Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 22-5198-2010

 

Судья Абдуллин И.Ш.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Ковальчука Ю.В. и судей Соловьевой И.В., Ворошниной Л.Г., при секретаре С.Е.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных К.А., С.Э., адвоката Ульяновой Л.К. на приговор Кировского районного суда г. Перми от 15 марта 2010 года, которым

К.А., ДАТА рождения, уроженка <...>, несудимая

осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 27 декабря 2009 года) к 1 году лишения свободы, по п. "а" ч. 2 ст. 158 (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 1 году лишения свободы, по ч. 1 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 27 декабря 2009 года) к 1 году лишения свободы, по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено 2 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С.Э., ДАТА рождения, уроженка <...>,

судимая:

11 ноября 2005 года Кировским районным судом г. Перми по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освободившаяся 17 мая 2007 года на основании

постановления Березниковского городского суда от 24 апреля 2007 года условно-досрочно на 1 год 4 месяца 8 дней;

22 сентября 2009 года Кировским районным судом г. Перми по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 4, 5 ст. 33, ч. 1 ст. 159, п. "а" ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 69, ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

осуждена по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору Кировского районного суда г. Перми от 22 сентября 2009 года окончательно к отбытию назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Соловьевой И.В., объяснения осужденных К.А., С.Э., Д., адвоката Бондаренко Э.П. по доводам жалоб, мнение прокурора Захарова А.В., полагавшего, что приговор следует оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К.А. признана виновной в совершении хищений чужого имущества: 27 июля 2009 года у ФИО, 8 августа 2009 года у ФИО1, 28 августа 2009 года у ФИО2, 30 августа 2009 года у ФИО3. С.Э. признана виновной в краже имущества ФИО3, совершенной 30 августа 2009 года.

В кассационной жалобе осужденная К.А. не согласна с приговором суда в части осуждения по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Считает, что из показаний свидетелей ФИО4 и ФИО5 следует, что всеми вещами, которые предлагалось им купить, распоряжалась Д., однако суд критически отнесся к этим показаниям. Не согласна с показаниями Д., что кражу совершить предложила она, предварительного сговора у них с Д. не было. Считает несущественными показания свидетеля ФИО6, т.к. когда они встретились у Д., его с ними не было, и он не мог слышать, что они хотели совершить кражу. Из материалов дела следует, что отпечатки пальцев в квартире ФИО1 были оставлены Д., следовательно, это она собирала вещи. На тот момент у нее уже имелся опыт в совершении краж. Считает, что испугавшись получить реальный срок, Д. решила обвинить ее в совершении этого преступления, чтобы самой избежать наказания. Во время судебного заседания Д. скрылась, побоявшись отвечать за свои действия.

По краже имущества ФИО3 не согласна с тем, что она причастна к краже телевизора, т.к. С.Э. сказала, что ФИО8 дал согласие на продажу телевизора, вырученные деньги пошли бы на приобретение спиртного для него. В сговор с С.Э. она не вступала. Похищенные ею вещи были изъяты в ходе следствия. Кроме того, сам ФИО8 указывал, что к нему неоднократно приходили молодые люди распивать спиртное, за их действиями не наблюдал, т.к. находился в состоянии алкогольного опьянения. Ночью они из квартиры потерпевшего выйти не могли, как на это указывает суд, поскольку ключ был у ФИО8 Когда они уходили из квартиры ФИО8, то у нее с собой был маленький пакет, в котором не могли поместиться все вещи, пропавшие у потерпевшего.

Не согласна с характеристикой, данной УУМОМ N 3, характеризующей ее отрицательно, т.к. участковый ее не разу не видел и не проводил с ней никаких бесед. Просит учесть, что административные правонарушения были совершены ею только летом 2009 года. Указывает на то, что с 2005 года по 2009 год она работала в ООО "Организация", где характеризуется положительно. Не считает, что она представляет повышенную опасность для общества. Преступления, совершенные ею, относятся к категории небольшой и средней тяжести, вину она признала, раскаялась в содеянном, имеются явки с повинной, способствование раскрытию преступлений, наличие заболеваний, возмещение ущерба ФИО2 Потерпевшие просили применить к ней ст. 73 УК РФ, чтобы она могла выплачивать ущерб.

В кассационной жалобе осужденная С.Э. не согласна с приговором, просит пересмотреть эпизод по факту кражи имущества К.Н. и снизить срок наказания.

Кроме того, просит учесть нарушения, допущенные при ее содержании под стражей по приговору Кировского районного суда от 22 сентября 2009 года.

В кассационной жалобе адвокат Ульянова Л.К. просит изменить приговор в отношении К.А., переквалифицировать ее действия по эпизоду хищения имущества у потерпевшей ФИО3 с п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, исключить из объема похищенного имущество, которое не признает К.А., назначить ей наказание с применением ст. 73 УК РФ.

К.А. вину по данному эпизоду признавала частично. Поясняла, что предварительного сговора на хищение имущества с С.Э. у нее не было, действовала она самостоятельно, похитила только часть вещей из указанных потерпевшей. По поводу телевизора она думала, что С.Э. договорилась с ФИО8 продать телевизор, телевизор она не похищала. С.Э. подтвердила показания К.А. Обе заявили, что в квартиру к ФИО8 приходили и другие люди, которые могли совершить кражу, показаниям ФИО8 они не доверяют, т.к. в силу опьянения он может не помнить всех обстоятельств. Тот

факт, что ФИО8 злоупотребляет спиртным, подтвердила и его дочь. Полагает, что при таких обстоятельствах вина К.А. в хищении всего имущества, которое ей вменено, а также по предварительному сговору, не нашла своего подтверждения. Стоимость имущества, хищение которого признает К.А., составляет 1300 рублей, что не является значительным ущербом. Поэтому ее действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

При назначении наказания К.А. суд не учел ее характеристику с места работы в ООО "Организация", где она характеризовалась только с положительной стороны. Также полагает, что суд необоснованно пришел к выводу о необходимости отбывания наказания К.А. в колонии общего режима за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, т.к. она не судима, и по делу имеются только обстоятельства, смягчающие наказание. Считает, что при отсутствии по делу отягчающих обстоятельств, с учетом обстоятельств в соответствии со ст. 61 УК РФ смягчающих наказание, положительной характеристики с места работы, полагает возможным назначение наказания К.А. с применением ст. 73 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда правильным.

Вывод суда о виновности К.А. и С.Э. в совершении указанных выше преступлений, основан на имеющихся в деле и проверенных в судебном заседании доказательствах, содержание которых подробно изложено в приговоре.

Доводы осужденной К.А. о непричастности к краже имущества ФИО1, об отсутствии предварительного сговора на совершение кражи судом проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

Из показаний К.А. и Д. на предварительном следствии, протоколов явок с повинной, а также их показаний в судебном заседании следует, что они обе находились в квартире ФИО1, обе несли похищенные оттуда вещи. Однако обе указывали друг на друга как на лицо, предложившее совершить кражу и собиравшее вещи в пакеты.

Вместе с тем, в ходе очной ставки с К.А. Д. пояснила, что совершить кражу из квартиры ФИО1 К.А. предложила совершить еще в тот момент, когда ФИО1 только предложил идти к нему. В квартире, когда ФИО1 уснул, К.А. сказала ей собирать вещи, что времени у них мало. К.А. сказала ей, чтобы она поискала ключи от квартиры в компьютерном столе, откуда ФИО1 доставал деньги, что там могут быть еще и деньги. Также она сказала ей взять ДВД-плеер. Она отключила его и вместе с К.А. положила в пакет. К.А. также взяла утюг, она взяла из шкафа на кухне миксер в коробке, К.А. положила его в пакет. Вещи из квартиры уносили вместе. Вместе потом продавали ДВД-плеер, духи и часы.

Указанные показания Д. о наличии предварительного сговора на совершение кражи, об участии обеих в совершении кражи всего имущества, соответствуют и другим доказательствам, исследованным судом.

Так, согласно показаниям ФИО4 8 августа 2009 года к ней в магазин, где она работает профессия, подошли две девушки, одну из которых звали К. Она предложила ей купить часы и туалетную воду фирмы <...>. Она ответила, что ей не надо этих вещей, но К. сказала, что нужны деньги и что через несколько дней она выкупит эти вещи, на что она согласилась.

Свидетель ФИО5 поясняла, что 8 августа 2009 года в магазин, где она работает профессия, пришли две девушки и предложили купить ДВД-плеер. Одну из девушек звали К. К. сказала, что ДВД-плеер принадлежит второй девушке, в подтверждение того, что плеер не похищен вторая девушка обещала принести документы на него, которые у нее имеются. Она согласилась принять ДВД в залог за 500 рублей.

Свидетель ФИО6, показал, что в августе 2009 года у них с Д. находилась в гостях подруга Д. по имени А. Ближе к вечеру А. предложила Д. прогуляться и посмотреть на улице пьяных мужчин, чтобы впоследствии похитить у них вещи. Д. согласилась. На следующий день утром они вернулись, при себе у них был пакет, в котором находились утюг, миксер, коробки из-под парфюмерии. Они пояснили, что похитили вещи из квартиры, где спал пьяный мужчина. После этого все вместе пошли продавать указанные вещи.

По заключению дактилоскопической экспертизы следы пальцев рук, изъятые при осмотре места происшествия - квартиры ФИО1 - оставлены Д.

Однако данный факт сам по себе не свидетельствует о том, что все вещи в квартире потерпевшего собирала только Д., на что ссылается в своей жалобе осужденная К.А. Доводы К.А. в этой части судебная коллегия считает безосновательными.

Судебная коллегия считает, что оценивая все доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о непосредственном участии К.А. в совершении кражи имущества Л. группой лиц по предварительному сговору.

Действия К.А. суд правильно квалифицировал по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Оснований для изменения квалификации действий осужденной судебная коллегия не усматривает.

Также судом проверялись доводы осужденных К.А., С.Э. и адвоката Ульяновой Л.К. об отсутствии между осужденными сговора на хищение имущества ФИО3 и о непричастности к хищению телевизора. Эти доводы обоснованно судом отвергнуты как несостоятельные, опровергающиеся исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний свидетеля ФИО7 следует, что 30 августа 2009 года ему позвонила С.Э. и сказала, что она с девушкой по имени Н. находится в квартире у одинокого мужчины, злоупотребляющего алкоголем, и предложила ему похитить телевизор у этого мужчины. Он отказался и предложил уговорить мужчину, чтобы тот сам разрешил продать телевизор. На следующий день С.Э. снова позвонила ему и сообщила, что договорилась с мужчиной о продаже телевизора. Он приехал по указанному ею адресу, дверь подъезда и дверь квартиры ему открыла Н. С.Э. с мужчиной находились в большой комнате, а Н. с ним зашли в маленькую. Н. выдернула из розетки шнур от телевизора "Самсунг" и сказала, чтобы он забирал телевизор. Н. проводила его из квартиры и закрыла за ним дверь. Продав телевизор, он вернулся обратно. Из квартиры с пакетами и сумками на улицу вышли С.Э. и К.А. Н. несла сумку и пакет, в которых находились вещи, у С.Э. в руках было полиэтиленовое ведро с ершиком.

Проанализировав показания свидетеля П., суд обоснованно пришел к вывод о том, что когда обе осужденные находились в квартире ФИО8 у С.Э., уже был умысел на хищение, в частности телевизора. О том, что было совершено именно хищение телевизора, следует из показаний свидетеля ФИО8 о том, что телевизор принадлежит его дочери, и он не давал разрешения на его продажу. Сомневаться в достоверности показаний свидетеля ФИО8 не имеется, доводы жалоб о том, что в силу алкогольного опьянения он мог забыть события, являются лишь предположениями осужденных. О хищении свидетельствует и то, что сам ФИО3 с ФИО7 не общался и не видел, как происходило изъятие телевизора, а также то, что после продажи телевизора ни спиртного, ни денег ФИО8 передано не было.

Действия, выполненные С.Э. и К.А., направленные на изъятие телевизора из квартиры, свидетельствует о том, что К.А. тоже принимала участие в краже телевизора.

Также суд обоснованно пришел к выводу о том, что С.Э. причастна к хищению и другого имущества из квартиры ФИО8, о чем свидетельствует тот факт, что обе осужденные несли похищенные оттуда вещи.

Совместный, согласованный характер действий осужденных свидетельствует о наличии между ними предварительной договоренности на хищение имущества из квартиры ФИО8

Объем похищенного имущества подтверждается показаниями потерпевшей ФИО3 и свидетеля ФИО8, не доверять которым нет оснований. Их показания в этой части последовательны, категоричны, причин для оговора осужденных они не имеют.

Судом проверялась версия о возможной причастности к хищению иных лиц, на что указывается в жалобах осужденной К.А. и адвоката Ульяновой Л.К. Однако данная версия своего подтверждения не нашла.

Таким образом, оценив все обстоятельства, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины К.А. и С.Э. в краже имущества ФИО3 Суд правильно квалифицировал действия осужденных по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Оснований для изменения квалификации действий осужденных судебная коллегия не усматривает.

Действия К.А., кроме того, правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено. Доводы жалобы С.Э. о нарушении порядка содержания ее под стражей по другому делу не могут быть предметом рассмотрения по настоящему делу.

Наказание К.А. и С.Э. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновных, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Оснований сомневаться в объективности характеристики, данной К.А. УУОМ N 3 УВД по г. Перми, не имеется. Доводам осужденной К.А. о наличии положительных характеризующих данных, на которые она и ее адвокат ссылаются в жалобах, судом дана соответствующая оценка. Невозможность применения к К.А. и С.Э. условно осужденная в соответствии со ст. 73 УК РФ судом надлежащим образом мотивирована. Оснований для смягчения наказания, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах осужденных К.А. и С.Э., адвоката Ульяновой К.Л., судебная коллегия не находит.

Также судом надлежащим образом мотивировано назначение отбывания наказания К.А. за совершение преступлений небольшой и средней тяжести в исправительной колонии общего режима. Оснований для изменения приговора и в этой части судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Кировского районного суда г. Перми от 15 марта 2010 года в отношении К.А., С.Э. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных К.А., С.Э., адвоката Ульяновой Л.К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь