Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 33-6102

 

Судья Пименова И.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Толстиковой М.А. и судей Ивановой Т.В., Хрусталевой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 22 июля 2010 года дело по кассационной жалобе М.Р. на определение Очерского районного суда Пермского края от 15 июня 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении заявления М.Р. об отмене постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на его имущество и исключении жилого дома по адресу <...> из списка арестованного имущества и снятии его с реализации отказать.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Хрусталевой Л.Е., пояснения М.Р., судебная коллегия

 

установила:

 

М.Р. обратился с заявлением об отмене постановления судебного пристава-исполнителя от 23.01.2009 г. о наложении ареста на недвижимое имущество, находящееся по адресу: <...>, исключении из списка арестованного имущества и снятии с реализации. В обоснование требований указал, что 13.02.2009 года на основании исполнительного листа, выданного мировым судьей судебного участка N 111 Очерского района, судебным приставом-исполнителем Отдела судебных приставов по Очерскому району Управления Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю Ш. в рамках исполнительного производства N <...> от 13.02.2009 года в обеспечение иска на сумму 94 014 рублей 42 копейки в пользу ОСБ N <...> г. Очер был наложен арест согласно постановлению от 23.01.2009 года на принадлежащее ему на праве собственности недвижимое имущество. Согласно акту описи и ареста имущества от 23.01.2009 года были описаны бревенчатый жилой дом площадью 33.2 кв. метра с пристройками и навесами и земельный участок площадью 1408 кв. метров, находящиеся по адресу: <...>. 29.04.2010 года была составлена заявка на реализацию арестованного имущества по исполнительному листу N <...> от 13.02.2009 года. Данное имущество было приобретено в 2007 году совместно с Б. (М.). По устному требованию Б. о разделе совместно нажитого имущества он передал по договору о разделе имущества от 15 марта 2010 года ей двухкомнатную квартиру, находящуюся по адресу: <...>. В собственности у него остался жилой бревенчатый дом с земельным участком по адресу: <...>. Указанный дом является его единственным жилым помещением.

В судебном заседании заявитель на удовлетворении требований настаивал.

Представитель заинтересованного лица - ОСБ N <...> требования М.Р. не признал. Пояснил, что заявитель никаких мер для уплаты долга не принимает.

Представитель отдела судебных приставов требования об отмене постановления не признала, пояснила, что на момент вынесения постановления в собственности М.Р. находились и дом, и квартира. По заявлению М.Р. постановлено определение, об отмене которого просит в кассационной жалобе М.Р. В кассационной жалобе указывается, что при вынесении судебного постановления суд не учел, что судебный приказ по взысканию с него долга по кредитному договору вынесен 20 января 2009 года, в то же время исполнительный лист по этому факту и наложении ареста на счета и его имущество, выдан 15 января 2009 года. В судебном приказе, исполнительном листе и определении суда неверно указан адрес его проживания, что свидетельствует о выдаче документов на иное лицо. Судебный приказ и исполнительный лист им не получены, копия судебного приказа получена только 31 мая 2010 года из Службы судебных приставов. Копия судебного приказа и его подлинный экземпляр гербовой печатью не заверены. При вынесении судебного постановления суд не учел наличие у него на иждивении двух несовершеннолетних детей и одного взрослого ребенка, которые вместе с ним проживали в арестованном доме. Не учтено, что в брак он вступил 10 января 2010 года, площадь жилого помещения супруги составляет 20 кв. метров, находится в подвальном помещении, ни он, ни его дети прав на ее жилое помещение не имеют. Суд не учел, что в исполнительном документе отсутствует требование о возложении на него обязанности по передачи взыскателю денежных средств и иного имущества. Судебный приказ оформлен с нарушением требований ст. 127 ГПК РФ, так как в нем отсутствуют реквизиты банковского счета взыскателя. В постановлении указаны разные номера исполнительного производства, не указан срок, в течение которого постановление подлежало исполнению. Судом не соблюден баланс прав и интересов должника и взыскателя, поскольку рыночная стоимость арестованного дома составляет 1500000 рублей, а сумма долга - 94014 рублей 42 копейки. При рассмотрении дела суд не дал юридическую оценку другим материалам исполнительного производства. При рассмотрении дела судом неправильно определены и не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность судебного постановления, находит определения суда подлежащими отмене в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела и нарушением норм процессуального права (п. 2 и п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

Суд первой инстанции посчитал установленным, что арест спорного недвижимого имущества производился не во исполнение исполнительного документа о взыскании суммы - судебного приказа - с целью последующего обращения взыскания на арестованное имущество, когда судебным приставом-исполнителем самостоятельно определяется имущество, подлежащее аресту, а во исполнение исполнительного листа суда, предполагающего обращение взыскания на имущество в обеспечение иска, что означает, что судебный пристав-исполнитель осуществлял свою деятельность в соответствии с требованиями ФЗ "Об исполнительном производстве", и установленные ст. 446 ГПК РФ ограничения для обращения взыскания в данном случае не применимы.

Из копии постановления о наложении ареста на имущество должника от 21.01.2009 года следует, что судебный пристав-исполнитель Ш., рассмотрев материалы исполнительного производства N <...>, возбужденного на основании исполнительного листа N 2-332 от 05.11.2008 года, выданного Очерским районным судом о взыскании 634852 рублей 01 копейки с М.Р. в пользу ОАО "Организация" постановил произвести арест имущества М.Р., проживающего в <...> в размере и объеме, необходимых для исполнения требований исполнительного документа.

Постановлением этого же судебного пристава-исполнителя от 23.01.2009 года в рамках исполнительного производства N <...>, возбужденного на основании исполнительного документа мирового судьи судебного участка N 111 Очерского муниципального района Пермского края в обеспечение иска на сумму 94014 рублей 42 копейки решено произвести арест имущества М.Р., проживающего в <...>, в размере и объеме, необходимых для исполнения требований исполнительного листа.

23.01.2009 года на основании указанного исполнительного документа был наложен арест на жилой дом с постройками и земельный участок, находящиеся по адресу: <...>.

20.01.2009 года мировым судьей судебного участка N 111 Очерского муниципального района Пермского края на основании заявления Сбербанка РФ в лице Очерского отделения N <...> о взыскании долга по кредитному договору с М.Р., М.А. вынесен судебный приказ о взыскании в солидарном порядке с указанных лиц задолженности по кредитному договору в размере 94014 рублей 24 копейки и государственной пошлины в размере 1 240 рублей 15 копеек.

29.04.2010 года судебным приставом-исполнителем подана заявка на реализацию арестованного имущества по исполнительному производству N <...> от 13.0.2009 года.

В соответствии с п.п. 7 п. 1 ст. 64 ФЗ "Об исполнительном производстве" в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия: в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение.

Согласно п. 1 ст. 79 ФЗ "Об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Статья 446 ГПК Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень видов имущества граждан, на которое в системе действующего правового регулирования запрещается обращать взыскание по исполнительным документам в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков, характеризующих субъекта, в чьей собственности оно находится. Предоставляя, таким образом, гражданину-должнику имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы - исходя из общего предназначения данного правового института - гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и деятельности, данная статья выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2007 года N 10-П).

Положение части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации, запрещающее обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует статья 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со статьей 25 Всеобщей декларации прав человека.

Определение того, относится ли конкретное имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности, к имуществу, на которое может быть обращено взыскание, или оно защищено имущественным (исполнительским) иммунитетом, осуществляется судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения соответствующего решения по имеющимся в деле исполнительным документам, а случае спора - судом.

Разрешая заявление М.Р., суд не учел, что судебным приставом-исполнителем подана заявка на реализацию арестованного имущества. В связи с указанным обстоятельством суду следовало проверить, может ли быть обращено взыскание на заложенное имущество.

Вывод суда о том, что установленные ст. 446 ГПК РФ ограничения для обращения взыскания в данном случае не применимы, является неубедительным.

Судом первой инстанции установлено, что принадлежащий должнику жилой дом не является единственным пригодным для его проживания жилым помещением, поскольку М.Р. проживает в квартире жены, указанная квартира является местом его постоянного проживания, находящиеся на его иждивении несовершеннолетние члены его семьи в спорном доме также не проживают.

Вместе с тем, в материалах дела отсутствуют доказательства, которые подтверждают указанный вывод суда. Суд не выяснил, признает ли супруга истца, в брак с которой он вступил в 2010 году, право пользования принадлежащим ей жилым помещением, приобрел ли заявитель право пользования жилым помещением супруги. Суд не дал оценки соглашению о разделе имущества между заявителем и Б. (М.).

Исходя из общеправового принципа справедливости, защита права собственности и иных вещных прав должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота - собственников, кредиторов, должников, возможные же ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом должны быть адекватными, пропорциональными, соразмерными.

В силу требований ст. 442 ГПК РФ в случае допущения судебным приставом-исполнителем при производстве ареста имущества нарушения федерального закона, которое является основанием для отмены ареста независимо от принадлежности имущества должнику или другим лицам, заявление должника об отмене ареста имущества рассматривается судом в порядке, предусмотренном статьей 441 настоящего Кодекса. Такое заявление может быть подано до реализации арестованного имущества.

При рассмотрении заявления М.Р. были нарушены требования процессуального законодательства. При рассмотрении заявления суду следовало постановить решение, а не определение суда, поскольку согласно ч. 3 ст. 441 ГПК РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) рассматривается в порядке, предусмотренном главой 23 и 25 настоящего Кодекса. Из содержания ст. 250, 258 ГПК РФ следует, что по делу принимается решение.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 246 ГПК РФ при рассмотрении и разрешении таких дел суд не связан основаниями и доводами заявленных требований.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может признать оспариваемое определение законным и обоснованным.

Учитывая, что требуется установление обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, судебная коллегия лишена возможности принять новое решение по делу.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть указанные выше замечания, принять по делу законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Определение Очерского районного суда Пермского края от 15 июня 2010 года отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь