Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июля 2010 г. по делу N 33-2400

 

Судья: Машкина Н.Ф.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Анисимовой В.И.,

судей Кричкер Е.В. и Шаровой Т.В.,

секретаря А.Н.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 21 июля 2010 года дело по кассационной жалобе Б.Л.А. на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 02 июня 2010 года, которым отказано в иске Б.Л.А. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе <...> Удмуртской Республики о подтверждении периодов работы до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица на основании свидетельских показаний.

Судебная коллегия, заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., представителя ответчика К.С.А., действующего по доверенности N 01 от 23 декабря 2009 года,

 

установила:

 

Б.Л.А. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственному учреждению) в городе <...> Удмуртской Республики о подтверждении периодов работы на основании свидетельских показаний.

Свои исковые требования истица мотивирует тем, что она является пенсионером по старости. Пенсия ей назначена в размере 4293,00 руб. Протоколом N <...> заседания комиссии по установлению стажа работы от 15 июня 1969 года установлен стаж работы по колхозу "Д" с 01 января 1950 года по 1968 года. Однако до 1950 года она также работала в колхозе "Д", а именно с 15 мая по 20 августа 1944 года (пасла телят), 15 мая по 20 августа 1945 года (пасла телят), затем 1946 года, 1947 года, 1948 год она работала на условиях полной занятости. Согласно протокола N <...> комиссии по назначении пенсии Б.Л.А. признан установленным стаж с 15 июня 1946 года по 15 декабря 1949 года. Стаж был подтвержден на основании свидетельских показаний, поскольку документов об этом не имеется, архивы колхоза не сохранились, колхоз "Д" был реорганизован и передан совхозу "З" 07 декабря 1968 года, акт ликвидационной комиссии утвержден в исполкоме райсовета 31 декабря 1968 года. В ответ на ее заявление о включении в трудовой стаж периодов работы с 15 мая по 20 августа 1944 года, с 15 мая по 20 августа 1945 года, 1946, 1947, 1948 года, ответчик направил решение от 07 апреля 2010 года, в котором указано, что ей засчитали в общий трудовой стаж период работы по свидетельским показаниям с 22 декабря 1947 года по 21 декабря 1948 года, то есть с момента достижения 14-летнего возраста. Остальной период работы в колхозе "Д", в том числе в годы ВОВ ей не зачли. В связи с чем, истица просит восстановить ее нарушенное право на пенсионное обеспечение, обязав ответчика засчитать ей в общий трудовой стаж для оценки пенсионных прав периоды работы в колхозе "Д" Глазовского района УАССР: с 15 мая по 20 августа 1944 года, с 15 мая по 20 августа 1945 года, 1946 год, 1947 год.

В судебном заседании Б.Л.А. исковые требования и доводы изложенные в нем поддержала.

Представитель ответчика по доверенности К.С.А. с иском не согласился.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе Б.Л.А. просит решение суда отменить, как незаконное и полагает, что суду ею было представлено достаточно доказательств, свидетельствующих о ее работе в годы войны и после в колхозе "Д".

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене, как вынесенное с неправильным применением норм материального права.

Как усматривается из материалов дела, истец Б.Л.А., 22 декабря 1933 года рождения, является получателем трудовой пенсии по старости с 28 сентября 1987 года, назначенной ей по ст. 7 Федеральным законом РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" N 173-ФЗ от 17 декабря 2001 года.

Как следует из заявления о назначении пенсии от 07 апреля 2010 года, Б.Л.А. обратилась в пенсионные органы с заявлением о назначении ей пенсии с учетом стажа работы в колхозе.

Решением Комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных и иных прав граждан N 367 от 07 апреля 2010 года Б.Л.А. в общий трудовой стаж для оценки пенсионных прав по ст. 30.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ засчитан период работы в колхозе "Д" по свидетельским показаниям с 22 декабря 1947 года по 21 декабря 1948 год.

В соответствии со сведениями о трудовом стаже (страховой N <...>), Б.Л.А. засчитан трудовой стаж с 22 декабря 1947 года по 15 декабря 1949 года, с 01 января 1950 года по 30 ноября 1968 года, с 01 декабря 1968 года по 08 октября 1975 года, 09 октября 1975 года по 01 января 1976 года, с 08 января 1976 года по 27 ноября 1978 года, с 12 декабря 1978 года по 29 сентября 1987 года. Итого общий трудовой стаж составил 39 лет 8 месяцев 2 дня, процент валоризации 49%.

Суд пришел к выводу о том, что ответчиком не нарушены права истца при расчете пенсии и расчете ее стажа работы при валоризации пенсионного капитала.

Суд правильно указал, что в соответствии со ст. 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ, в целях определения расчетного размера трудовой пенсии застрахованных лиц в соответствии с настоящим пунктом под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 года, в которую включаются периоды работы в качестве члена колхоза.

В силу ст. 30.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ, величина расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, исчисленного в соответствии со статьей 30 настоящего Федерального закона, подлежит валоризации (повышению).

При перерасчете пенсии истца, ответчик период работы в колхозе с 22 декабря 1947 года по 15 декабря 1949 года принял во внимание на основании свидетельских показаний, имеющихся в материалах пенсионного дела.

Отказывая в удовлетворении о включении в стаж более ранних периодов, суд, применил п. 30 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовой пенсии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2002 года N 555 (в редакции постановлений Правительства РФ от 08 августа 2003 года N 475, от 17 октября 2009 года N 817), в соответствии с которым, при установлении периодов работы по свидетельским показаниям учитывается период работы, начиная с достижения работником возраста, с которого допускается заключение трудового договора в соответствии с трудовым законодательством, действовавшим на день возникновения соответствующих правоотношений.

Ссылка суда на названный правовой акт, как основание для отказа в удовлетворении иска, нельзя признать обоснованным, в силу нижеследующего.

Нормы Кодекса законов о труде от 1922 года, в силу статьи 1, распространялись на лиц, работающих по найму, к каковым членские отношения членов колхоза не относились, в связи с чем, запрет на заключение трудового договора на прием на работу лиц моложе 16 лет, закрепленный в ст. 135 КЗоТ РСФСР от 1922 года не распространялся на истицу. КЗоТ РСФСР от 1922 года распространялся только на временных рабочих, которые принимались в силу исключительных обстоятельств, на основании п. 13 Примерного устава сельскохозяйственной артели, утвержденной СНК и ЦИК ВКП "б" 17.02.1935 года.

Положения ст. 173 КЗоТ РСФСР от 1971 года на спорные правоотношения не распространяются, в силу его действия в более поздние сроки, нежели рассматриваемые правоотношения.

Примерный устав сельскохозяйственной артели, согласно пункта 7 которого, членами артели (колхоза) могли быть, достигшие 16-летнего возраста не был типовым, а являлся примерным, в силу чего его положения не носили обязательный характер. В связи с чем, в каждой сельскохозяйственной артели и колхозе условия приема в колхоз могли быть урегулированы по-разному. Кроме того, в силу того, что Устав был примерным, и не был императивным, нарушения его положений, в частности, касающегося ограничения в возрасте по приему в члены колхоза не карались так сурово, как в случае с нарушениями КЗоТ 1992 года, во вводной части которого указывалось, что наниматели, нарушающие правила, установленные настоящим Кодексом могли привлекаться к уголовной ответственности.

Как усматривается из справки Архивного управления от 31.05.2010 года (л.д. 34) колхоз "Д" 31 декабря 1968 года ликвидирован, а документы на хранение в архивное управление не поступали.

В связи с изложенным, суду не был представлен Устав колхоза "Д", который с достоверностью, не вызывающей сомнений, мог бы подтвердить об имеющемся ограничении в приеме в члены названного колхоза несовершеннолетних лиц. А тот факт, что истица являлась членом колхоза "Д" у Судебной коллегии не вызывает сомнение, в силу показаний свидетелей З.А., Т.А.А., З.Б. Свидетели подтверждали, что работали на трудодни, являвшейся формой распределения доходов, в соответствии с разделом 7 Примерного устава сельскохозяйственной артели от 17.02.1935 года.

Факт совместной работы свидетелей подтверждается трудовыми книжками. Несмотря на то, что у свидетелей записи в колхозе "Д" свидетельствуют о работе в более поздние сроки, у Судебной коллегии не вызывает сомнение тот факт, что свидетели и истица работали вместе, поскольку родились и росли в одной деревне.

Отсутствие записей в их трудовых книжках о работе в колхозе "Д" непосредственно в годы войны и сразу после нее вызвано трудностями военного времени, что подтверждалось и в Указе Президента Российской Федерации от 10.12.1993 года N 2123 "О повышении пенсии в соответствии с пунктом "ж" статьи 110 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" <...> родившимся до 31 декабря 1931 года".

Довод суда о том, что истица не обращалась в органы пенсионного фонда с заявлением о включении стаж ее работы периоды до с 1944 года по 1947 годы нельзя признать обоснованным, поскольку с заявлением о перерасчете пенсии она обращалась. Заявление от 7 апреля 2010 года (л.д. 42) приобщено к материалам дела. Факт отказа органа пенсионного фонда во включении в стаж периодов работы истицы в годы войны и до 22 декабря 1947 года усматривается из текста выписки из протокола от 07 апреля 2010 года N 367 (л.д. 11).

Отменяя решение суда первой инстанции, Судебная коллегия принимает во внимание, что установленные в законодательстве того времени запреты по приему в члены колхоза несовершеннолетних накладывали ограничения и имели негативные последствия при их несоблюдении для работодателей, но не для работников, принятых на работу и фактически осуществлявших трудовую деятельность. Иное толкование и применение законодательства повлекло бы неправомерное ограничение конституционного права граждан на социальное обеспечение.

Отменяя решение суда первой инстанции, Судебная коллегия принимает новое решение об удовлетворении исковых требований, поскольку все обстоятельства, имеющие значение для дела установлены. Судебная коллегия находит возможным включить в стаж истицы периоды ее работы в колхозе "Д" с 15 мая 1944 года по 20 августа 1944 года, с 15 мая 1945 года по 20 августа 1945 года, с 15 июня 1946 года по 21 декабря 1947 года. Период работы в 1946 году свидетелями обозначен без указания времени работы по месяцам. Истица в исковом заявлении также не обозначила конкретный период работы, подлежащий включению в 1946 году. В связи с чем, Судебная коллегия принимает во внимание этот период с 15 июня 1946 года, поскольку именно это дата обозначена, как начало срока в выписке из протокола N 26 от 7 апреля 2010 года (л.д. 11). В пенсионном деле истицы протокол опроса свидетелей также подтверждал этот период с указанной даты.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 02 июня 2010 года отменить, по делу принять новое решение, которым исковые требования Б.Л.А. к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственному учреждению) в городе <...> Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворить.

Признать незаконным решение Управления Пенсионного фонда РФ (государственного учреждения) в городе <...> УР от 07 апреля 2010 года в той части, которым отказано во включении в стаж Б.Л.А. период ее работы в колхозе "Д", имевшее место до 22.12.1947 года.

Обязать Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в городе <...> УР включить в стаж Б.Л.А. для оценки ее пенсионных прав в порядке статьи 30-1 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" период работы в колхозе "Д":

с 15 мая 1944 года по 20 августа 1944 года,

с 15 мая 1945 года по 20 августа 1945 года,

с 15 июня 1946 года по 21 декабря 1947 года.

Кассационную жалобу Б.Л.А. удовлетворить.

 

Председательствующий

АНИСИМОВА В.И.

 

Судьи

КРИЧКЕР Е.В.

ШАРОВА Т.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь