявленное С. обвинение, так и оправдывающие ее, были исследованы судом и получили в приговоре надлежащую оценку.

Из справки, на которую ссылается в своей жалобе адвокат, видно, что С. проходила лечение в указанном учреждении в период, относящийся к 2001 году. Давая осужденной положительную характеристику, свидетели К., Г., И. не поясняли об употреблении ею наркотиков.

Ссылка в жалобе адвоката на протокол медицинского освидетельствования С. является необоснованной, поскольку из данного протокола видно, что в момент задержания осужденная поясняла, что только изредка употребляет марихуану, признаков употребления наркотических средств у задержанной не установлено.

В этой связи, с учетом показаний осужденной о намерении передать наркотическое средство другому лицу, количества изъятого у С. героина, массой 99,5 грамма, что образует особо крупный размер, суд обоснованно заключил о наличии у нее умысла на сбыт наркотического средства.

Показания свидетеля Д. получили правильную оценку в приговоре, как не опровергающие предъявленное осужденной обвинение и не подтверждающие ее доводы о том, что изъятый героин она хранила для личного употребления, поскольку в своих показаниях, признанных судом достоверными, С. поясняла о намерении передать данное наркотическое средство другому лицу.

Тот факт, что на изъятой у осужденной фольге следов наркотических средств не обнаружено, не свидетельствует о ее невиновности, а лишь соответствует фактическим обстоятельствам дела, при которых в изъятой фольге какие-либо вещества отсутствовали.

Доводы адвоката об отсутствии у С. мотива для сбыта наркотиков не влияют на выводы суда о ее виновности, поскольку мотивом совершения данного преступления является не только корысть. А, кроме того, в своих показаниях, признанных судом достоверными, С. поясняла, что согласилась передать наркотики за денежное вознаграждение, так как испытывала материальные трудности.

Таким образом, тщательно исследовав доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в совершении преступления и правильно квалифицировал ее действия по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, и оснований для переквалификации ее действий, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Наказание осужденной назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновной, а также с учетом влияния назначенного наказания на ее исправление и условия жизни ее семьи.

Данные, характеризующие личность С., на которые ссылаются в своих жалобах осужденная и ее адвокат, учтены судом в совокупности с другими обстоятельствами дела и не влияют на выводы суда о невозможности применения к С. ст. ст. 73, 82 УК РФ с учетом тяжести совершенного ею преступления. Эти выводы в приговоре мотивированы, и оснований не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется.

Судом учтены все смягчающие обстоятельства по делу, совокупность которых он признал исключительной, назначив осужденной наказание ниже низшего предела санкции статьи за совершенное ею преступление, и оснований для дальнейшего смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 16 апреля 2010 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденной С. и адвоката Абайдуллиной А.А. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь