Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июля 2010 г. по делу N 33-2359/2010

 

Судья: Долгополова Ю.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Стяжкина С.Л.,

судей: Шалагиной Л.А., Матушкиной Н.В.,

при секретаре: У.А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 21 июля 2010 года дело по кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Удмуртской Республике на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 10 июня 2010 года, которым иск Б. ФИО 17 к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике о возложении обязанности по внесению изменений в сводный список удовлетворен.

Возложена на Министерство внутренних дел по Удмуртской Республике обязанность внести изменения в сводный список граждан - участников подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, включив Б. ФИО 17 в число граждан, не имеющих жилого помещения для постоянного проживания на территории Российской Федерации и обеспечивающихся государственными жилищными сертификатами в первоочередном порядке.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Стяжкина С.Л., объяснения Б.И.М., Судебная коллегия

 

установила:

 

Б.И.М. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике о возложении обязанности по внесению изменений в сводный список граждан - участников подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы. Требования мотивированы следующим.

В 2007 году истец подал заявление на участие в реализации вышеуказанной подпрограммы. Решением Центральной жилищно-бытовой комиссии МВД по УР Б.И.М. признан нуждающимся в улучшении жилищных условий и включен в число участников подпрограммы. Ежегодно МВД по УР направляло в МВД РФ сводные списки граждан на получение государственных жилищных сертификатов. В эти списки был внесен и истец. Вместе с тем в 2008 и 2009 гг. очередь на получение сертификата до истца не доходила, сертификаты получали сотрудники, вставшие на учет после него. Это стало возможно в связи с тем, что в сводных списках истец был отнесен к категории лиц, имеющих жилое помещение для постоянного проживания, что исключало право истца на первоочередное получение государственного жилищного сертификата. Вместе с тем Б.И.М. и члены его семьи не имеют жилого помещения для постоянного проживания, что является основанием для возложения на ответчика обязанности по внесению изменений в сводный список.

В суде истец доводы к требованиям, изложенным в иске, поддержал, просил иск удовлетворить.

Представитель ответчика Ш.М.Б., действующий на основании доверенности, в судебное заседание, назначенное на 10 июня 2010 г. не явился, представил заявление о рассмотрении дела без его участия. В порядке статьи 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие представителя ответчика.

Суд постановил по делу вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда как постановленного с нарушением норм материального права, неправильным определением юридически значимых обстоятельств дела.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, выслушав объяснения Б.И.М., с доводами жалобы не согласившегося, Судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным, постановленным с правильным применением норм материального и процессуального права, правильным определением юридически значимых обстоятельств дела. Так суд при постановлении решения правильно указал, что на основании приказа МВД по УР по личному составу N <...> от 29 июня 2007 г. Б.И.М. уволен с должности заместителя начальника отдела внутренних дел по Октябрьскому району г. Ижевска, начальника отделения кадров по пункту "з" части 6 статьи 19 Закона РФ "О милиции" (по ограниченному состоянию здоровья).

Согласно справке от 15 апреля 2008 г., выданной заместителем министра МВД по УР, Б.И.М. проходил службу в Вооруженных Силах с 1 августа 1989 г. по 16 декабря 1999 г., с 26 мая 1988 г. по 29 июня 2007 г. истец проходил службу в органах внутренних дел.

Общая продолжительность службы в календарном исчислении составила 17 лет 10 месяцев, занимаемые должности финансировались за счет средств федерального бюджета.

21 августа 2000 г. на основании рапорта, поданного в Управление кадров МВД по УР, Б.И.М. поставлен на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.

В связи с переводом истца из Управления МВД по УР в Октябрьский отдел внутренних дел г. Ижевска, он поставлен на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в ОВД по Октябрьскому району г. Ижевска с вышеуказанной даты.

3 декабря 2007 г. Б.И.М. обратился к министру внутренних дел по УР с заявлением (рапортом) о включении его в число участников подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы.

9 декабря 2009 г. Центральной жилищно-бытовой комиссией МВД по УР по результатам рассмотрения учетного дела истца принято решение о включении его в список кандидатов на получение государственных жилищных сертификатов на 2010 год.

На основании заявления Б.И.М. о включении его в число участников подпрограммы и приложенных к нему документов, а также заявления истца о выдаче государственного жилищного сертификата, истец включен в сводный список участников подпрограммы на 2010 г.

Изложенные обстоятельства подтверждены в суде исследованными доказательствами.

Указом Президента Российской Федерации от 28 июня 1999 г. N 825 "Вопросы обеспечения жильем увольняемых со службы сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, а также граждан, уволенных со службы из указанных органов службы и учреждений" установлено, что увольняемые со службы сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, содержащиеся за счет средств федерального бюджета, граждане, уволенные со службы из указанных органов, а также члены их семей, признанные в установленном порядке нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий и имеющие в соответствии с законодательством Российской Федерации право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета, обеспечиваются жилыми помещениями преимущественно путем выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов.

Порядок реализации вышеуказанными категориями граждан своего права на приобретение жилья посредством использования средств социальной выплаты, удостоверяемой государственным жилищным сертификатом, определен Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153, далее по тексту - Правила).

Так, в силу абзаца 3 подпункта "г" пункта 5 Правил право на участие в названной подпрограмме (далее - Подпрограмма) имеют граждане, уволенные со службы из органов внутренних дел Российской Федерации, содержащихся за счет средств федерального бюджета, по состоянию здоровья, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, вставшие в органах местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений) до 1 января 2005 г.

Правилами выпуска и реализаций государственных жилищных сертификатов предусмотрен определенный порядок формирования списков граждан - участников Подпрограммы и подготовки выпуска сертификатов, который носит обязательный характер.

В соответствии с пунктом 26 Правил орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации формирует до 1 сентября года, предшествующего планируемому, сводный список граждан, изъявивших желание получить сертификат (далее - сводный список), на планируемый год по форме согласно приложению N 2, утверждает его и представляет государственному заказчику Подпрограммы (на бумажном носителе и в электронном виде). Сводный список формируется по каждой категории граждан в той же хронологической последовательности, в какой граждане - участники Подпрограммы были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений). Граждане - участники Подпрограммы, поставленные на учет в один и тот же день, указываются в сводном списке по алфавиту.

Пунктом 36 Правил определено, что оформление и выдача сертификатов гражданам - участникам Подпрограммы органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации осуществляются в соответствии с очередностью, установленной в сводном списке по каждой категории граждан - участников Подпрограммы с учетом реализации положений, установленных пунктом 7 Правил.

Согласно пункту 31 Правил порядок и сроки формирования списков граждан - участников подпрограммы, состоящих на учете в подразделениях и изъявивших желание получить сертификат в планируемом году, устанавливаются федеральными органами исполнительной власти.

Порядок оформления и выдачи сертификатов определяется органами исполнительной власти, осуществляющими выдачу сертификатов (пункт 32 Правил).

Органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации формирующим сводный список категории лиц, к которой относится истец, является МВД по УР.

Судом установлено, что Б.И.М. является участником подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий, граждан, установленных федеральным законодательством", включен в сводный список граждан - участников на 2010 г. под N 2. Сводный список утвержден министром внутренних дел по УР 17 декабря 2009 г.

В указанном списке в качестве основания для постановки истца на учет указана цифра "1", что согласно приложению N 2 к Правилам означает наличие у Б.И.М. жилого помещения для постоянного проживания.

Наличие жилого помещения для постоянного проживания, в свою очередь, влияет на очередность предоставления социальной выплаты.

Так, согласно пункту 7 Правил из числа граждан - участников Подпрограммы, указанных в подпунктах "а" - "д" и "ж" пункта 5 Правил, социальные выплаты предоставляются в первую очередь гражданам, признанным нуждающимися в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений) и не имеющим жилых помещений для постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Таким образом, указание в сводном списке на наличие у Б.И.М. жилого помещения для постоянного проживания исключает первоочередное предоставление ему государственного жилищного сертификата, независимо от даты его постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Вместе с тем, исследовав учетное дело истца и представленные сторонами доказательства, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии у Б.И.М. жилого помещения для постоянного проживания.

В соответствии с пунктом 8 Правил применительно к Подпрограмме основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является:

а) отсутствие жилых помещений для постоянного проживания;

б) проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания;

в) проживание на условиях поднайма или временных жильцов при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания.

Из обстоятельств дела следует, что истец зарегистрирован по месту жительства по адресу: Вологодская область, <...>.

Согласно сведениям, поступившим в суд от ГУП "Вологдатехинвентаризация", объект, расположенный по вышеуказанному адресу, состоит на инвентаризационном учете как общежитие <...>.

Из справок, выданных исполняющим обязанности командира войсковой части <...> и командиром указанной войсковой части, следует, что Б.И.М. зарегистрирован по вышеуказанному адресу в закрытом военном городке, расположенном вне населенных пунктов, имеющим систему пропусков, внесенном в перечень военных закрытых городков под N 103 постановлением Правительства РФ N 752 от 1 июля 2000 г. Данная жилая площадь приватизации, купле-продаже, обмену между городами не подлежит. Бронированной жилой площади Б.И.М. не имеет.

Кроме того, в сообщении командира войсковой части N <...> от 21 апреля 2010 г. N 1011 указано, что жилое помещение, по адресу которого истец зарегистрирован по месту жительства, является служебным, приватизации, купле-продаже и обмену между городами не подлежит.

Выпиской из домовой книги и поквартирной карточкой подтверждается, что истец зарегистрирован по месту жительства по адресу: Вологда, <...> с 19 сентября 1997 г. по настоящее время.

Данное жилое помещение предоставлено Б.И.М. управляющим домами войсковой части <...> по акту сдачи-приемки квартиры от 11 сентября 1997 года.

Исходя из изложенного суд сделал правильный вывод о том, что на дату вынесения решения Б.И.М. обладал правом пользования специализированным жилым помещением, поскольку проживал и зарегистрирован по месту жительства в служебном жилом помещении, расположенном в закрытом военном городке и находящемся в ведении Министерства обороны РФ.

Так, в соответствии с действовавшими на дату предоставления истцу служебного жилого помещения статьями 101 и 106 ЖК РСФСР служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него.

С гражданином, на имя которого выдан ордер на служебное жилое помещение, заключается письменный договор найма помещения на все время работы нанимателя, в связи с которой ему предоставлено это помещение.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 92 ЖК РФ к жилым помещениям специализированного жилищного фонда относятся, в том числе служебные жилые помещения.

В силу статьи 93 ЖК РФ служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

Из содержания приведенных норм следует, что право пользования служебным жилым помещением носит временный характер, следовательно, служебное жилое помещение не относится к числу жилых помещений, предназначенных для постоянного проживания.

Более того, по смыслу пункта 8 Правил наличие у Б.И.М. права пользования указанным жилым помещением не исключает возможность признания его не имеющим жилого помещения.

С сентября 2007 г. Б.И.М. проживает в квартире по адресу: г. Ижевск, <...>, в которой зарегистрирован по месту пребывания с 19 сентября 2007 г. по 19 сентября 2010 г. Кроме истца, по указанному адресу по месту пребывания зарегистрированы и проживают его супруга - Б.Е.В. и дочь - Б.К.И.

Указанное жилое помещение находится в общей долевой собственности сестры истца - К.С.М., ее супруга - К.Д.П. и их сына - К.Е.Д., по 1/3 доли у каждого. Право собственности К. на квартиру по ул. <...> возникло 2 марта 2006 г. на основании договора купли-продажи от 16 января 2006 г., заключенного с отцом истца - Б.М.И.

В сентябре 2007 г. истец вселился в указанное жилое помещение вместе со своей супругой и дочерью. 4 сентября 2007 г. истец заключил с К.Д.П. договор найма изолированной комнаты площадью 14 кв. м данной квартиры сроком на 2 года.

Кроме истца, его супруги и дочери в указанном жилом помещении проживает его отец - Б.М.И.

Из объяснений Б.И.М., представленных документов, показаний свидетеля К.Д.П. следует, что между истцом, членами его семьи и К-ми возникли отношения по безвозмездному пользованию жилым помещением, которые не предполагают возникновение у Б. постоянного права пользования данной квартирой.

Из поквартирной карточки на жилое помещение по адресу: ул. <...> видно, что по указанному адресу по месту жительства зарегистрирован отец истца, который с 1976 г. являлся нанимателем данной квартиры. В 1976 г. в указанное жилое помещение еще в несовершеннолетнем возрасте был вселен истец и проживал в нем до 1991 г.

26 декабря 1991 г. Б.И.М. в связи с поступлением в военное училище г. Свердловска был выписан из квартиры.

Впоследствии, в 1998 г., указанная квартира была приватизирована родителями истца, а в 2006 г., как указано выше, продана отцом истца К-ным.

Таким образом, выехав в 1991 г. из квартиры по ул. Петрова на другое постоянное место жительства, Б.И.М. в соответствии с действовавшей в то время статьей 60 ЖК РСФСР утратил право пользования указанным жилым помещением.

В соответствии со ст. 699 ГК РФ стороны договора безвозмездного пользования вправе в любое время отказаться от данного договора.

Из имеющихся в материалах дела сообщений Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по УР и Удмуртского республиканского центра технической инвентаризации и учета недвижимого имущества следует, что истец и члены его семьи не имеют зарегистрированного недвижимого имущества.

Таким образом, установленные по делу обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у Б. жилого помещения для постоянного проживания.

Судом правильно установлено, что Б.И.М. и члены его семьи применительно к Подпрограмме являются лицами, не имеющими жилого помещения для постоянного проживания на территории Российской Федерации. Следовательно, в силу пункта 7 Правил истец должен быть обеспечен социальной выплатой, удостоверяемой государственным жилищным сертификатом, в первую очередь. Включение ответчиком истца в сводный список как лица, имеющего жилое помещение для постоянного проживания, нарушает его право на первоочередное предоставление государственного жилищного сертификата и препятствует приобретению им жилого помещения.

При таких обстоятельствах суд постановил законное решение.

Доводы жалобы судом исследовались, им дана правильная юридическая оценка, они не являются основанием к отмене решения суда, указание в жалобе на то, что суд дал неверную оценку тому, что истец имеет для постоянного проживания жилое помещение и снимаемую квартиру, несостоятельны, судом дана правильная оценка данному обстоятельству и Судебная коллегия соглашается с доводами суда в данной части в полном объеме. Указание в жалобе на то, что истец проживает в квартире не на условиях поднайма, также несостоятельно, поскольку данные доводы ничем не подтверждаются.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 10 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь