Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 33-22090

 

Судья: Талыкова Т.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Огановой Э.Ю.,

судей Горновой М.В., Казаковой О.Н.

при секретаре П.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Казаковой О.Н.

дело по кассационной жалобе представителя истцов Д., Д.Ц. по доверенности - С. на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении иска Д., Д.Ц. к Д.Л. о признании недействительным договора купли-продажи трехкомнатной квартиры N <...>, расположенной по адресу: <...>, заключенного 12 января 2007 года между Д., Д.Ц. и Д.Л., удостоверенного нотариусом города Москвы С.В., зарегистрированного в реестре за N 1 <...>, зарегистрированного 13 февраля 2007 года в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве за N <...> - отказать,

 

установила:

 

Спорная жилая площадь представляет собой трехкомнатную квартиру N <...>, расположенную по адресу: <...>.

Собственником данной квартиры и в следующих долях являлись: Д. - в 1/3 доле, ее супруг Д.Ц. - в 2/3 долях.

12 января 2007 года Д., Д.Ц. произвели отчуждение своей квартиры, заключив договор купли-продажи с Д.Л.

Цена договора составила: за 2/3 доли - <...>; за 1/3 доли - <...>.

Стоимость всей квартиры составила <...>, которые продавец должен был передать покупателям в день государственной регистрации, которая состоялась 13 февраля 2007 года.

Истцы Д., Д.Ц. обратились в суд с иском к ответчице Д.Л. о признании указанного договора купли-продажи недействительным, мотивируя тем, что они являются одинокими людьми и инвалидами, в период с 2000 года по 2002 год умерли их сын и дочь, ответчик уговорила их заключить договор купли-продажи, пообещав осуществлять за ними постоянный уход, обеспечить им посещение врачей, обеспечить их лекарствами, производить оплату коммунальных услуг, а после смерти - осуществить их погребение, на момент заключения договора они страдали заболеваниями глаз в виде глаукомы, катаракты, старческой тугоухости, ничего не видели и плохо слышали. В начале 2009 года Д. ослепла на оба глаза, и только после операции в мае 2009 года она обнаружила, что между ними и ответчицей Д.Л. был заключен договор купли-продажи квартиры, в то время как они думали, что заключен договор ренты, который они и были намерены заключить. Кроме того, денежные средства от продажи квартиры им ответчицей переданы не были. В результате продажи квартиры они были лишены денежного содержания с иждивением, и, будучи пожилыми людьми, остались без жилья.

Истец Д. в судебное заседание не явилась, представитель истца по доверенности С. исковые требования поддержала.

Истец Д.Ц. в судебное заседание не явился, представитель истца по доверенности С. исковые требования поддержала.

Ответчик Д.Л. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала.

3-е лицо - нотариус города Москвы С.В. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие.

3-е лицо - представитель Отделения по району Ясенево ОУФМС России по г. Москве в ЮЗАО в судебное заседание не явился, о времени и месте разбирательства дела извещен надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в кассационной жалобе просит представитель истцов Д., Д.Ц. по доверенности - С.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истцов по доверенности А., представителя ответчика по доверенности С.А., ответчика Д.Л., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями ст. 160, 166, 167, 168, 178, 179 ГК РФ.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Под заблуждением в смысле ст. 178 ГК РФ понимается неправильное, ошибочное, не соответствующее действительности представление лица об элементах совершаемой им сделки, когда внешнее выражение воли лица не соответствует ее подлинному содержанию.

В соответствии со ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Существенным признается заблуждение относительно тождества предмета сделки, то есть полное совпадете реального предмета сделки с представлением стороны, совершающей сделку.

Судом первой инстанции установлено, что спорная жилая площадь представляет собой трехкомнатную квартиру N <...>, расположенную по адресу: <...>, принадлежавшая: Д. - в 1/3 доле, ее супругу Д.Ц. - в 2/3 долях.

Стоимость всей квартиры при продаже составила <...>, которые по условиям договора покупатель Д.Л. должна была передать в день государственной регистрации истцам. Регистрация сделки состоялась 13 февраля 2007 года.

Обратившись с иском Д., Д.Ц. ссылаются на то, что они являются одинокими людьми и инвалидами, ответчик уговорила их заключить договор купли-продажи, пообещав осуществлять за ними постоянный уход, обеспечить возможность посещения врачей, обеспечить их лекарствами, производить оплату коммунальных услуг, а после их смерти осуществить их погребение, а также указали, что на момент заключения договора они страдали заболеваниями глаз, плохо слышали. Кроме того, денежные средства от продажи квартиры им ответчицей переданы не были, они были лишены денежного содержания с иждивением, и, будучи пожилыми людьми, остались без жилья.

Между тем, оспариваемый договор был заключен 12 января 2007 года, то есть за три года обращения истцов с настоящим исковым заявлением, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно указал, что на момент заключения договора Д. слепотой не страдала, а кроме того, участником договора также являлся ее супруг Д.Ц., который не страдал заболеванием глаз. Пониженное зрение полной слепотой не является, соответственно, не является препятствием к заключению договора.

Как усматривается из оспариваемого договора, он истцами был подписан собственноручно. Правом, предоставленным им ч. 3 ст. 160 ГК РФ истцы не воспользовались.

Как усматривается из материалов дела, 12 января 2007 года истцы выдали на имя Е. доверенность, которой уполномочивали последнего быть их представителем в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве по вопросу регистрации перехода прав собственности и договора купли-продажи спорной квартиры.

Кроме того, в данной доверенности речь идет конкретно о договоре купли-продажи. Данная доверенность также истцами подписана собственноручно в присутствии нотариуса, никем не оспорена.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод, что, данное обстоятельство свидетельствует о том, что истцам было известно о заключении конкретно договора купли-продажи.

Кроме того, в как усматривается из доверенностей, выданных истцами 17 июля 2009 года на имя А., на право представления их интересов в суде, данные доверенности также истцами подписаны собственноручно.

Как усматривается из оспариваемого договора, нотариусом сторонам были разъяснены требования закона, связанные с правами собственности на жилое помещение, в частности положения статей 25, 26, 29, 30, 36 ЖК РФ, статей 256, 288, 292, 421 (свобода договора), 450, 460 (обязанность продавца передать товар свободным от прав третьих лиц) 557, 558 (особенности продажи жилых помещений (п. 14 договора) и, после соответствующих разъяснений нотариуса, договор истцами был заключен и подписан.

Кроме того, как усматривается из п. 5 оспариваемого договора, стороны пришли к соглашению, что до момента снятия с регистрационного учета в органах внутренних дел г. Москвы Д.Ц., Д. сохраняют за собой право безвозмездного пользования и проживания в указанной квартире.

В судебном заседании установлено, что с момента заключения договора истцы беспрепятственно проживают в квартире и пользуются ею, их права пользования ни ответчицей ни иными лицами не ограничено, каких-либо требований о лишении истцов прав пользования жилым помещением ответчицей заявлено не было. Поскольку истцы имеют права бессрочного пользования спорной квартирой и их права никем не ограничены, их доводы о том, что в связи с заключением оспариваемого договора они лишились жилья, не основаны на фактических обстоятельствах дела.

Согласно акту передачи недвижимости в виде спорной квартиры от 13 февраля 2007 года, продавец передал, а покупатель принял вышеуказанную квартиру, расчеты произведены полностью, материальных претензий не имеется. Данный акт истцами подписан.

Как усматривается из показаний свидетеля Щ. Ч., каких-либо затруднений в общении, связанных с отсутствием зрения или слуха истцов, не было.

Аналогичные показания дал и свидетель Ф., также показавший, что до заключения договора истцы сами предлагали ответчице заключить договор, несколько раз посещали нотариуса, выбирали варианты договоров, нотариусом им было предложено заключить договор ренты, однако Д. от заключения договора ренты отказалась. При заключении договора купли-продажи он истцам был оглашен нотариусом, его условия нотариусом истцам были прочитаны.

Как усматривается из материалов дела, постановлением оперуполномоченного 4 ОРЧ ОБЭП УВД по ЮЗАО г. Москвы З. от 15 сентября 2009 года, вынесенным по обращениям Д.Ц. и Д., в отношении Д.Л. было отказано в возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что доводы истцов о том, что на момент заключения оспариваемого договора они находились под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение для его совершения, и обмана со стороны Д.Л., не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Перечень оснований для признания сделки недействительной перечислен в параграфе 2 Главы 9 ГК РФ. Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Судом установлено, что на момент заключения оспариваемого договора истцы обладали достаточными зрением, слухом, уровнем образования, позволяющими беспрепятственно заключить оспариваемый договор, а также определить и понимать его правовую природу.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемый договор на момент его заключения в полной мере соответствовал требованиям закона и волеизъявлению сторон.

Доводы кассационной жалобы не содержат указаний на обстоятельства, которые могли бы служить основанием к отмене решения суда. Указанные доводы направлены на переоценку обстоятельств, которые суд первой инстанции исследовал и дал надлежащую оценку.

При вынесении решения суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения в указанной части, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь