Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 33-22142

 

Судья: Полосина Н.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, в составе: председательствующего Базьковой Е.М.,

судей Шерстняковой Л.Б. и Дегтеревой О.В.,

с участием прокурора Шаповалова Д.В.

и адвоката Кисловой Е.И.,

при секретаре С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Шерстняковой Л.Б. гражданское дело по кассационным жалобам представителя ответчика Г. по доверенности А., третьего лица Ц. на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 30.04.2010 года, которым постановлено:

"Истребовать квартиру, расположенную по адресу: <...> из владения Г. в собственность г. Москвы.

Выселить Г. с несовершеннолетней Г., <...> г.р., из квартиры, расположенной по адресу: <...> без предоставления другого жилого помещения со снятием с регистрационного учета по месту жительства.

Решение является основанием для погашения записи о праве собственности Г на квартиру, расположенную по адресу: <...>, общей площадью 34,7 кв. м, жилой площадью 20,9 кв. м в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и регистрации права собственности г. Москвы на указанный объект.",

 

установила:

 

УДЖП и ЖФ г. Москвы уточняя требования, обратилось в суд с иском к Г. об истребовании имущества - квартиры N <...>, расположенной по адресу: <...> из чужого незаконного владения Г., о прекращении права собственности Г. на спорную квартиру, передачи ее с собственность города Москвы, выселении Г. с несовершеннолетней Г., <...> года рождения, из квартиры N <...>, расположенной по адресу: <...> без предоставления другого жилого помещения со снятием с регистрационного учета по месту жительства, мотивируя свои требования тем, что П. являлась собственником квартиры и была зарегистрирована по месту жительства в однокомнатной квартире, общей площадью 34,7 кв. м, жилой площадью 20,9 кв. м по адресу: <...>. Указанное жилое помещение принадлежало П. на основании договора передачи от <...> г. в собственность в порядке приватизации, зарегистрированного <...> г. в УФРС по г. Москве. <...> г. П. умерла. Наследников имущества умершей П. не имеется. Принадлежащее П. имущество, в виде спорной квартиры, является выморочным имуществом и подлежало передаче в собственность г. Москвы. После смерти П. был совершен ряд сделок, в результате которых, квартира, расположенная по адресу: <...> выбыла из собственности города Москвы. <...> г., в простой письменной форме, был заключен договор дарения, по которому, якобы, П. подарила спорную квартиру Ю. Переход права собственности и договор были зарегистрированы в УФРС по г. Москве <...>, а <...> г., в простой письменной форме, был заключен договор купли-продажи, по которому Ю. продала спорную квартиру Ц. <...> г. договор и переход право собственности были зарегистрированы в УФРС по Москве. В этот же день, <...>, в простой письменной форме, был заключен договор купли-продажи, по которому Ц. продал спорную квартиру И. <...> г. договор и переход права собственности на жилое помещение были зарегистрированы в УФРС. <...> г. в простой письменной форме И. заключил договор дарения с И. (Г.). Право собственности И. (Г.) было зарегистрировано в УФРС по Москве <...> г. Поскольку, на момент совершения сделки от имени П. по спорной квартире, расположенной по адресу: <...> правоспособность дарителя была прекращена в связи с ее смертью, данный договор, а также все последующие сделки в отношении спорного жилого помещения являются ничтожными и не порождают юридических последствий.

В судебном заседании представитель истца УДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности заявленные требования поддержала, пояснив, что о нарушении своего права им стало известно в мае 2009 г. из сообщения ГУВД по г. Москве, в связи с чем, полагает, что срок для обращения в суд за защитой нарушенного права не пропущен.

Ответчик Г и ее представитель в судебном заседании возражали против заявленных требований, просили отказать в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что город Москва является истинным собственником спорной квартиры. Кроме того, нотариусом г. Москвы З. было открыто наследственное дело к имуществу умершей П., согласно которому наследником имущества П. является С., который направил нотариусу телеграмму о том, что он вступает в наследство по завещанию. Таким образом, спорная квартира, оставшаяся после смерти П. не может являться выморочным имуществом ввиду наличия наследника, принявшего наследство, Г. является добросовестным приобретателем спорной квартиры, поскольку до получения этой квартиры в дар от своего отца, было проведено несколько сделок по купле-продаже, и покупатели, в том числе и отец ответчицы, являются добросовестными приобретателями. Материалами дела не подтверждается, что сделка с квартирой была оформлена не самой П., а от ее имени и по подложным документам. Материалы уголовного дела не устанавливают факт хищения у истца спорного имущества или выбытия этого имущества из его владения иным путем помимо его воли. Дата смерти П., а именно <...> г., вызывает сомнения, поскольку из постановления об отказе в возбуждения уголовного дела по факту смертельного травмирования гражданки П., следует, что между путями был обнаружен труп женщины. На второй платформе была обнаружена женская сумка и пакет, в которых находился паспорт на имя гражданки П. Так как фотография в паспорте соответствовала смертельно травмированной, личность пострадавшей была установлена. Таким образом, личность погибшей была установлена оперативным дежурным по паспорту, однако непонятно как возможно было это сделать, поскольку установить соответствие фотографии в паспорте со смертельно-травмированной вряд ли возможно. Из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа усматривается, что имели место сильные травмы головы и лица, вследствие чего идентифицировать лицо трупа с фотографией просто невозможно. Само существование паспорта на имя П. вызывает сомнение, поскольку в материалах проверки по факту смерти и в материалах уголовного дела копия паспорта на имя П. отсутствует. В заявлении о государственной регистрации прав на объект недвижимого имущества, подписанное П., имеются все ее данные, кроме того, при принятии документов на регистрацию, регистратор должна была сверять личность заявителя с паспортом. Принадлежность подписи П. в договоре купли-продажи с Ю. никем из сторон не оспаривалось. Заявление на регистрацию сдавалось П. вместе с Ю. <...> г., то есть уже после так называемой даты ее смерти. Кроме того, из материалов гражданского дела N 2-3534/2006 о выселении П. и снятии ее с регистрационного учета следует, что на момент рассмотрения данного дела П. была жива. Также, истцом пропущен срок исковой давности.

Представитель третьего лица Ц. - Кислова Е.И. в судебном заседании возражала против заявленных требований, поддержала позицию ответчика.

Представитель органа опеки и попечительства района Свиблово г. Москвы в судебном заседании возражали против удовлетворения исковых требований, поскольку нарушаются права и интересы несовершеннолетней Г.

Третье лицо Ю. в судебное заседание не явилась, извещалась.

Третье лицо С. в судебное заседание не явился, извещался надлежащим образом.

Представитель третьего лица Управления Росреестра в судебное заседание не явился, извещался.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просят представитель ответчика Г. по доверенности А., третье лицо Ц. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя ответчика А. и представителя третьего лица Кислова Е.И. считает, что решение судом постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Материалами дела установлено, что П. на основании договора передачи квартиры в собственность от <...> г. N <...>, принадлежала на праве собственности квартира N <...>, расположенная по адресу <...>.

П. скончалась <...> года.

Из материала проверки, зарегистрированного в КУСП Московско-Рязанского ЛУВД 19/374 от 08.02.2006 г., по факту смертельного травмирования гражданки П., <...> г.р., следует, что <...> года в 19 ч. 35 мин., в дежурную часть ЛОВД на ст. Перово от ДСП ст. Перово поступило телефонное сообщение, согласно которого на 14 км 3 пк 1 главного пути у пл. Выхино Московско-Рязанского отделения Московской железной дороги, электропоездом N 6898 сообщением Москва - Рязань, смертельно травмирована женщина. Из протокола осмотра места происшествия, следует, что труп женщины был расположен между первым и вторым железнодорожными путями, головой в сторону Московской области в двадцати метрах от края платформы. На платформе была обнаружена серая сумка и пакет, в которых находились следующие предметы и документы: старые газеты, божественная литература, паспорт на имя П., <...> г.р., постоянно зарегистрированной по адресу: <...>.

Из дела установлено, что Постановлением от 02 марта 2006 г. старшего оперуполномоченного БППГ ЛОВД на ст. Перово отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении, предусмотренному ст. 263 УК РФ по факту смертельного травмирования П. электропоездом N 6898, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Из постановления о возбуждении уголовного дела от 08.12.2006 г. видно, что Бабушкинской межрайонной прокуратурой г. Москвы возбуждено уголовное дело N 354978 по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, из данного постановления следует, что <...> года у платформы Выхино в г. Москве была смертельно травмирована электропоездом П., <...> года рождения, проживавшая по адресу: <...>. После смерти П. неустановленное лицо мошенническим путем завладело принадлежащей ей квартирой <...> года неустановленным лицом, от имени П., незаконно заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>, Ю.

Суд установил, что производство по данному уголовному делу неоднократно приостанавливалось, в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Из материалов дела видно, что <...> г. между П. (продавец) и Ю. (покупатель) в простой письменной форме заключен договор купли-продажи квартиры, согласно которому П. продает Ю. квартиру N 425, расположенную по адресу: <...>. Указанный договор зарегистрирован в УФРС по г. Москве 13 марта 2006 г. за N <...>.

Далее заключены следующие сделки: <...> года между Ю. и Ц. заключен в простой письменной форме договор купли продажи квартиры N 425, расположенной по адресу: <...>. Указанный договор зарегистрирован в УФРС по г. Москве 03 апреля 2006 г. за N <...>.

<...> г. между Ц. и И., от имени которого действовала И., в простой письменной форме, заключен договор купли-продажи квартиры N 425, расположенной по адресу: <...>. Указанный договор зарегистрирован в УФРС по г. Москве 09 апреля 2007 г. за N <...>.

<...> г. между И. и И.С. (Г.) заключен в простой письменной форме договор дарения квартиры N 425, расположенной по адресу: <...>. Указанный договор зарегистрирован в УФРС по г. Москве 07 мая 2007 г. за N <...>.

Из ответа нотариуса г. Москвы следует, что к имуществу умершей <...> г. П. <...> г. было открыто наследственное дело N <...>, на основании полученной телеграммы С. о том, что он настоящим заявлением вступает в наследство после умершей <...> года П. по закону и завещанию. Из материалов дела усматривается, что в адрес С., нотариусом, направлено уведомление о необходимости предоставления документов удостоверяющих его личность, а также свидетельства о смерти П., его свидетельства о рождении, завещания с отметкой нотариуса о том, что оно не отменялось и не изменялось, выписки из домовой книги, справки о постоянной регистрации умершей по месту жительства на день смерти, документов, подтверждающих право собственности умершей на любое имущество, которое является наследственной массой.

Суд установил, что истребованные документы С. нотариусу до настоящего времени не представлены.

Согласно ст. 1153 ГК РФ, если заявление наследника передается нотариусу другим лицом или пересылается по почте, подпись наследника на заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом, должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия (п. 7 ст. 1125 ГК РФ), или лицом, уполномоченным удостоверять доверенности в соответствии с п. 3 ст. 185 настоящего Кодекса.

Как следует из имеющейся в наследственном деле телеграммы, подпись С. в ней, надлежащим образом не удостоверена. Между тем, как правильно указал суд, достоверность подписи наследника на заявлениях о принятии наследства или о выдаче свидетельства о праве на наследство является условием подлинности выраженной в заявлениях истинной воли наследника.

В материалах дела отсутствуют доказательства тому, что С. является родственником П., имеющим право на наследство по закону, а также того, что С. является наследником по завещанию имущества П.

В соответствии со ст. 1151 ГК РФ, в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117 ГК РФ), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158 ГК РФ), имущество умершего считается выморочным.

Выморочное имущество в виде расположенного на территории Российской Федерации жилого помещения переходит в порядке наследования по закону в собственность муниципального образования, в котором данное жилое помещение расположено, а если оно расположено в субъекте Российской Федерации - городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, - в собственность такого субъекта Российской Федерации. Данное жилое помещение включается в соответствующий жилищный фонд социального использования. Иное выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.

Согласно ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

На момент совершения сделки, стороны договора, должны обладать правоспособностью и дееспособностью, поскольку только лицо, обладающее правоспособностью и дееспособностью, в полном объеме может совершать сделки и участвовать в обязательствах, иметь имущественные и личные неимущественные права, а также вправе своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

Ст. 17 ГК РФ предусмотрено, что правоспособность физического лица прекращается его смертью. Следовательно, как правильно полагал суд, правоспособность П. прекращена <...> г. а, значит, она не могла являться стороной сделки от <...> г. с Ю., совершать ее, а также участвовать в обязательствах и передавать свое право отчуждения другим лицам.

Судом правомерно не приняты во внимание доводы ответчика о том, что П. на момент совершения сделки была жива, что подтверждается заявлением П. в УФРС по г. Москве о регистрации сделки, где последняя должна была предъявить паспорт, а также материалами гражданского дела N 2-3534/2006 по иску Ц. к П. о выселении, снятии с регистрационного учета. Суд обоснованно исходил из того, что данные доводы опровергаются материалами дела, кроме того, из материалов названного ответчиками гражданского дела следует, что исковые требования были рассмотрены в отсутствие П., а направленная ей почтовая корреспонденция была отделением почты возвращена (л.д. 23) с отметкой о том, что адресат умер. Из материалов проверки по факту смерти П., следует, что на месте происшествия был обнаружен паспорт последней. Согласно записи акта о смерти П. от <...> г. Измайловского отдела ЗАГС Управления ЗАГС г. Москвы, паспорт П. сдан не был.

Суд пришел к правильному выводу, что сделка купли-продажи от <...> г., была совершена неустановленным лицом, выдававшим себя за П., и является ничтожной.

Согласно ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В соответствии со ст. 301 ГК РФ, собственник вправе истребовать свое имущество, из чужого незаконного владения.

Статьей 302 ГК РФ предусмотрено, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Таким образом, суд правильно указал, что собственник вправе истребовать имущество у добросовестного приобретателя в том случае, если имущество выбыло из владения собственника помимо его воли.

Суд установил, что после смерти П. спорная квартира подлежала передаче в собственность города Москвы как выморочное имущество.

Однако, как установлено по делу, вследствие совершения мошеннических действий с квартирой неустановленным лицом, спорное жилое помещение выбыло из собственности города Москвы помимо его воли, что подтверждается материалами уголовного дела, возбужденного по факту мошеннических действий с правом собственности на квартиру N 425, расположенную по адресу: <...>.

Ответчиком было заявлено о применении сроков исковой давности. В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Из материалов дела усматривается, что о нарушении своего права истцу стало известно из письма ГУВД по г. Москве, поступившему в ДЖП и ЖФ г. Москвы 07 мая 2009 г. При этом суд правомерно посчитал, что истцом не пропущен срок исковой давности и признал требования об истребовании имущества у Г. законными и обоснованными.

Вывод суда о том, что Г. подлежит выселению из спорного жилого помещения вместе с несовершеннолетней Г., является обоснованным и не противоречит действующему законодательству, поскольку Г. в настоящее время проживает в спорной квартире, на которую не приобрела права собственности в силу недействительности заключенной сделки.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии у истца права на иск, судебная коллегия находит несостоятельными по изложенным выше основаниям, кроме того, судебная коллегия учитывает, что имущество, находящееся в незаконном пользовании, подлежит истребованию.

Судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 196 ГПК РФ.

Доводы кассационных жалоб направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 193, 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 30.04.2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь