Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. N 33-3573/2010

 

Судья Булавин В.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Пономаревой Т.А.,

судей Алексеева А.Н. и Логовеевой Е.Г.,

при секретаре Х.,

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе ответчика С.Т. на решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 8 июня 2010 года, которым удовлетворено исковое заявление Ф. и П.К. к С.Т., С.А. и П.Е. об определении порядка пользования квартирой и вселении в жилое помещение.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Пономаревой Т.А., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Мать и дочь Ф. и П.К. обратились в Кингисеппский городской суд Ленинградской области с исковым заявлением с учетом изменения к С.Т. об определении порядка пользования квартирой, расположенной по адресу: <...>, при этом просили предоставить в пользование истцам изолированную жилую комнату площадью 16,0 кв. м, расположенную в этой квартире, а С.Т. - другую изолированную комнату площадью 17,4 кв. м, оставив кухню, ванную, туалет, коридор и подсобные помещения (встроенные шкафы) в общем пользовании. Кроме того, Ф. и П.К. просили вселить в комнату площадью 16,0 кв. м в указанной квартире.

В обоснование исков Ф. и П.К. ссылались на те обстоятельства, что в силу договора мены от 10 декабря 1992 года каждому из пяти участников общей долевой собственности Ф., П.К., С.Т., С.А. и П.Е. принадлежит право на 1/5 долю в праве общей долевой собственности на квартиру по адресу: <...>. По утверждению истцов, в связи с распадом семьи между Ф. и П.Е. и созданием истцом новой семьи Ф. совместно с дочерью П.К. были лишены возможности проживать в квартире совместно с бывшим супругом П.Е. и бывшей свекровью С.Т., в связи с чем Ф. произвела раздел лицевого счета и с 1996 года оплачивает коммунальные и иные услуги исходя из принадлежащих ей и дочери 2/5 долей в праве собственности на квартиру. Поскольку в настоящее время Ф. не проживает с супругом по второму браку в связи с прекращением семейных отношений и отсутствием у истцов другого жилья истцами предприняты попытки вселиться в квартиру, 2/5 долей которой им принадлежат. Однако С.Т., проживающая в квартире единолично, препятствует их вселению, не выдает ключей и отказывается определить предложенный истцами порядок пользования объектом недвижимости. В этой связи Ф. и П.К. находили наличие оснований для применения положений ст. 12 и п. 1 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) и требовали судебной защиты имущественного права (л.д. 5 - 7, 17 - 18, 20 - 21).

В ходе судебного разбирательства определением Кингисеппского городского суда от 7 мая 2010 года в качестве соответчиков привлечены сособственники спорного объекта недвижимости С.А. и П.Е. (л.д. 28 - 29).

При рассмотрении и разрешении спора по существу Ф. настаивала на удовлетворении искового заявления, соистец П.К. представила письменное заявление с просьбой рассмотреть дело в ее отсутствие (л.д. 37), тогда как присутствовавшие в судебном заседании С.Т. и П.Е. не согласились с обоснованностью искового заявления (л.д. 51), в отсутствие возражений со стороны лиц, участвовавших в деле, суд первой инстанции постановил определение о рассмотрении дела в отсутствие соответчика С.А., отбывающего наказание в местах лишения свободы (л.д. 51).

Решением Кингисеппского городского суда от 8 июня 2010 года исковое заявление Ф. и П.К. удовлетворено, при этом суд первой инстанции определил следующий порядок пользования двухкомнатной квартирой <...> общей площадью 48,2 кв. м, расположенной по адресу: <...>:

- установил право пользования Ф. и П.К. жилой комнатой площадью 16,0 кв. м указанной квартиры,

- установил право пользования С.Т., С.А. и П.Е. жилой комнатой площадью 17,4 кв. м указанной квартиры,

- установил право общего пользования Ф., П.К., С.Т., С.А. и П.Е. расположенными в квартире помещениями: кухней, ванной и туалетом, прихожей.

Кроме того, решением Кингисеппского городского суда предусмотрено вселение Ф. и П.К. в жилую комнату площадью 16,0 кв. м квартиры <...> (л.д. 56 - 58).

С.Т. не согласилась с законностью и обоснованностью постановленного 8 июня 2010 года решения, представила кассационную жалобу, в которой просила отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В качестве оснований для отмены судебного решения С.Т. ссылалась на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, при этом считала, что судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела и нарушены нормы процессуального права (л.д. 64 - 65).

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

Действуя в соответствии с ч. 2 ст. 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции в интересах законности находит необходимым проверить решение суда от 8 июня 2010 года в полном объеме, не ограничиваясь доводами кассационной жалобы С.Т.

При постановлении 8 июня 2010 года решения суд первой инстанции нарушил один из основных принципов гражданского судопроизводства - принцип диспозитивности, изложенный в ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, согласно которому суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Между тем, текст искового заявления и представленного истцами изменения искового заявления свидетельствует о том, что Ф. и П.К. обратились с требованием об определении порядка пользования объектом недвижимости между тремя из пяти участников общей долевой собственности (л.д. 5 - 7, 17 - 18).

Тогда как привлечение судом первой инстанции к участию в деле в качестве соответчиков двух других участников долевой собственности С.А. и П.Е. (л.д. 28 - 29) не сопровождалось выяснением со стороны суда первой инстанции в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 56 ГПК РФ у истцов обстоятельств, имеющих значение для дела, а именно: каким образом истцами определяется право пользования двух других сособственников объекта недвижимости С.А. и П.Е.

Вместе с тем резолютивная часть судебного решения свидетельствует о том, что право пользования в отношении жилой комнаты площадью 17,4 кв. м установлено не только за С.Т., но и за С.А. и П.Е. (л.д. 58).

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда, не соглашаясь с законностью и обоснованностью постановленного 8 июня 2010 года решения, отмечает, что при применении судом первой инстанции положения ст. 247 ГК РФ, не учел несоразмерность предоставления двум участникам долевой собственности комнаты площадью 16,0 кв. м их долям 2/5 (1/5 + 1/5) и не обеспечил защиту имущественных интересов прав трех других участников долевой собственности, передав им в пользование комнату площадью 17,4 кв. м, уменьшив тем самым их права пользования жилой площадью большего размера и не решив вопрос о выплате ответчикам денежной компенсации.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции при постановлении 8 июня 2010 года решения неправильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, нарушил нормы процессуального права и неправильно применил положения п. 2 ст. 247 ГК РФ, что привело к неправильному разрешению дела, поэтому у суда кассационной инстанции наличествуют основания к отмене судебного решения от 8 июня 2010 года.

Учитывая, что судом первой инстанции дана неправильная оценка представленных доказательств, на основании которых суд устанавливает обстоятельства, имеющие значение для дела, однако данное нарушение может быть устранено в суде кассационной инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда находит наличие оснований без направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Ф. и П.К. за отсутствием правовой состоятельности.

Исходя из общего размера жилой площади спорной квартиры в 33,40 кв. м, что подтверждается письменными доказательствами (л.д. 6, 8, 10 - 12), Ф. и П.К. с учетом их совокупного размера долей 2/5 (1/5 + 1/5) соразмерного жилой площади в абсолютных цифрах в 13,36 кв. м согласно предложенному варианту определения порядка пользования жилым помещением получают право пользования жилым помещением на 2,64 кв. м, больше чем им причитается (16,0 - 13,36).

Соответственно право пользования С.Т., С.А. и П.Е., исходя из совокупного размера долей 3/5 (1/5 + 1/5 + 1/5), в абсолютных цифрах соответствует пользованию жилой площадью в 20,04 кв. м.

Поэтому предложенный истцами вариант определения порядка пользования квартирой, в соответствии с которым в пользование ответчиков передается жилая комната площадью 17,4 кв. м, в отсутствие обеспечения выплаты им денежной компенсации, сопряжен с ущемлением имущественных интересов ответчиков в абсолютных цифрах на 2,64 кв. м (20,04 - 17,4).

Поскольку у суда в соответствии с положениями п. 2 ст. 247 ГК РФ отсутствуют правовые основания для удовлетворения требования Ф. и П.К. об определении порядка пользования объектом недвижимости, в соответствии с которым за ними устанавливается право пользования комнатой площадью 16,0 кв. м в спорной квартире, отсутствуют основания для судебной защиты требования о вселении истцов в комнату площадью 16,0 кв. м, расположенную в спорной квартире.

Руководствуясь ч. 2 ст. 347, ст. ст. 360, 361 и 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

определила:

 

решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 8 июня 2010 года отменить.

В удовлетворении искового заявления Ф. и П.К. к С.Т., С.А. и П.Е. об определении порядка пользования квартирой, расположенной по адресу: <...>, и вселении в комнату площадью 16,0 кв. м, расположенную в этой квартире, отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь