Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 33-20711

 

Судья: Грицких А.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Казаковой О.Н., Дедневой Л.В.

с участием прокурора Ларионовой О.Г.

при секретаре П.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе М. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 10 декабря 2009 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований М. к ФГУ Поликлиника N 3" Управления делами Президента РФ о признании незаконными приказов о наложении дисциплинарных взысканий, признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда - отказать в полном объеме.

 

установила:

 

М. обратилась в суд к ФГУ "Поликлиника N 3" Управления делами Президента РФ с иском о признании приказов о наложении дисциплинарных взысканий незаконными, признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что приказом N 341-л от 25 августа 2009 года она была уволена ответчиком с должности начальника отдела кадров по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, однако увольнение является незаконным, поскольку у ответчика отсутствовали основания к ее увольнению и был нарушен установленный законом порядок увольнения, причиной ее увольнения послужили личные неприязненные отношения к ней со стороны и.о. главного врача Ш.Е., до издания приказа об увольнении у нее не были затребованы письменные объяснения. Кроме того, истец указала, что до увольнения к ней были применены меры дисциплинарного взыскания, которые также являются незаконными. Так, приказом N 154 от 4 августа 2009 года, за игнорирование требований приказа N 149 от 31 июля 2009 года, ей был объявлен выговор; при этом на основании приказа от 31 июля 2009 года она должна была передать ключи от сейфа и всю документацию и.о. зам. главного врача по кадрам С.М.Б. 31 июля 2009 года, однако выполнить указанный приказ она не могла, так как была ознакомлена с ним только 3 августа 2009 года; поскольку ее рабочий кабинет N 910 был опечатан, то она не могла приступить к выполнению своих обязанностей, в связи с чем ею была подана служебная записка на имя и.о. главного врача, в которой она выразила согласие исполнить требования приказ при условии, что ее отстранение от исполнения должностных обязанностей будет оформлено надлежащим образом. Приказом N 155 от 7 августа 2009 года к ней, за нарушение правил внутреннего трудового распорядка и невыполнение письменных распоряжений и.о. главного врача, было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора, однако данное дисциплинарное взыскание является незаконным, поскольку письменные объяснения до привлечения к дисциплинарной ответственности у нее истребованы не были. Приказом N 158 от 17 августа 2009 года ей, за отсутствие организации своевременного и правильного учета личного состава (сотрудников) поликлиники и предоставление искаженных данных по перерегистрации прикрепленного к поликлинике N 4 контингента, проводимой в соответствии с указаниями Управления делами Президента РФ, было объявлено дисциплинарное взыскание в виде замечания. Данный приказ также, по мнению истца, является незаконным, поскольку он не конкретизирован, в нем отсутствует перечень искаженных данных по перерегистрации и не указано, в чем конкретно и.о. главного врача усмотрела ее виновные действия.

В этой связи истец просила признать незаконными приказы о применении к ней дисциплинарных взысканий N 154 от 4 августа 2009 года, N 155 от 7 августа 2009 года, N 158 от 17 августа 2009 года, признать незаконным увольнение, произведенное на основании приказа N 341-л от 25 августа 2009 года, восстановить на работе в должности начальника отдела кадров, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере <...> рублей.

В судебное заседание истец и ее представитель явились, исковые требования поддержали.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, против удовлетворения требований истца возражал по основаниям, изложенным в письменном отзыве.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец в кассационной жалобе.

Проверив материалы, выслушав истца, представителей ответчика - адвоката Човгуна В.Л. и по доверенности С.М.Б., заслушав прокурора, полагавшего решение суда незаконным и подлежащим отмене, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 21 ТК РФ, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать трудовую дисциплину.

В силу п. 5 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81 или пунктом 1 статьи 336 настоящего Кодекса, а также пунктом 7 или 8 части первой статьи 81 настоящего Кодекса в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В силу п. 33 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Согласно п. 34 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

В соответствии с п. 35 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

К таким нарушениям, в частности, относится отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда (статья 162 ТК РФ), так как в силу трудового договора работник обязан выполнять определенную этим договором трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка (статья 56 ТК РФ).

Таким образом, в силу вышеприведенных норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности. Не может рассматриваться как должностной проступок неисполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по причинам, не зависящим от работника (например, из-за отсутствия необходимых материалов, нетрудоспособности).

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом по делу установлено, что 28 апреля 2008 истец была принята на работу к ответчику на должность начальника юридического отдела и с ней был заключен трудовой договор N 1669.

В соответствии с дополнительным соглашением N 2 к трудовому договору, истец была переведена на должность начальника отдела кадров с 2 февраля 2009 года.

Согласно должностной инструкции, с которой истец была ознакомлена, начальник отдела ФГУ "Поликлиника N 3" Управления делами Президента РФ, в том числе, возглавляет работу по укомплектованию поликлиники работниками требуемых профессий, специальности и квалификации; подготавливает, а при необходимости направляет на согласование в вышестоящую организацию штатное расписание поликлиники и текущие изменения к нему; принимает участие в разработке кадровой политики и стратегии поликлиники; осуществляет работу по отбору, отбору и расстановке кадров, контролирует правильность использования работников в подразделениях поликлиники; организует: своевременное оформление приема, перевода и увольнения работников в соответствии с трудовым законодательством, положениями, инструкциями и приказами главного врача, учет личного состава, хранение и заполнение трудовых книжек, ведение установлено документации по кадрам, обеспечивает составление установленной отчетности по учету личного состава и работе с кадрами.

Приказом N 341-л от 25 августа 2009 года М. была уволена с занимаемой должности по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Основанием для издания данного приказа послужил приказ N 154 от 4 августа 2009 года, приказ N 155 от 7 августа 2009 года, приказ N 158 от 17 августа 2009 года и протокол заседания профсоюзного комитета N 19 от 25 августа 2009 года.

Также суд установил, что Приказом N 154 от 4 августа 2009 года, за игнорирование требований приказа N 149 от 31 июля 2009 года, выразившееся в затягивании и отвлечении от основной работы сотрудников комиссии, М. был объявлен выговор.

Основанием для издания данного приказа послужила служебная записка и.о. зам. главного врача С.М.Б., Акт комиссии от 31 июля 2009 года и Акт комиссии от 3 августа 2009 года.

Приказом N 116 от 29 июня 2009 года М. была назначена ответственной за ведение, хранение, учет трудовых книжек и вкладышей к ним.

На основании приказов N 148 и N 149 от 31 июля 2009 года, приказ N 116 от 29 июня 2009 года был отменен, и принято решение о передаче ключей от сейфов и всей документации (трудовых книжек и вкладышей к ним, личных дел) и.о. зам. главного врача по кадрам С.М.Б.

При этом в приказах N 148 и N 149 имеется запись о том, что М. была ознакомлена с ними 31 июля 2009 года, однако от подписи в них отказалась, о чем был составлен Акт от 31 июля 2009 года, с которым истец ознакомилась и выразила несогласие с ним.

В журнале приказов имеется запись о том, что приказы были М. получены 3 августа 2009 года.

Согласно Акту от 3 августа 2009 года, истцу был повторно передан приказ N 148 от 31 июля 2009 года, однако истец от передачи ключей от сейфов и документации отказалась, указав, что ей необходим приказ, снимающий с нее ответственность за хранение данных ключей и документов.

4 августа 2009 года и.о. зам. главного врача по кадрам С.М.Б. на имя главного врача была подана служебная записка о блокировании М. работы комиссии, неисполнении приказа N 149 от 31 июля 2009 года и игнорировании его распоряжений.

3 августа 2009 года и 4 августа 2009 года истцом на имя и.о. главного врача были поданы служебные записки с изложением объяснений по указанным фактам.

Приказом N 155 от 7 августа 2009 года к истцу, за нарушение правил внутреннего трудового распорядка и невыполнение письменных распоряжений и.о. главного врача, было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Основанием для привлечения истца к дисциплинарной ответственности послужила служебная записка бухгалтеров С.М.Ю., Л., Ц. от 29 июля 2009 года, служебная записка главного бухгалтера К. о том, что по состоянию на 28 июля 2009 года в бухгалтерию поликлиники не поступило штатное расписание учреждения на 1 января 2009 года и все изменения к нему, докладная записка и.о. начальника отдела кадров Ш.В. от 29 июля 2009 года.

31 июля 2009 года М. были даны письменные поручения о предоставлении оригинала штатного расписания с изменениями, издании приказа о приеме-сдаче ключей от кассы, платных кабинетов, издании приказов о нахождении в здании в нерабочее время, об обязании передать приказы, даче объяснений об отсутствии штатного расписания с изменениями.

Издание и.о. главного врача указанных выше поручений подтверждается журналом 26.1.11 учета сдачи и исполнения поручений главного врача ФГУ "Поликлиника N 3" Управления делами Президента РФ, в котором имеются записи о получении 31 июля 2009 года в 10.10 - 10.15 часов истцом заданий за N 4, 6, 7, 8, 11 и неисполнении истцом указанных поручений по состоянию на 16.45 часов.

Кроме того, 31 июля 2009 года, в нарушение правил внутреннего трудового распорядка, М. самостоятельно покинула рабочее место раньше установленного времени, что не оспаривалось ею в объяснительной записке от 6 августа 2009 года.

Приказом N 158 от 17 августа 2009 года, истцу, за отсутствие организации своевременного и правильного ведения и учета личного состава (сотрудников) поликлиники и представление искаженных данных о перерегистрации прикрепленного к поликлинике N 4 контингента, проводимой в соответствии с указаниями Управления делами Президента РФ, было объявлено замечание.

Основанием для издания приказа послужил факт направления в ГМУ Управления делами Президента РФ, со сроком представления до 6 июля 2009 года, сведений, содержащих неточные данные о сотрудниках поликлиники.

Приказом N 341-л от 25 августа 2009 года истец была уволена с занимаемой должности по п. 5 ст. 81 ТК РФ.

Основанием к увольнению истца послужили нарушения, выявленные комиссией по приему-передаче трудовых книжек, ключей, личных дел сотрудников, изложенные в служебной записке от 10 августа 2009 года, согласно которой в отделе кадров отсутствует учет, штатно-должностная книга не ведется, штатное расписание с изменениями отсутствует, отсутствует номенклатура дел, книг, журналов, документация, которая должна вестись в отделе кадров, обязанности между сотрудниками распределяются формально, должностных инструкций не имеется, книга приказов по личному составу не пронумерована, не прошнурована, печатью не скреплена и не подписана, не зарегистрирована, содержит неоговоренные исправления, трудовые книжки не заполняются и записи в них не вносятся, в личных делах сотрудников отсутствуют должностные инструкции и дополнения к трудовым договорам связи с произведенным 1 декабря 2008 года переходом на новые условия оплаты труда, отсутствует (утрачено) личное дело главного бухгалтера К.

От ознакомления с данной служебной запиской истец отказалась, о чем свидетельствует Акт от 10 августа 2009 года.

Также факт наличия недостатков в работе отдела кадров был отражен в Акте ревизии ФХД, проведенной КРУ Управления делами Президента РФ в период с 26 июля 2009 года по 24 августа.

21 августа 2009 года ответчиком в профсоюзный комитет был направлен проект приказа о расторжении трудового договора с М.

25 августа 2009 года состоялось расширенное заседание профсоюзного комитета, на котором, согласно протоколу N 19, присутствовала и истец, что ею не оспаривалось входе слушания дела.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе показаниям допрошенных в ходе слушания дела свидетелей, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении требований о признании незаконными приказов N 154 от 4 августа 2009 года, N 155 от 7 августа 2009 года, N 158 от 17 августа 2009 года, поскольку у ответчика имелись основания для применения к истцу дисциплинарных взысканий в виде выговоров и замечания и был соблюден установленный законом порядок применения дисциплинарных взысканий, так как факт ненадлежащего исполнения истцом возложенных на нее трудовых обязанностей нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, доказательства уважительности неисполнения должностных обязанностей истцом представлены не были, перед применением дисциплинарных взысканий у истца были затребованы письменные объяснения по фактам совершенных проступков,

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции в данной части является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований в указанной части основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил требования истца о признании незаконными приказов о применении к ней дисциплинарных взысканий в виде выговоров и замечаний, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, в данной части являются необоснованными, направлены на иное толкование норм закона, переоценку собранных по делу доказательств, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов и не могут служить основанием для отмены решения суда в указанной части.

Между тем, выводы суда первой инстанции о законности увольнения истца с занимаемой должности по п. 5 ст. 81 ТК РФ судебная коллегия полагает неправомерными, а решение суда в части отказа истцу в удовлетворении требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда - незаконным и подлежащим отмене в данной части, по следующим основаниям.

Разрешая требования М. в указанной части, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у ответчика оснований к увольнению истца по п. 5 ст. 81 ТК РФ и соблюдении им установленного ст. 193 ТК РФ порядка увольнения.

Однако с данными выводами суда первой инстанции нельзя согласиться, поскольку они были сделаны без учета положений ст. 193 ТК РФ и без исследования значимых для дела обстоятельств.

Так, суд первой инстанции указал, что порядок применения к М. взыскания в виде увольнения по п. 5 ст. 81 ТК РФ в части истребования у нее объяснений по факту совершенного проступка работодателем был соблюден, поскольку от дачи объяснений истец 10 августа 2009 года отказалась, о чем был составлен соответствующий акт (л.д. 156).

Также суд сослался на показания допрошенного в ходе слушания дела свидетеля С.М.Б., подписавшего указанный акт.

Вместе с тем, из материалов дела и объяснений истца усматривается, что 10 августа 2009 года истец обратилась за медицинской помощью в поликлинику по месту работы и в тот же день ей был открыт листок нетрудоспособности (л.д. 177).

Согласно представленной в дело копии медицинской карты М. и Журнала регистрации амбулаторных больных, 10 августа 2009 года в 10 часов истец обратилась за медицинской помощью к терапевту, который направил ее к врачу-психиатру, после чего в 11-40 истцу был выдан листок нетрудоспособности.

В этой связи суду первой инстанции надлежало исследовать обстоятельства истребования у истца письменных объяснений 10 августа 2009 года и проверить доводы истца о том, что 10 августа 2009 года ответчик не истребовал у нее объяснения, так как в указанный день ей был открыт листок нетрудоспособности, о чем работодателю было известно, и на рабочем месте она отсутствовала.

Более того, суд первой инстанции не принял во внимание и не дал оценку показаниям свидетеля С.М.Б., данным в судебном заседании 9 декабря 2009 года (л.д. 180), согласно которым истец была уволена за невыполнение своих обязанностей, поскольку работа кадров не была организована полностью, не велись трудовые книжки сотрудников, в личных делах сотрудников отсутствовали должностные инструкции, штатного расписания не было, книга приказов не велась, номенклатура не велась, было потеряно личное дело главного бухгалтера, однако объяснения по этому поводу он не брал.

Данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела и нуждаются в проверке.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции в части отказа М. в удовлетворении требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, является незаконным и подлежит отмене.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, исследовать все юридически значимые по делу обстоятельства, проверить доводы сторон и постановить решение в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 10 декабря 2009 года в части отказа М. в удовлетворении требований к ФГУ "Поликлиника N 3" Управления делами Президента РФ о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда - отменить, а дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В остальной части решение Мещанского районного суда г. Москвы от 10 декабря 2009 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь