Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 22-5268

 

Судья Морозов Л.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Казаковой Н.В., судей Шестаковой И.И., Исаевой Г.Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 22 июля 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Абатурова О.А., кассационные жалобы адвоката Субботиной Л.А. в защиту интересов осужденного Н., осужденной С. на приговор Горнозаводского районного суда Пермского края от 27 мая 2010 года, которым

Н., ДАТА рождения, уроженец <...>, судимый:

10 декабря 2004 года Горнозаводским районным судом Пермской области по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный 11 сентября 2007 года по отбытии наказания,

14 декабря 2007 года Горнозаводским районным судом Пермского края по п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 161, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 31 декабря 2009 по отбытии наказания,

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока отбывания наказания с 27 мая 2010 года и зачетом времени содержания под стражей с 10 марта 2010 года по 26 мая 2010 года,

С., ДАТА рождения, уроженка <...>, судимая:

- 7 августа 2008 года Горнозаводским районным судом Пермского края по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденная 5 августа 2009 года на основании постановления Березниковского городского суда Пермского края от 27 июля 2009 года условно-досрочно на 1 год 22 дня,

осуждена по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 2 годам исправительных работ, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ, с удержанием в доход государства 20% заработной платы ежемесячно, которое в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 71 УК РФ считать наказанием в виде 4 месяцев лишения свободы. В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ постановлено отменить условно-досрочное освобождение от наказания. В силу ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору Горнозаводского районного суда Пермского края от 7 августа 2008 года и окончательно к отбытию назначено 1 год 4 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с исчислением срока отбывания наказания с 27 мая 2010 года.

Заслушав доклад судьи Исаевой Г.Ю., объяснения осужденной С., адвоката Шведюка А.С., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Дарьенко Л.Ю. об отмене приговора в отношении С. по доводам представления и оставлении без изменения приговора в отношении Н., судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Н. признан виновным в совершении 4 марта 2010 года в ночное время тайного хищения с незаконным проникновением в жилище имущества ФИО1 на сумму 1 646 рублей 90 копеек, кроме того, он же признан виновным в разбойном нападении 5 марта 2010 г. в ночное время на ФИО1, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище. С. признана виновной в незаконном проникновении 5 марта 2010 года в ночное время в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица. Преступления совершены в поселке <...> при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Абатуров О.А. просит приговор в отношении С. отменить ввиду неправильного применения уголовного закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушений уголовно-процессуального закона.

Суд квалифицировал действия С. по ч. 1 ст. 139 УК РФ и, мотивируя отсутствие в действиях С. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ, указал, что она насилия к потерпевшей не применяла, никаких требований к ней не предъявляла, угроз не высказывала и не способствовала Н. в совершении преступления.

Указывает, что данные выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела: в судебном заседании показаниями потерпевшей, свидетелей ФИО2, ФИО3, а также подсудимых установлено, что С. совместно с Н. незаконно проникли в дом к ФИО1, где Н. приставил нож к горлу ФИО1, затем стал ее душить, при этом крикнул С., чтобы та закрыла дверь, что последняя и стала делать. В момент, когда Н. душил потерпевшую, С. говорила ему, чтобы он быстрее заканчивал с ней. Когда ФИО1 удалось вырваться и побежать к соседям, С. стала ее преследовать, догнала, схватила за волосы, ФИО3, вышли ФИО2 и ФИО3 и оказали помощь потерпевшей.

Автор представления не согласен с оценкой суда, данной показаниям свидетелей ФИО2 и ФИО3 как неправдивых в части их показаний о том, что С. говорила Н. в момент борьбы между ним и потерпевшей: "что ты возишься, добивай ее", полагает их показания в этой части правдивыми, согласующимися с показаниями потерпевшей.

Считает, что действиям С. судом дана неверная юридическая квалификация, полагая, что ее действия следовало квалифицировать по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку она способствовала совершению Н. преступления: находясь на веранде, она видела, как Н. приставил нож к горлу потерпевшей и требовал деньги, стала активно ему помогать - по его указанию закрывала двери, во время борьбы говорила Н., чтобы он быстрее заканчивал, после того, как потерпевшей удалось убежать, преследовала ее и догнала, схватила за волосы.

Указывает также на то, что во вводной части приговора суд в нарушение ст. 304 УПК РФ указал судимость С. от 19 января 2004 года, которая погашена, поскольку С. была осуждена в несовершеннолетнем возрасте.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя осужденная С. полагает, что квалификация ее действиям судом дана верно, просит кассационное представление оставить без удовлетворения.

В кассационных жалобах:

адвокат Субботина Л.А. в защиту интересов осужденного Н., не оспаривая квалификацию действий Н., просит приговор изменить, полагая назначенное ему наказание чрезмерно суровым, указывая, что по эпизоду кражи Н. вину признал, раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступления, часть похищенного вернул потерпевшей. По эпизоду от 5 марта 2010 года никаких последствий для здоровья ФИО1 не наступило, потерпевшая не настаивала на строгом наказании Н., защитник просит учесть не молодой возраст Н. и смягчить назначенное ему наказание;

осужденная С., не оспаривая доказанность вины и квалификацию ее действий, просит приговор изменить, полагая назначенное ей наказание чрезмерно суровым, указывает, что в ходе предварительного следствия ей была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, и она никаких нарушений не допускала. Просит исключить из приговора указание на признание в ее действиях рецидива преступлений, поскольку она по ч. 1 ст. 139 УК РФ осуждена впервые.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката Субботиной Л.А. и осужденной С. потерпевшая ФИО1 полагает доводы жалоб несостоятельными, просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Доводы кассационного представления о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельства дела, неправильном применении уголовного закона и нарушении судом уголовно-процессуального закона при постановлении приговора в отношении С. заслуживают внимания и их следует признать обоснованными.

Так, квалифицируя действия С. по ч. 1 ст. 139 УК РФ как незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, суд указал, что достаточных данных для того, чтобы сделать вывод о нападении С. на ФИО1 в целях хищения ее имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, не имеется, ссылаясь при этом на показания потерпевшей ФИО1, осужденных Н. и С. о том, что С. на веранде дома насилия к потерпевшей не применяла, дверь на защелку не закрывала, никаких требований к ней не предъявляла, угроз в ее адрес не высказывала.

Приходя к выводу, что С. не является и пособником в совершении Н. разбойного нападения на ФИО1, суд указал, что нельзя признать и того, что С. способствовала совершению преступления Н., поскольку она не давала ему никаких советов и указаний, не предоставляла никакой информации, средств и орудий совершения преступления, не совершала никаких действий для устранения препятствий совершения им преступления, не обещала скрыть Н., средства и орудия совершения преступления, следы преступления, предметы, добытые преступным путем, не обещала приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем.

Вместе с тем, из показаний потерпевшей ФИО1 в судебном заседании и в ходе предварительного следствия, оглашенных в суде и полностью подтвержденных потерпевшей, следует, что, оказавшись в коридоре, Н. крикнул С. закрыть двери, что та и сделала, полагая, что заперла их, ФИО3, это ей не удалось, поскольку засов надо забивать молотком. Во время ее борьбы с Н. С. говорила ему, чтобы он быстрей заканчивал с ней. После того, как ей - ФИО1 удалось освободиться от Н., она, выбегая из дома,

оттолкнула С., которая стояла в дверях у нее на пути, последняя, помогая Н., попыталась ее остановить, дважды схватив за волосы, но остановить не смогла, стала ее преследовать, догнала возле дома соседей, вновь пыталась ее схватить.

Об этих же обстоятельствах пояснили свидетели ФИО2 и ФИО3, знавшие о нападении на ФИО1 со слов последней, ФИО2 кроме того пояснила, что выйдя на крыльцо, видела, что С. держит за волосы ФИО1, пытаясь тащить ее назад.

Таким образом, из вышеприведенных доказательств, которые в приговоре приведены неполно, вывод о том, что С. в момент совершения Н. преступления и в отношении ФИО1 не способствовала совершению им преступления, не вытекает и на исследованных в суде доказательствах не основан.

Изложенное свидетельствует и о том, что исследованные в судебном заседании доказательства надлежащей оценки суда в приговоре не получили, хотя имеют существенное значение для правильного разрешения дела и могли повлиять на вывод о юридической квалификации содеянного С.

Кроме того, заслуживают внимания и доводы кассационного представления о том, что преступление, за которое С. осуждена по приговору Горнозаводского районного суда Пермской области от 19 января 2004 года, было совершено ею в несовершеннолетнем возрасте, наказание она отбыла по указанному приговору 14 августа 2006 года. Согласно ст. 95 УК РФ, как обоснованно указано в кассационном представлении, для лиц, совершивших преступление до достижения возраста 18 лет, срок погашения судимости за тяжкое преступление равен 3 годам. В связи с чем указание на данную судимость С. во вводной части приговора противоречит требованиям ст. 304 УПК РФ.

При таких обстоятельствах приговор суда в отношении С. законным и обоснованным признан быть не может и подлежит отмене с направлением дела в отношении С. на новое судебное рассмотрение, в ходе которого суду необходимо тщательно установить все обстоятельства, имеющие существенное значение для выводов о виновности либо невиновности осужденной и юридической квалификации содеянного, и принять справедливое решение.

В связи с отменой приговора суда в отношении С. по вышеуказанным основаниям доводы кассационной жалобы осужденной С. о несправедливости назначенного наказания судебной коллегией не рассматриваются.

Доказанность вины осужденного Н. и правильность квалификации его действий не оспаривается в кассационных представлении государственного обвинителя и жалобе адвоката.

Вывод суда о виновности Н. в совершении преступлений, за которые он осужден, основан на совокупности исследованных в судебном заседании допустимых доказательств: показаниях самого осужденного, потерпевшей, свидетелей, материалах дела, подробное изложение содержания и анализ которых приведены в приговоре, и им судом дана всесторонняя, полная и правильная оценка. Юридическая квалификация действиям Н. судом дана верно.

Что касается наказания, то оно назначено Н. с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, обстоятельств совершения преступлений, отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений, смягчающего наказание обстоятельства. В частности, вопреки доводам жалобы защитника, судом при назначении

наказания Н. в качестве смягчающего наказание обстоятельства по эпизоду кражи учтено активное способствование раскрытию преступления. Судом в должной степени учтены и данные о личности осужденного: как следует из материалов дела, Н. ранее судим, нигде официально не работал, регистрации не имел, характеризуется отрицательно.

В связи с чем доводы кассационной жалобы защитника адвоката Субботиной Л.А. о том, что суд назначил Н. чрезмерно суровое наказание, судебная коллегия признает несостоятельными.

Таким образом, суд, приняв во внимание как данные о личности Н., так и конкретные обстоятельства совершения преступлений, совершенно правильно пришел к выводу о невозможности исправления Н. без изоляции от общества и назначил наказание в виде лишения свободы. Данное решение судом надлежащим образом мотивировано, основано на требованиях ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым. Не находит оснований для снижения назначенного Н. наказания и судебная коллегия.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену или изменение приговора в отношении Н. при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора, судом не допущено.

Учитывая, что С. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, судебная коллегия считает необходимым продлить ей срок содержания под стражей на 2 месяца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Горнозаводского районного суда Пермского края от 27 мая 2010 года в отношении С. отменить. Уголовное дело в данной части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Этот же приговор в отношении Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Субботиной Л.А. - без удовлетворения.

Избранную в отношении С. меру пресечения в виде заключения под стражу оставить без изменения, продлить срок содержания под стражей С. на один месяц, то есть до 22 сентября 2010 года.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь