Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 33-19992

 

Судья: Волчкова Е.В.,

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Базьковой Е.М.,

судей Шерстняковой Л.Б. и Харитонова Д.М.

при секретаре Ш.М.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Шерстняковой Л.Б. дело по кассационной жалобе истцов М.В., М.И., М.А.

на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 01 марта 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования М.В., М.И., М.А. к К.В., Ш.О., К.О., Управлению ДЖПиЖФ гор. Москвы в ЮЗАО об устранении в полном объеме допущенного нарушения прав М.В. на владение всей квартирой, расположенной по адресу: <...>, признании за М.В. права собственности на не принадлежавшие ему на праве собственности 3/4 квартиры, признании за М.В. права собственности в порядке наследования по закону на 3/4 доли квартиры <...>, истребовании 3/4 долей квартиры из незаконного владения К.О., К.В., Р. (ныне Ш.О.), исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю квартиры по адресу: <...> на имя К.О. от 25 августа 2006 г., исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю квартиры по адресу: <...> на имя К.В. от 25 августа 2006 г., исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю квартиры по адресу: <...> на имя Р. (Ш.О.) от 25 августа 2006 г. - отказать.",

 

установила:

 

М.В., М.И., М.А. обратились в суд с иском к К.В., Ш.О., К.О., Управлению департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы об устранении допущенных нарушений прав на владение всей квартирой, признании права собственности на не принадлежащие на праве собственности 3/4 доли квартиры, признании права собственности на 3/4 доли квартиры в порядке наследования по закону, истребовании 3/4 долей квартиры из незаконного владения, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности на доли квартиры. Иск мотивирован следующими обстоятельствами: М.В. вместе с семьей (женой М.И., сыном М.А.) были зарегистрированы и проживали в приватизированной двухкомнатной квартире по адресу: <...>, равнодолевыми сособственниками которой являлись М.В. (отец истца), К.В. (сестра истца), Ш.О. (племянница истца), К.О. (племянник истца). Истец с семьей с 11 марта 1987 года состояли на очереди на улучшение жилищных условий (учетное дело N 139). К.В. со своими детьми Ш.О. и К.О. в указанной двухкомнатной квартире не проживали. Дом подлежал сносу по программе комплексной реконструкции кварталов пятиэтажной застройки. Комитетом муниципального жилья в соответствии с Распоряжением Мэрии г. Москвы от <...> г. N <...>, отцу истца, истцу, его жене и сыну, как очередникам округа, выделена для проживания 3-комнатная квартира по адресу: <...>, с оформлением договора мены в установленном порядке; вторым пунктом Распоряжения было указано: снять с учета очередников округа семью М.В. 4 человека, как обеспеченную жилой площадью. Впоследствии было установлено, что в Распоряжение Мэрии г. Москвы от <...> г. N <...> руководителем КМЖ были незаконно внесены изменения, а именно: первоначально текст Распоряжения содержал указание, что квартира по адресу: <...> выделяется семье М.В. в составе его семьи: М.В. (сын), М.И. (жена сына), М.А. (внук) с оформлением договора мены в установленном порядке, а далее было допечатано: и собственникам - К.В., К.О., Р. Вследствие внесенных изменений текст Распоряжения полностью утратил свой первоначальный смысл: вместо предоставления им (истцам) в пользование как семье состоящей на учете и нуждающейся в улучшении жилищных условий отдельной квартиры, квартира была предоставлена К-вым и М.В. взамен принадлежащей им и подлежащей сносу квартиры по адресу: <...>, и с которыми <...> г. был заключен договор мены жилых помещений. В свою очередь они (истцы) были вселены в квартиру по адресу: <...> вместе с К-ми, сняты с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. В результате внесения таких изменений в Распоряжение Мэрии N <...> от <...> г. нарушены их (истцов) права: без обеспечения жилым помещением они сняты с учета как нуждающиеся в улучшении жилищных условий. Поскольку вступившим в законную силу решением Гагаринского районного суда г. Москвы от <...> г. установлена незаконность внесения изменений в Распоряжение N <...>, следовательно договор мены должен быть приведен в соответствие с законным Распоряжением. Так как в Распоряжении указано, что квартира N <...> выделяется семье М.В., 4 чел. (он, сын, жена, внук) с оформлением договора мены в установленном порядке, то есть квартира должна быть передана по договору мены М.В., правопреемником которого является он (истец М.В.) как наследник первой очереди по закону, в связи с чем просят суд: во исполнение Решения Гагаринского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2009 г. устранить в полном объеме допущенное нарушение прав М.В. на владение всей квартирой расположенной по адресу: <...>; признать за М.В. право собственности на не принадлежавшие ему на праве собственности 3/4 квартиры; признать за М.В. в порядке наследования по закону право собственности на 3/4 доли квартиры <...>; истребовать 3/4 доли квартиры из незаконного владения К.О., К.В., Р. (ныне Ш.О.); исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю квартиры по адресу: <...> на имя К.О. от 25 августа 2006 г.; исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю квартиры по адресу: <...> на имя К.В. от 25 августа 2006 г.; исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю квартиры по адресу: <...> на имя Р. (Ш.О.) от 25 августа 2006 г. (л.д. 5 - 8). Дело, на основании части 3 ст. 167 ГПК РФ рассмотрено в отсутствие неявившихся истцов М-вых, их представителей, с учетом их надлежащего извещения о месте и времени рассмотрения дела, неявки в суд без уважительной причины. Представитель Ответчиков К.В., К.О., Ш.О. по доверенностям - И., в суд явился, требования истцов не признал, просил в иске отказать. Указал, что истцами заявлено требование о признании права собственности на 3/4 доли квартиры за умершим, что недопустимо в силу ГК РФ; истцами пропущены сроки исковой давности по оспариванию договора мены, что установлено вступившими в законную силу судебными решениями; в Распоряжение, на которое истцы ссылаются как на основание своих требований, Префектом внесены соответствующие изменения, в связи с чем Распоряжение в том виде в котором указывают истцы в своем иске в настоящее время уже не существует. Представитель ДЖПиЖФ г. Москвы по доверенности П. в суд явилась, требования М-вых не признала, просила в иске отказать. Пояснила, что в Распоряжении, на которое ссылаются истцы, была изначально допущена техническая ошибка. Так как 3-е из 4-х сособственников квартиры в ней не были зарегистрированы и вместо них в квартире была зарегистрирована семья истцов М-вых, то исполнитель текста, имея на руках выписку из домовой книги, посчитала, что лица зарегистрированные в квартире, и есть ее собственники, в связи с чем в тексте Распоряжения было указано, что квартира выделяется М.В. и истцам с оформлением договора мены в установленном порядке и снятии их с регистрационного учета. В дальнейшем эта ошибка была выявлена и устранена путем допечатки в Распоряжение текста, что квартира предоставляется М.В., К-вым, Р. в собственность взамен квартиры на <...> Квартира N <...> была предоставлена по договору мены М.В., К-вым, Р. в собственность, истцам М-вым - с правом проживания и пользования в этой квартире. М-вы знали об условиях договора мены, его не оспаривали. 23.11.2009 г. в Распоряжение N <...> от <...> г. внесены изменения и дополнения. Распоряжение в том виде, в котором указывают истцы в своем иске, в настоящее время уже не существует. Правовые основания для удовлетворения требований истцов отсутствуют.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просят истцы как незаконного. Судебная коллегия нашла возможным рассмотрение дела в отсутствие истцов, извещенных надлежаще при отложении дела судебной коллегией Мосгорсуда.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя ответчика К.В. по доверенности И., считает, что решение судом постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Материалами дела установлено, что М.В., М.И. являлись собственниками в порядке приватизации однокомнатной квартиры по адресу: <...>, в которой были зарегистрированы и постоянно проживали вместе со своим несовершеннолетним на тот период сыном - М.А.; К.В., К.О., Ш.О. (Р.) и М.В. (отцу истца М.А. и ответчика К.В.) принадлежала двухкомнатная квартира <...> по ул <...>; 10.03.1995 г., 31.03.1995 г. истцы сняты с регистрационного учета из принадлежащей им однокомнатной квартиры и зарегистрированы в двухкомнатную квартиру <...> по ул <...>, принадлежащую ответчикам К.В., К.О., Ш.О. (Р.). Из дела следует, что 02.08.1995 года истцами М.В., М.И. принадлежащая им однокомнатная квартира продана С.; 08 июля 1998 г. Заместителем префекта ЮЗАО гор. Москвы Т. издано Распоряжение N <...>, согласно которому семье М.В., состоящей из 4 человек (он, его сын (истец М.А.), жена сына (истица М.И.), внук (истец М.А.) выделить 3-комнатную квартиру в доме-новостройке по адресу: <...> с оформлением договора мены в установленном порядке; семья М.В. (истцы М-вы) снята с учета очередников округа, как обеспеченные жилой площадью (л.д. 9); в указанное Распоряжение N <...> Руководителем КМЖ внесены исправления.

Из дела установлено, что на основании Распоряжения с внесенными в него изменениями 29.09.1998 года Комитетом муниципального жилья Правительства г. Москвы с М.В., Р (Ш.О.), К.В., К.О. заключен договор мены жилых помещений, находящихся в собственности физических лиц и находящихся в муниципальной собственности в связи с отселением, по условиям которого Мосжилкомитету в распоряжение переходит квартира, расположенная по адресу: <...>, а М.В., К.В., Р. (Ш.О.), К.О. в равнодолевую собственность - квартира <...>; истцы М.В., М.И., М.А. право пользования данной квартирой до снятия с регистрационного учета.

Суд установил, что договор мены <...> г. зарегистрирован в реестре КМЖ, реестровая запись N <...>; <...> г. М.В. и истцы М-вы зарегистрированы в выделенную квартиру <...>; Ответчики К.В., К.О., Ш.О. (Р.) в данной квартире не зарегистрированы.

Из дела следует, что 05 января 2000 г. М.В. умер. Суд установил, что наследником по закону первой очереди к имуществу умершего, принявшим наследство, является истец М.В., которому нотариусом гор. Москвы К <...> г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 1/4 долю в спорной квартире <...> 04 августа 2000 г. М.В., зарегистрировано право собственности на 1/4 долю указанной квартиры.

Материалами дела установлено, что 25 августа 2006 г. за К.В., К.О. и Ш.О. зарегистрировано их право собственности в спорной квартире, по 1/4 доли за каждым.

Вступившим в законную силу решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2009 г. признаны незаконными действия Департамента муниципального жилья и жилищного фонда г. Москвы по внесению исправлений в Распоряжение N <...> от <...> г. (л.д. 10 - 17). Распоряжением N <...> от <...> г. "о внесении изменений и дополнений в распоряжение заместителя префекта ЮЗАО от <...> г. <...> "О выделении жилой площади по переселению семьи М.В. с оформлением договора мены" внесены изменения и дополнения в распоряжение заместителя префекта ЮЗАО от <...> г. N.... В соответствии со ст. 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод. Из дела следует, что, обращаясь в суд с указанными требованиями, истцы исходят из того, что спорная квартира N <...> по ул <...> выделялась им (М-вым) как очередникам округа нуждающимся в улучшении жилищных условий (учетное дело N <...>), а внесением Руководителем КМЖ исправлений в тексте Распоряжения N <...> от <...> г. нарушены их права в той части, что квартира предоставлена в собственность умершему М.В., К.В., К.О., Р. (Ш.О.), и поскольку вступившим в законную силу решением суда в действия руководителя КМЖ по внесению исправлений в Распоряжение признаны незаконными, заявленные ими (истцами) в настоящем иске требования являются способом устранения допущенных УДЖПиЖФ г. Москвы их (М-вых) прав. Суд правомерно принял во внимание возражения представителя ДЖПиЖФ по г. Москве о том, что в первичном тексте Распоряжения исполнителем была допущена техническая ошибка в части указания, что квартира N 134 выделяется истцам М-вым как очередникам округа, т.к. он соответствует ст. 38 Жилищного кодекса РСФСР, действующей на момент переселения семьи М-вых, согласно которой норма жилой площади устанавливается в размере двенадцати квадратных метров на одного человека. В силу статьи 39 Жилищного кодекса РСФСР, сверх нормы жилой площади отдельным категориям граждан предоставляется дополнительная жилая площадь в виде комнаты или в размере десяти квадратных метров. Гражданам, страдающим тяжелыми формами некоторых хронических заболеваний, а также гражданам, которым эта площадь необходима по условиям и характеру выполняемой работы, размер дополнительной жилой площади может быть увеличен. Порядок и условия предоставления дополнительной жилой площади и перечень категорий граждан, имеющих право на ее получение, устанавливаются законодательством Союза ССР. Суд правомерно отметил, что на момент переселения М-вых из квартиры N <...> действовало Положение о порядке учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в гор. Москве, утвержденное Постановлением Московской Городской думы от <...> г. N <...> В соответствии с п. 3 указанного Положения, предоставление жилых помещений по договору социального найма осуществляется по норме предоставления жилых помещений. Норма предоставления жилого помещения составляет 18 квадратных метров общей площади на одного человека (социальная норма). В зависимости от конструктивных особенностей предоставляемого жилого помещения допускается предоставление жилого помещения свыше социальной нормы: на семью из одного человека - до 33 квадратных метров общей площади, на семью из двух человек - до 42 квадратных метров общей площади. Суд пришел правомерно к выводу о том, что в соответствии с размером социальной нормы, закрепленной пунктом 3 названного Положения, семье М-вых состоящей из трех человек как нуждающимся в улучшении жилищных условий должна была быть предоставлена квартира общей площадью 54 кв. м. Из дела видно, что общая площадь спорной трехкомнатной квартиры N <...> составляет 79,7 кв. м, что, как правильно указал суд, значительно превышает площадь жилого помещения, которое могло было быть предоставлено истцам как очередникам на улучшение жилищных условий с учетом социальной нормы; право истцов на получение ими дополнительной жилой площади не подтверждено. Пунктом 6 названного Положения предусмотрено, что при предоставлении жилого помещения по договору социального найма гражданин и члены его семьи обязаны освободить и передать в установленном порядке ранее занимаемое жилое помещение, не вселять в него иных граждан и не совершать иных действий, препятствующих освобождению жилого помещения, кроме случаев предоставления жилого помещения с учетом ранее занимаемого жилого помещения. Исходя из вышеприведенных положений, суд правомерно посчитал, что при решении вопроса о выделении семье М-вых жилого помещения как нуждающимся в улучшении жилищных условий, должно было приниматься во внимание произведенное ими в 1995 г. отчуждение принадлежащей им однокомнатной квартиры, что повлияло бы на размер площади выделяемого им жилого помещения в порядке улучшения жилищных условий в сторону ее (площади) уменьшения. Учитывая изложенные обстоятельства, суд обоснованно полагал, что спорная 3-комнатная квартира N <...>, площадью 79,7 кв. м, не могла быть выделена М-вым в порядке улучшения их жилищных условий. Поэтому суд правомерно посчитал обоснованными доводы представителя ДЖПиЖФ г. Москвы о допущенной ошибке в тексте первичного Распоряжения. Кроме того, суд правомерно исходил из того, что в подтверждение наличия в первичном тексте Распоряжения N <...> технической ошибки указывает также то обстоятельство, что договор мены квартир с истцами М-ми не мог быть заключен, поскольку истцы не являлись собственниками квартиры <...>; в 1995 году были вселены в квартиру как члены семьи собственника жилого помещения. Суд также обоснованно посчитал, что спорная трехкомнатная квартира N <...> не могла быть выделена М.В. в порядке обмена на принадлежащую ему 1/4 долю в двухкомнатной квартире N <...> в его единоличную собственность, ввиду отсутствия правовых оснований к этому.

Суд установил, что изданием <...> г. Распоряжения N <...> "О внесении изменений и дополнений в распоряжение заместителя префекта ЮЗАО от <...> N <...> "О выделении жилой площади по переселению семье М.В. с оформлением договора мены" внесены изменения и дополнения в Распоряжение заместителя префекта ЮЗАО от <...> N <...>; с внесенными изменениями пункт 1 первичного Распоряжения N <...> от <...> г. о выделении спорной квартиры N <...> семье М.В. и истцам М-вым, на и основании которого истцы заявляют свои требования, утратил свое действие. Суд правомерно исходил из того, что данное обстоятельство является основанием для отказа истцам в удовлетворении заявленных ими требований.

Судебная коллегия находит, что суд правильно применил материальный закон, установил обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. ст. 196, 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было. Доводы кассационной жалобы о нарушении судом при рассмотрении дела ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что представитель истцов был извещен под роспись о слушании дела 1 марта 2010 г. (л.д. 135). Кроме того, из дела видно, что рассмотрение дела неоднократно откладывалось, однако истцы, извещенные о слушании дела, на заседания не являлись. Суд правомерно исходил из того, что их действия направлены на затягивание дела. Данных об уважительных причинах неявки надлежаще извещенного представителя истцов на заседание, не имеется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 362 ГПК РФ,

Судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 01 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь