Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июля 2010 г. по делу N 33-2402

 

Судья: Иванова Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Копотева И.Л.,

судей - Мельниковой Г.Ю., Полушкина А.В.,

при секретаре - М.А.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 21 июля 2010 года гражданское дело по иску Ч.С.В. о взыскании компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе открытого акционерного общества "В" на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 08 июня 2010 года, которым иск Ч.С.В. удовлетворен частично.

С открытого акционерного общества "В" филиал в Удмуртской Республике в пользу Ч.С.В. взысканы: компенсация морального вреда 60 000 руб., госпошлина в местный бюджет 200 руб.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения представителя открытого акционерного общества "В" - В.Л.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, просившей об отмене решения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ч.С.В. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу "В" о взыскании компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что состоит в трудовых отношениях с ответчиком ОАО "В", работает кабельщиком-спайщиком 4 разряда группы по обслуживанию кабельных сооружений линейного участка ЛТЦ в Глазовский межрайонный узел электросвязи филиала в УР ОАО "В". 04 июля 2006 года при исполнении трудовых обязанностей произошел несчастный случай, в результате которого истец получил производственную травму. Полученные телесные повреждения относятся к категории тяжелой травмы.

С 04 июля по 07 августа 2006 года истец находился на стационарном лечении в травматологическом отделении МУЗ городская больница <...>. В дальнейшем неоднократно находился на амбулаторном лечении. Согласно справке ГБ МСЭ по УР в связи с трудовым увечьем истцу установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30%. Согласно акту о несчастном случае на производстве от 20 июня 2006 года, ответственность за нарушение, явившееся причиной несчастного случая на производстве, возложена на работодателя, то есть на ответчика.

В результате несчастного случая на производстве истцу причинен моральный вред, причинены физические и нравственные страдания. Истец просил взыскать с ответчика в его пользу компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 руб.

В судебном заседании истец иск поддержал, ссылаясь на обстоятельства, аналогичные указанным в исковом заявлении.

Представитель ОАО "В" - В.Л.Н., исковые требования не признала, ссылаясь на их необоснованность.

Судом было принято вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что суд при вынесении решения дал неверную оценку представленным доказательствам, выводы суда, в том числе о вине работодателя, неправомерности его действий, наличии причинно-следственной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судом неправильно (без учета доводов ответчика о создании всех условий для работы истца) определен размер компенсации морального вреда.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения решения.

Суд первой инстанции правильно определил значимые по делу обстоятельства, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истец состоит в трудовых отношениях с ответчиком с 16 марта 2995 года, в том числе с 19 декабря 2005 года работает кабельщиком-спайщиком 4 разряда группы по обслуживанию кабельных сооружений линейного участка ЛТЦ в Глазовский межрайонный узел электросвязи филиала в УР ОАО "В".

4 июля 2006 года работникам ответчика, в том числе истцу, было дано задание устранить кабельное повреждение в оздоровительном лагере <...> и на участке подземной кабельной линии связи от жилого дома <...> по <...> в <...> до АТС <...>. В ходе осмотра работниками было установлено, что имеется повреждение на участке воздушной линии связи от дома <...> по <...> в <...> до с/т <...>. Работники В.О.М., истец и К.В.Р. приняли решение поменять провод П-247 на провод ПРППМ, при этом руководству не сообщили о планируемых действиях. Истец по собственной инициативе вызвался подняться на угловую опору, и выполнить работы по замене провода. Ввиду того, что у работников не было щупа для проверки опор на загнивание, истец проверил опору только путем осмотра и обстукивания. Истец поднялся на опору для устранения повреждений, при выполнении работ истец упал с опорой. Истец был доставлен в городскую больницу <...>, ему был поставлен диагноз: сочетанная травма, ОЧМТ, сотрясение головного мозга, перелом костей носа со смещением, закрытый перелом головки левой лучевой кости со смещением, закрытый в/суставной перелом правой лучевой кости б/смещения в н/3, закрытый перелом ладьевидной кости справа со смещением, закрытый перелом левого надколенника без смещения, гемартроз левого коленного сустава, растяжение связок левого г/стопного сустава, ушибленная рана лба слева, ссадины туловища и конечностей. Согласно схеме степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, указанное повреждение относится к категории тяжелой травмы.

Согласно акту N 2 о несчастном случае на производстве, установлены причины несчастного случая:

- со стороны ответчика "не организовано безопасное содержание и профилактическое обслуживание воздушной линии связи со стороны административно-технического персонала структурного подразделения Глазовской МУЭС филиала в УР ОАО "В", что является нарушением ст. 212 ТК РФ, п. 13.1, 13.2 Правил по охране труда при работах на воздушных линиях связи и проводного вещания (радиофикации) ПОТ РО-45-006-96, п. 5.3.2 "Правил технического обслуживания и ремонта линий кабельных, воздушных и смешанных местных сетей связи";

- со стороны истца "нарушил производственную дисциплину, приступил к выполнению работ на воздушной линии связи, не предусмотренных производственным заданием, без соблюдения требований охраны труда. Что является нарушением ст. 214 ТК РФ, п. 4.2 абзац 2 Правил внутреннего трудового распорядка ОАО "В", п. 1.2.1 Инструкции по охране труда для кабельщика-спайщика N 14 п. 1.1, 1.6, 2.1 Инструкции N 235 по охране труда при производстве АВР на линиях связи, п. 2.24 Должностной инструкции. Определен процент вины истца в несчастном случае на производстве - 10%.

Согласно ст. 21 ТК РФ, работник имеет право на рабочее место, соответствующее государственным нормативным требованиям охраны труда и условиям, предусмотренным коллективным договором; возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами. Работник обязан соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда (ст. 214 ТК РФ).

Согласно ст. 22 ТК РФ, 212 ТК РФ, работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда, обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов.

Установив вышеизложенные обстоятельства, которые не оспаривались ответчиком в суде первой инстанции и не оспариваются в кассационной жалобе, и на основании положений вышеуказанных норм трудового права, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что противоправные действия ответчика (отсутствие организации безопасного содержания и профилактического обслуживания воздушной линии) послужили причиной получения истцом тяжелой травмы, что вина ответчика в этом составляет 90%, что ответчиком нарушены личные неимущественные права истца - причинен вред здоровью.

Исходя из тяжести полученной истцом травмы, перенесенных физических и нравственных страданий в связи с тяжелой травмой, частичной утратой профессиональной трудоспособности (30% - согласно справке <...>), наличия вины истца в размере 10%, с учетом принципа разумности и справедливости, суд правильно определил размер положенной истцу компенсации - 60 000 руб.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что при определении размера компенсации морального вреда суд не учел доводы ответчика о создании всех условий для работы истца, является несостоятельной, так в силу требований ст.ст. 22, 212 Трудового кодекса РФ создание безопасных условий труда является непосредственной обязанностью работодателя.

Таким образом, кассационная жалоба не содержит доводов к отмене либо изменению решения в суде кассационной инстанции.

При разрешении спора судом первой инстанции правильно применены нормы материального права и не допущено нарушений норм процессуального права, влекущих отмену правильного по существу решения.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 08 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ОАО "В" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

КОПОТЕВ И.Л.

 

Судьи

МЕЛЬНИКОВА Г.Ю.

ПОЛУШКИН А.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь