Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 22-5318

 

Судья Устинов А.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Рудакова Е.В., судей Патраковой Н.Л., Пепеляевой А.Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 июля 2010 года кассационное представление прокурора Усольского района Пермского края В.С.Расторгуева и кассационную жалобу осужденного С. на приговор Усольского районного суда Пермского края от 06 мая 2010 года, которым

С., <...> рождения, уроженец <...>, ранее судимый 13 апреля 2004 года Усольским районным судом Пермской области по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобожденный 20 апреля 2009 года условно-досрочно на основании постановления Кунгурского городского суда Пермского края от 08 апреля 2009 года в соответствии со ст. 79 УК РФ условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 7 месяцев 12 дней, осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы без ограничения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к 11 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Патраковой Н.Л., изложившей обстоятельства дела, выступления осужденного С. и адвоката Мухиной Е.А. в поддержание доводов жалобы, прокурора Захаровой Е.В. об изменении приговора суда по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда С. признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего ФИО1 и в причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшей ФИО2. Преступления совершены в ночь с 22 на 23 января 2010 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении прокурор Усольского района Пермского края Расторгуев В.С. просит приговор суда отменить в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств. Судом необоснованно принято решение об уничтожении вещественных доказательств - куртки, джинсов, кроссовок, принадлежащих С., в то время как в судебном заседании право на истребование вещественных доказательств осужденному не разъяснялось.

В кассационной жалобе и дополнениях осужденный С. считает свои действия самообороной, просит переквалифицировать их с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ, а с ч. 1 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ, применить к нему ст. 73 УК РФ. Полагает, что смерть ФИО1 могла быть причинена другими лицами, в том числе ФИО3. Суд не принял во внимание показания свидетеля ФИО4 о наличии у него резаных ран на руке и лице, показания свидетеля ФИО5 о том, что он спокойно просил вернуть его деньги, а ФИО2 грубо ему отвечала. Суд не учел отсутствие на теле потерпевшего следов ожогов от электрической плитки, что опровергает показания потерпевшей ФИО2, отсутствие следов крови в момент избиения им потерпевших. Просит возбудить уголовные дела в отношении ФИО3 по ст. 129 УК РФ и по ст. 116 УК РФ, а в отношении ФИО2 по ч. 2 ст. 158 УК РФ и по ст. 129 УК РФ. Кроме того, просит отменить приговор в части принятия решения об уничтожении вещественных доказательств, поскольку указанные в приговоре суда вещи принадлежат ему.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в части определения судьбы вещественных доказательств, оснований для изменения приговора по доводам кассационной жалобы не имеется.

Вывод суда о виновности С. в совершении преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых содержится в приговоре. В судебном заседании осужденный вину не признал, вместе с тем не отрицал, что избил ФИО1 и ФИО2 в ночь с 22 на 23 января 2010 года. Потерпевший ФИО1 набросился на него с ножом, он отобрал и выбросил нож, после чего избил обоих потерпевших. Утверждает, что потерпевшие были до этого избиты другими лицами, а от его действий смерть ФИО1 наступить не могла.

Версия осужденного С. судом исследована и обоснованно отвергнута как несостоятельная, поскольку она опровергается установленными по делу доказательствами. Так, потерпевшая ФИО2 показала, что С. обвинил ее и ФИО1 в хищении денег и избил их обоих, нанося удары кулаками и ногами. С. не менее 20 раз ударил ФИО1 по голове и телу, от ударов тот упал на пол, С. взял электрическую плитку и наносил потерпевшему удары плиткой. Осужденный нанес ей не менее 15 ударов, она упала и потеряла сознание, утром обнаружила, что ФИО1 умер. Ее доставили в больницу, где установили наличие переломов ребер. ФИО1 на С. не нападал, а все ножи были спрятаны, поскольку им было известно о наличии у С. судимости за убийство, и они его боялись. Аналогичные показания даны очевидцем преступления свидетелем ФИО6 и свидетелем ФИО7 со слов ФИО6

Показания потерпевшей и свидетелей представляют собой целостную картину преступления, не противоречат друг другу и другим доказательствам. Оснований для оговора С. кем бы то ни было судебная коллегия не установила. Объективно показания указанных лиц подтверждены протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп ФИО1 с множественными травмами головы и тела, на предметах домашней обстановки обнаружены следы крови, изъяты смывы этого вещества (л.д. 3-9). Данное обстоятельство опровергает доводы жалобы С. об отсутствии на месте происшествия следов крови. Ее наличие подтверждено заключением эксперта (л.д. 61-67). Наличие тяжкого вреда здоровью ФИО1, повлекшего смерть потерпевшего, подтверждено заключением эксперта (л.д. 101-102).

Суд, проанализировав собранные доказательства, пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях С. признаков необходимой обороны либо ее превышения, судебная коллегия с выводами суда соглашается и не находит оснований для переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 114 УК РФ. Показания свидетеля ФИО8 о наличии у осужденного инфицированных ран на руке и лице не свидетельствуют о том, что они были причинены потерпевшим ФИО1, поскольку это обстоятельство опровергается показаниями очевидцев преступления. Показания свидетеля ФИО9, на которые ссылается в жалобе осужденный, не могут свидетельствовать о невиновности С., поскольку свидетель не была очевидцем преступлений.

Доводы жалобы о переквалификации действий С. с ч. 1 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 118 УК РФ не основаны на требованиях действующего законодательства, поскольку в этой части С. осужден за причинение средней тяжести вреда здоровью, а в ч. 1 ст. 118 УК РФ идет речь о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Как правильно установил суд, наличие у С. прямого умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, опасного для жизни, подтверждается множественностью ударов, нанесенных в жизненно важные органы - область головы, груди, живота.

Оснований полагать, что смерть потерпевшего наступила в результате действий других лиц, исходя из совокупности исследованных доказательств, не имеется.

Оценив доказательства в их совокупности, суд дал действиям С. правильную юридическую оценку и верно квалифицировал их по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, а также по ч. 1 ст. 112 УК РФ как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ.

При назначении наказания суд С. в достаточной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности, в том числе состояние здоровья, наличие постоянного места жительства и работы, положительные характеристики, наличие смягчающего наказания обстоятельства - явки с повинной, наличие отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений. Наказание С. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ. Оснований для применения ст. 73 УК РФ и 64 УК РФ суд обоснованно не усмотрел, не находит таких оснований и судебная коллегия.

Изложенные в жалобе ходатайства о возбуждении уголовных дел в отношении потерпевшей и свидетелей не относятся к компетенции суда кассационной инстанции.

Вместе с тем, приговор подлежит отмене в части определения судьбы вещественных доказательств с направлением дела в этой части на новое судебное разбирательство в порядке исполнения приговора.

В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 81 УПК РФ предметы, не представляющие ценности, уничтожаются, если они не истребованы стороной.

Данное требование закона судом учтено не в полной мере.

Принимая решение об уничтожении личных вещей осужденного С. - куртки, джинсов, кроссовок - суд не обсудил данный вопрос в судебном заседании, не выяснил мнение осужденного и не разъяснил право истребования вещественных доказательств. Решение об уничтожении данных вещей является преждевременным.

При новом судебном рассмотрении суду следует устранить указанные нарушения и принять законное и обоснованное решение.

В остальной части приговор является законным, обоснованным и мотивированным, оснований для его изменения по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Усольского районного суда Пермского края от 06 мая 2010 года в отношении С. отменить в части определения судьбы вещественных доказательств, уголовное дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в порядке ст. 396-399 УПК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь