Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 22-5289-2010

 

Судья Фомиченко А.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда, в составе председательствующего Ковальчука Ю.В., судей Ворошниной Л.Г., Соловьевой И.В., при секретаре С.

рассмотрела в судебном заседании 22 июля 2010 г. кассационное представление государственного обвинителя Кузнецовой С.А., кассационные жалобы адвокатов Шарова В.В. и Игнатьева А.С. на приговор Краснокамского городского суда Пермского края от 4 июня 2010 г., которым

К., ДАТА рождения, уроженка <...>, несудимая

осуждена по ч. 3 ст. 30 п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Вещественные доказательства - наркотическое средство, смесь, в состав которой входит Нафталин-1-ил, 1-пентил-1-Н-индол-3-ил, метанон, общей массой 0.475 г, постановлено хранить в камере хранения вещественных доказательств Краснокамского МРО УФСКН РФ по Пермскому краю до принятия решения в отношении неустановленного лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Денежные средства в сумме 500 рублей, оставить в распоряжении Краснокамского МРО УФСКН РФ по Пермскому краю.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Ковальчука Ю.В., объяснения осужденной К., адвоката Макарова А.Н. об отмене приговора по доводам жалоб, мнение прокурора Лариной В.И., об отмене приговора по доводам представления, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признана виновной в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Преступление осужденной совершено 5 февраля 2010 г. в г. Краснокамске, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Кузнецова С.А. считает приговор суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального и уголовного законов, а также в связи с несоответствием выводов суда, фактическим обстоятельствам дела. Согласно обвинительному заключению, органами предварительного расследования К. было вменено в вину то, что она с целью незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере, в неустановленную следствием дату до 05.02.2010 г., у неустановленного следствием лица на территории Краснокамского муниципального района Пермского края, незаконно приобрела измельченное вещество растительного происхождения, являющегося наркотическим средством - смесью, в состав которой входит Нафталин-1-ил, 1-пентил-1-Н-индол-3-ил, метанон, в особо крупном размере, массой не менее 1,332 гр. Данные обстоятельства нашли свое подтверждение в судебном заседании. Однако суд в описательно-мотивировочной части приговора не указал размер (вес) партии наркотических средств, незаконно приобретенной К. Таким образом описательно-мотивировочная часть приговора, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, суд в резолютивной части приговора, разрешая судьбу вещественных доказательств, принял необоснованное решение о хранении наркотических средств в Краснокамском МРО УФСКН РФ до принятия решения в отношении неустановленного лица, уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство. Между тем, в отношении неустановленного лица принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, а потому, наркотические средства, приобщенные к делу в качестве вещественного доказательства, подлежат уничтожению в соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ. Просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда.

В кассационной жалобе адвокат Шаров В.В., в защиту осужденной К. считает приговор суда незаконным и необоснованным вследствие недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела.

Из показаний К. следует, что она не знала о наличии наркотических средств в курительной смеси, которую она реализовывала. Курительную смесь она приобрела в ноябре 2009 г. у торгового представителя по имени А., который обещал сопроводительные документы привезти позднее. Так как у нее не было сертификатов на указанный товар, то на витрину его она не выкладывала, но продавала всем желающим.

Таким образом в ходе судебного заседания не установлено, что К. знала о том, что курительные смеси содержат наркотики, не устранены все сомнения в виновности осужденной, тем самым вина К. в совершении инкриминируемого ей деяния не нашла своего бесспорного подтверждения. Все сомнения, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемой. Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, влияющие на решение вопроса о виновности К. Так же указывает на то, что, в ходе осмотра места происшествия, К. не было предложено выдать курительные смеси добровольно.

Кроме того, полагает, что даже в случае доказанности вины осужденной, назначенное ей наказание является чрезмерно суровым. К. ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекалась, характеризуется положительно, в связи с чем, в отношении нее можно применить положения ст. 64, 73 УК РФ. Просит приговор в отношении К. отменить и уголовное дело в отношении нее прекратить, либо назначить наказание с применением ст. 64, 73 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Игнатьев А.С., в защиту осужденной К., считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. К. поясняла, что курительные смеси приобрела у торгового представителя А., который обещал предоставить документы на товар, однако больше не появился. Он же прикрепил рекламу на входные двери, которую кто-то вскоре сорвал. Именно ввиду отсутствия документов, опасаясь административной ответственности, курительные смеси на витрину не выкладывала, а продавала их знакомым. О том, что курительные смеси содержат наркотическое средство, она не знала. Суд критически отнесся к показаниям К. о том, что она не знала о запрете продажи курительных смесей, о том, что ее показания в этой части якобы опровергаются показаниями свидетелей. При этом суд не учел, что состав преступления, предусмотренный ст. 228.1 УК РФ образуют действия, совершенные с прямым умыслом и связанные со сбытом наркотических средств, внесенных в "Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ (Список N 1)", утвержденный Постановление Правительства РФ от 30.06.1998 г. N 681. Ни курительные, ни ароматические смеси в указанный Перечень не включены. Оборот курительных смесей определенных торговых марок и наименований действительно был запрещен Постановлением Роспотребнадзора РФ от 08.12.2009 г. Однако в указанном Постановлении не указано ни об уголовной ответственности за оборот курительных смесей, ни о наличии наркотических средств в их составе. Напротив, из смысла Постановления следует, что за оборот курительных смесей предусмотрена административная ответственность. В указанном Постановлении так же указаны наименования курительных смесей, оборот которых запрещен, однако они не соответствуют наименованиям курительных смесей, изъятых у К. Постановлением Правительства от 31.12.2009 г. N 1186, вступившего в законную силу 22.01.2010 г. "Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ (Список N 1)" был дополнен рядом наименований наркотических средств, в том числе такими как: Нафталин-1-ил, 1-пентил-1-Н-индол-3-ил, метаноном JWH-018. В то же время из смысла указанных нормативных документов, не прослеживается связи между запретом на оборот отдельных курительных смесей и внесением дополнений в Список N 1. Таким образом, К. могла знать о наличии в составе продаваемых ароматических смесей вышеуказанного наркотического средства, только в случае проведения соответствующего химического исследования. Соответственно она не знала и не могла знать о том, что в курительных смесях содержится указанное или какое-либо иное наркотическое средство. К. могла и должна была в данном случае руководствоваться информацией, указанной на упаковке товара. Таким образом, нормативные документы Роспотребнадзора РФ и распространяемая указанным ведомством информация, свидетельствовала об отсутствии уголовной ответственности за оборот курительных смесей. Просит приговор суда в отношении К. отменить, уголовное дело в отношении нее прекратить за отсутствием в действиях состава преступления.

В возражении на жалобу государственный обвинитель Кузнецова С.А. полагает, что вина осужденной в покушении на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, установлена на основании исследованных и получивших надлежащую оценку суда, доказательствах. Оснований для смягчения назначенного осужденной наказания, так же не имеется. Просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене в связи с нарушением требованием требований уголовно-процессуального закона.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей требования к судебному решению, а также положениями ст. 307 УПК РФ, устанавливающей требования к описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, приговор суда должен быть законным обоснованным и мотивированным. Кроме того, в соответствии со ст. 307 УПК РФ суд обязан дать оценку всем обстоятельствам по делу, привести мотивы, по которым он отверг одни доказательства и принял во внимание другие, устранить имеющиеся по делу противоречия, которые влияют на законность и обоснованность судебного решения.

Данные требования закона судом не выполнены.

Преступление предусмотренное ст. 228.1 УК РФ может быть совершено только с прямым умыслом, то есть виновное лицо должно осознавать, что оно сбывает именно наркотическое средство и преследовать цель распространения наркотических средств.

Признавая К. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ суд указал, что критически относится к показаниям К. в части того, что она не знала о запрете продажи курительных смесей.

Однако К. и не отрицала того, что занималась реализацией курительных смесей, фактически не оспаривая, что продавала указанные вещества незаконно. Вместе с тем, осужденная поясняла, что, реализуя курительные смеси, она не знала о том, что в них содержатся наркотические средства, то есть отрицала наличие умысла на сбыт наркотических средств.

Тем самым суд не дал никакой оценки данным показаниям осужденной, и не привел никаких мотивов, в обоснование своего вывода о том, что К. реализуя курительные смеси, преследовала цель распространения наркотических средств, тому, что она действовала с прямым умыслом на совершение указанного преступления.

Не привел в приговоре суд и каких-либо мотивов в обоснование того, почему он отверг показания К., отрицавшей вину в сбыте наркотических средств, и взял за основу показания свидетелей.

Между тем свидетели ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7 лишь подтвердили факт реализации К. курительных смесей и изъятия у нее указанных веществ, но то обстоятельство, что осужденная преследовала цель - распространение наркотических средств из их показаний не следует, по крайней мере, иное в приговоре не приведено.

В соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускаются с согласия сторон, в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

Данные требования закона, при оглашении показаний свидетеля ФИО8 судом не соблюдены. Как следует из протокола судебного заседания (л.д. 161), после заявления государственным обвинителем ходатайства об оглашении показаний данного свидетеля, суд, не поставив его на обсуждение, и не выслушав мнение других участников процесса, принял решение об оглашении показаний ФИО8.

Таким образом, поскольку ФИО8 в судебном заседании не допрашивалась, ее показания были оглашены с нарушением требований ч. 1 ст. 281 УПК РФ, то суд не обоснованно сослался на показания указанного свидетеля в приговоре, как на доказательство вины осужденной.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может признать приговор суда законным и обоснованным, а потому он подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство.

При новом судебном рассмотрении суду необходимо дать надлежащую оценку всем обстоятельствам по делу, принять законное и обоснованное решение по существу дела.

Поскольку приговор отменен в связи с нарушением требований уголовно-процессуального закона, то иные доводы, изложенные в жалобах адвокатов и кассационном представлении, не рассматриваются.

Так как К. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, то судебная коллегия не находит оснований для изменения меры пресечения и освобождения ее из-под стражи.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Краснокамского городского суда Пермского края от 4 июня 2010 г. в отношении К. отменить. Уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения К. в виде заключения под стражу, оставить без изменения, продлив срок содержания под стражей до 10 августа 2010 г.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь