Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 июля 2010 г. по делу N 44а-631

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда А.И.Бестолков, рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе О. на постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 95 Карагайского муниципального района Пермского края от 27 июля 2009 года по делу об административном правонарушении в отношении заявителя,

 

установил:

 

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 95 Карагайского муниципального района Пермского края от 27 июля 2009 года О. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), ему назначено наказание в виде административного ареста на срок трое суток (л.д. 11). Постановление получено О. 27.07.2009 г. (согласно справке (л.д. 14) вступило в законную силу 07.08.2009 г.).

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 17 мая 2009 г., О. просит отменить постановление исполняющего обязанности мирового судьи от 27.07.2009 г. с прекращением производства по делу.

Дело истребовано в Пермский краевой суд 26 мая 2010 г., поступило - 21 июня 2010 г.

Оснований для удовлетворения жалобы О. по ее доводам не усматривается.

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи от 27.07.2009 г. установлено, что ДАТА в 01 час. 50 мин., на 74 км автодороги АДРЕС, О. управлял мотоциклом "МАРКИ" без регистрационного знака, находясь в состоянии алкогольного опьянения и не имея права управления транспортным средством, чем нарушил предписания пунктов 2.1.1 и 2.7 Правил дорожного движения РФ.

На основании ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ "управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами - влечет административный арест на срок до 15 суток или наложение административного штрафа..."

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - ПДД), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В силу п. 2.1.1 Правил дорожного движения "водитель механического транспортного средства обязан: иметь при себе и по требованию сотрудников милиции передавать им, для проверки: водительское удостоверение на право управления транспортным средством соответствующей категории, а в случае изъятия в установленном порядке водительского удостоверения - временное разрешение; регистрационные документы и талон о прохождении государственного технического осмотра на данное транспортное средство, а при наличии прицепа - и на прицеп; документ подтверждающий право владения, или пользования, или распоряжения данным транспортным средством, а при наличии прицепа - и на прицеп - в случае управления транспортным средством в отсутствие его владельца..."

Нарушение О. указанных норм, запрещающих водителю управлять транспортным средством в состоянии опьянения, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 27.07.2009 г. (л.д. 2); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 3); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 4); актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, согласно которому состояние опьянения О. установлено (л.д. 5).

Указанные доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности соответствуют положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Заявитель жалобы не оспаривает вывод суда о том, что О. не имел права управления транспортными средствами.

В жалобе О. отрицает факт управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, указывает: что он употребил алкогольные напитки после ДТП в период после 03 до 04 часов ДАТА; что протокол об отстранении от управления транспортным средством был составлен после 06 час. 00 мин. ДАТА в ОВД и в присутствии понятых, которые не были на месте ДТП; что его действия необходимо было квалифицировать по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ. Перечисленные доводы несостоятельны.

В протоколе об отстранении от управления транспортным средством, время составления указано - 3 час. 00 мин. протокол подписан двумя понятыми и О. без каких-либо замечаний, в этом протоколе и указано "управлял мотоциклом МАРКИ в состоянии алкогольного опьянения и не имеющий права управления транспортным средством", а также с записью "запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица". Копия протокола (приложенная к рассматриваемой жалобе) получена О. под роспись и соответствует оригиналу. Доводы об употреблении алкогольных напитков после ДТП не подтверждаются какими-либо доказательствами по делу, кроме пояснении самого О.

Из письменных объяснений данных мировому судье (л.д. 10) следует, что О. свою вину в совершении административного правонарушения предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ признал, при этом указав, что с протоколом об административном правонарушении НОМЕР ознакомлен и ходатайств не имеет.

Права и обязанности предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.1 КоАП РФ О. были разъяснены неоднократно как при составлении протокола об административном правонарушении (л.д. 2) так и при рассмотрении дела исполняющим обязанности мирового судьи (л.д. 9).

При этом доводы заявителя в надзорной жалобе о том, что он не понимал вменяемого ему правонарушения по ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ, - управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами... - несостоятельны, поскольку до начала судебного заседания ДАТА г. О., уже был ознакомлен под роспись с протоколом об административном правонарушении (л.д. 2) в котором содержалось подробное описание совершенного им административного правонарушения: "гражданин О.

управлял мотоциклом МАРКИ, без г/н двигался по автодороге АДРЕС в направлении г. Кудымкара в состоянии алкогольного опьянения и не имеющий права управления транспортными средствами, чем нарушил п.п. 2.7, и п.п. 2.1.1 ПДД РФ, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 12.8". В связи с этим доводы заявителя о том, что он не осознавал значение ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ в момент рассмотрения дела исполняющим обязанности мирового судьи опровергаются достоверными и допустимыми доказательствами по делу об административном правонарушении, которые были оценены исполняющим обязанности мирового судьей в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ.

Доводы заявителя о том, что протоколы, составленные инспектором ДПС ГИБДД были им подписаны в связи с оказанием на него психологического давления, необоснованны поскольку данные доводы не подтверждаются какими-либо доказательствами по делу.

Доводы заявителя в жалобе о том, что сотрудники ГИБДД не проводили его освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте, несостоятельны.

Согласно п. 19 ст. 11 Закона РФ "О милиции" сотрудник милиции (сотрудник ГИБДД) имеет право проводить в установленном законом порядке освидетельствование лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении, для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств либо направлять или доставлять данных лиц в медицинское учреждение, если результат освидетельствования необходим для подтверждения или опровержения факта правонарушения или объективного рассмотрения дела о правонарушении.

Из содержания протокола об отстранении от управления транспортным средством и протокола о направлении на медицинское освидетельствование (л.д. 4) следует, что основанием для направления О. на медицинское освидетельствование послужил выявленный у него сотрудником ГИБДД в присутствии 2-х понятых "запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица".

Данный критерий, в соответствии с приложением N 6 к Приказу Минздрава РФ от 14.07.2003 г. N 308, является критерием, при наличии которого имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

При наличии установленных в присутствии понятых достаточных оснований полагать, что О. в момент управления автомобилем находился в состоянии опьянения, задержавший его сотрудник ГИБДД в целях объективного рассмотрения дела об административном правонарушении имел законное право требовать от него прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

О. пройти медицинское освидетельствование согласился, в графе протокола "пройти медицинское освидетельствование" собственноручно проставил запись "согласен", которую удостоверил своей подписью в присутствии 2-х понятых.

Оснований считать, что указанная запись сделана О. под давлением со стороны сотрудников ГИБДД, не имеется. Таким образом, порядок направления О. на медицинское освидетельствование не нарушен.

Доводы заявителя о том, что в протоколе об административном правонарушении не указаны свидетели, что по его мнению является нарушением норм КоАП РФ, необоснованны. О наличии свидетелей, которых необходимо было указать в протоколе, О. в жалобе не сообщает. Нарушений требований ст. 28.2 КоАП РФ при составлении указанного протокола инспектором ДПС ГИБДД не допущено. Данный протокол правильно оценен исполняющим обязанности мирового судьи как допустимое доказательство по делу об административном правонарушении.

Доводы заявителя жалобы о неверном оформлении протокола об административном задержании, несостоятельны. Согласно ст. 27.4 КоАП РФ в данном протоколе: дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о задержанном лице, время, место и мотивы задержания. Имеющийся в материалах дела протокол об административном задержании, составленный в связи с задержанием О. в целях правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, в целом соответствует требованиям ст. 27.4 КоАП РФ.

Обстоятельства, влияющие на размер наказания О. в соответствии со ст. 4.1 КоАП РФ, исполняющим обязанности мирового судьи учтены.

Таким образом, выводы судебных инстанций о наличии в действиях О. состава административного правонарушения; предусмотренного частью 3 статьи 12.8 КоАП РФ, подтверждаются доказательствами, основаны на правильном применении закона с соблюдением предусмотренного КоАП РФ порядка применения мер административного принуждения, наказание назначено в пределах санкции статьи и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Оставить без изменения постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 95 Карагайского муниципального района Пермского края от 27 июля 2009 года в отношении О., а его жалобу, рассмотренную в порядке надзора, - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

А.И.БЕСТОЛКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь