Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 33-14235

 

Судья Сидоров П.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Красновой Н.В., Шинкаревой Л.Н.,

при секретаре Е.

рассмотрев в открытом судебном заседании от 22 июля 2010 года кассационную жалобу С. на решение Щелковского городского суда Московской области от 27 мая 2010 года по делу по иску С. к ГУ УПФ РФ N 18 по г. Москве и Московской области об обязании произвести оценку пенсионных прав из установленного размера пенсии, произвести индексацию пенсии в соответствии с нормами ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и Постановлениями Правительства РФ с момента назначения пенсии,

заслушав доклад судьи - Кондратовой Т.А.,

объяснения адвоката Чижиковой Н.Е. в интересах кассатора С., представителя ответчика - К.

 

установила:

 

С. обратился с иском к ГУ УПФ РФ N 18 по г. Москве и Московской области об обязании произвести оценку пенсионных прав из установленного на 01.03.2009 года размера пенсии - 106443 рубля 27 копеек - определив страховую часть пенсии путем вычитания из установленного размера пенсии базовой части, установленной на момент назначения пенсии; произвести индексацию базовой и страховой частей пенсии в соответствии с нормами ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Ответчик исковые требования не признал, указав, что на истца не распространяются положения ст. 17 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Решением Щелковского городского суда Московской области от 22 июля 2010 года иск оставлен без удовлетворения.

С таким решением истец не согласился, обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает предусмотренных законом оснований к отмене обжалуемого судебного постановления.

Как усматривается из установленных судом первой инстанции обстоятельств дела, С. с 01.03.2009 г. была назначена пенсия за выслугу лет в соответствии с Положением "О порядке назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава", утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР 05.07.1991 г. N 384, в размере 106 443 рубля 27 копеек.

Данная пенсия была назначена С. исходя из среднего заработка за 24 последних месяца работы перед обращением за пенсией с 01.02.2007 года по 31.01.2009 г. и не имеет деления на базовую, страховую и накопительную.

18.12.2009 г. истец обратился к ответчику с заявлением об индексации назначенной ему пенсии в соответствии с Федеральным законом РФ N 173-ФЗ от 17.12.2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и соответствующими постановлениями Правительства РФ.

В ответ на обращение С. ответчиком было сообщено, что назначенная пенсия по желанию пенсионера может быть конвертирована, но с применением положений п. п. 1 - 5 ст. 30 Федерального закона N 173-ФЗ. Для конвертации необходимо представить справки о заработной плате за любые 5 лет подряд до 01.01.2002 г., либо принять решение (письменно) об оценке его пенсионных прав по данным персонифицированного учета о заработке за 2000 - 2001 г.г. Сведения о заработке, имеющиеся в материалах пенсионного дела, не могут быть использованы для конвертации пенсионных прав (л.д. 12 - 14).

Отказывая при указанных выше обстоятельствах дела в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что до 01 января 2010 года на основании п. 3 ст. 31 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" пенсии работникам летно-испытательного состава устанавливались с сохранением норм и условий, предусмотренных нормативными правовыми актами, действовавшими до дня вступления в силу указанного Федерального закона.

Таким нормативным правовым актом являлось Положение о порядке назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава, утвержденное Постановлением Совета Министров РСФСР от 5 июля 1991 года N 384, которое содержало отсылочные нормы на Закон Российской Федерации от 20 ноября 1990 года N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Нормы данного Закона и Положения N 384 регулировали установление, назначение и выплату пенсии за выслугу лет работникам летно-испытательного состава в период до 01 января 2010 года.

Указанные нормативные правовые акты не предусматривали механизма деления установленной пенсии за выслугу лет на базовую и страховую части.

Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ предусмотрены основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии, к числу которых относятся: пенсия по старости, по инвалидности и по случаю потери кормильца. Нормами данного Федерального закона не предусмотрено установление пенсии за выслугу лет (статья 9).

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 18.03.2004 г. N 6-П, разграничил понятие пенсии за выслугу лет и трудовой пенсии.

Исходя из системного толкования положений ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" пенсия истцу назначена независимо от достижения им пенсионного возраста, является пенсией за выслугу лет, поскольку была назначена досрочно по ранее установленным нормам законодательства и ее размер не подлежал ограничению, установленному для всех трудовых пенсий (трудовая пенсия по старости, трудовая пенсия по инвалидности, трудовая пенсия по случаю потери кормильца), при определении расчетного размера трудовой пенсии (по состоянию на 1 января 2002 года).

Из материалов дела усматривается, что истец никогда не обращался в пенсионные органы с заявлением о назначении ему трудовой пенсии по старости и с даты первичного назначения пенсии (01.03.2009 года) до настоящее времени является получателем пенсии за выслугу лет как работник летно-испытательного состава гражданской авиации.

Следовательно, положения ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" об индексации размеров трудовой пенсии не могут распространяться на размеры пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава, назначенных, исчисленных и выплачиваемых в соответствии с нормами другого нормативного правового акта.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу о том, что того порядка индексации, методику которого предлагает применить С., закон не предусматривает. Анализ указанных правовых актов свидетельствует о том, что правовых оснований для проведения конвертации пенсионных прав истцу по предложенному им варианту, не имеется.

При этом суд указал, что с 01 января 2010 года пенсии за выслугу лет, установленные до этой даты лицам из числа работников летно-испытательного состава, на основании ч. 6 ст. 37 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ подлежат пересмотру в беззаявительном порядке, путем установления им пенсии за выслугу лет в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ) и трудовой пенсии по старости в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ).

С 01.01.2010 года истцу установлены пенсия за выслугу лет в соответствии со ст. 7.2 ФЗ от 15.12.2001 г. N 16-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) ежемесячно в сумме 61 104 рубля 47 копеек, которая подлежит выплате со дня оставления летной работы, и трудовая пенсия по старости в соответствии со ст. 27.1 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ), начисляемая с 01.01.2010 года.

С 01.04.2010 года пенсии были проиндексированы в соответствии с Постановлением Правительства РФ.

Изложенное, по мнению суда, свидетельствует о том, что действия УПФ РФ N 18 по г. Москве и Московской области по назначению истцу пенсии за выслугу лет, установлении с 01.01.2010 года пенсии за выслугу лет и трудовой пенсии и их индексация с 01.04.2010 года, соответствуют действующему законодательству. Порядок конвертации и индексации, предложенный истцом, не основан на законе, в связи с чем иск подлежит отклонению.

Судебная коллегия находит указанные выше выводы суда правильными, основанными на материалах дела и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Соглашаясь с решением суда первой инстанции, судебная коллегия исходит из того, что выводы суда соответствуют правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 1 декабря 2009 года N 1550-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Артемова Юрия Николаевича, Галкина Виктора Николаевича и Скакодуба Сергея Александровича на нарушение их конституционных прав статьей 17 и пунктом 3 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, аналогичны доводам искового заявления, являлись предметом обсуждения суда первой инстанции, не опровергают правильность его выводов, с которыми согласилась судебная коллегия, в связи с чем не могут быть приняты во внимание.

Иных правовых доводов, которые бы в силу закона могли повлечь отмену решения суда, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Щелковского городского суда от 27 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь