Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 июля 2010 г. по делу N 44-г-101

 

Мировой судья Носко И.В.

Апелляционная инстанция - Величко Е.В.

 

Президиум Ростовского областного суда в составе:

Председательствующего ТКАЧЕВА В.Н.

Членов президиума КРЕЧУН Н.И., ТИТОВОЙ Н.Н., ЮРОВОЙ Т.В., РАФАЭЛОВА Л.М., БАХТИНОЙ С.М.

рассмотрев дело по иску С. к ЗАО "Страховая компания правоохранительных органов" - "Урал-Сиб", И., 3-е лицо - Р.А., о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

переданное на рассмотрение суда надзорной инстанции на основании определения судьи Ростовского областного суда ТАКТАРОВОЙ Н.П. от 08 июля 2010 года по надзорной жалобе представителя И. - Н., действующей по доверенности от 14.09.2009 г., на решение мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Ростова-на-Дону от 30.09.2009 г., апелляционное определение Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 28.01.2010 г.,

по докладу судьи Ростовского областного суда ТАКТАРОВОЙ Н.П.,

 

установила:

 

В марте 2009 г. С. обратился к мировому судье с иском к ЗАО "Страховая компания правоохранительных органов" УралСиб (СКПО-УралСиб), 3-и лица - Р.А., И., о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

В обоснование требований истец указал, что 16.10.2006 г. на перекрестке пр. К-ва и бульвара К-ва в г. Р-ве произошло столкновение автомобиля В-1, принадлежащего С. и находившегося под управлением водителя Р.А., двигавшегося по пр. К-ва со стороны ул. К-ва в направлении ул. В - ва, и автомобиля В-2 под управлением водителя И., выполнявшего маневр левого поворота со встречного направления.

16.12.2006 г. инспектором по исполнению административного законодательства полка ДПС ГИБДД УВД по г. Ростову-на-Дону вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, согласно которому ДТП произошло по вине водителя автомобиля В-1 Р.А. в результате нарушения им п. п. 1.3 и 10.2 ПДД. Однако решением судьи Октябрьского района г. Ростова-на-Дону от 05.03.2007 г. из указанного постановления от 16.12.2006 г. исключен вывод о виновности Р.А. в нарушении п. 1.3 и 10.2 ПДД РФ.

Ссылаясь на то, что на момент ДТП действовал договор обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, заключенный между владельцем транспортного средства - автомобиля В-2 и ЗАО УралСиб (СКПО-УралСиб), однако ответчиком было отказано в выплате страхового возмещения Р.А., действующему на основании доверенности от С., истец просил мирового судью об удовлетворении иска. С. просил мирового судью взыскать с ответчика в его пользу 70511,5 руб. в счет компенсации стоимости восстановительного ремонта автомобиля В-1, понесенные затраты на проведение технической экспертизы - 5000 руб., на оплату помощи представителя - 10000 руб.

В ходе рассмотрения дела С. уточнил предъявленный иск и просил мирового судью о взыскании указанных сумм с ЗАО УралСиб (СКПО-УралСиб) и с И. солидарно (л.д. 69 - 69-об).

Определением от 17.06.2009 г. мировой судья привлек И. в качестве соответчика (л.д. 65).

Представитель И. иск не признал.

Остальные лица, участвующие в деле, и их представители в судебное заседание не явились и мировой судья признал возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Представитель ЗАО "СКПО УралСиб" иск не признал, просил суд о применении срока исковой давности по отношению к требованиям С., предъявленным к ЗАО "СКПО УралСиб" (л.д. 74 - 74-об).

30.09.2009 г. мировой судья судебного участка N 1 Октябрьского района г. Ростова-на-Дону вынес решение, которым взыскал с И. в пользу С. в счет причиненного материального ущерба денежную сумму 70511,50 руб., расходы по оплате государственной пошлины - 2210,23 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 4000 руб., а всего 76721,73 руб. (л.д. 118 - 123).

Апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 28.01.2010 г. решение мирового судьи от 30.09.2009 г. оставлено без изменения (л.д. 184 - 188).

В надзорной жалобе заявитель просит об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Как указывает заявитель, суды неправильно применили и истолковали положения Закона о сроках исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования гражданской ответственности (ст. ст. 966, 929, 931 ГК РФ). Не учтено, что Федеральным законом от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из имущественного страхования гражданской ответственности, в том числе по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, увеличен с 2-х до 3-х лет. Не приняты во внимание положения п. 2 ст. 2 ФЗ от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ, согласно которым установленный ст. 966 ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

При этом, по мнению заявителя, неверно определено начало течения срока исковой давности. Заявитель считает, что течение срока исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, т.е. начинает истекать с момента, когда востребование становится возможным. В этой связи до вступления в силу определения судьи Октябрьского района г. Ростова-на-Дону от 28.01.2010 г. виновное лицо в совершении ДТП установлено не было. Поэтому отсутствовало и право истца требовать возмещения убытков, и, следовательно, не мог начать течь срок исковой давности.

Не согласен заявитель с выводами мирового судьи и суда апелляционной инстанции об отказе в иске к ЗАО "Страховая компания СКПО - "Урал-Сиб", как не согласующимися с положениями ст. 929 ГК РФ.

По утверждению заявителя, судами неполно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана неверная оценка; выводы судов не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам. При этом не согласен заявитель с оценкой суда представленного заключения эксперта ЮРЦСЭ. Также указывает и на то, что И. был лишен возможности участвовать в проведении назначенной судом апелляционной инстанции автотехнической экспертизы и представлять свои возражения относительно того, что выводы эксперта основаны на данных, недостоверных изначально.

Определением судьи Ростовского областного суда от 11.06.2010 г. по надзорной жалобе представителя И. - Н., действующей по доверенности от 14.09.2009 г., поступившей в Ростовский областной суд 01.06.2010 г., дело истребовано в Ростовский областной суд и поступило 24.06.2010 г.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы надзорной жалобы, выслушав представителя И. - Н., действующую по доверенности от 14.09.2009 г., президиум находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене в надзорном порядке по следующим основаниям.

Принимая решение по делу, мировой судья указал на то, что причиненный истцу ущерб от столкновения его автомобиля В-1 (под управлением водителя Р.А.) с автомобилем В-2 под управлением И. должен быть взыскан с этого ответчика, который выполнял маневр левого поворота со встречного направления.

Такой вывод мировой судья мотивировал тем, что из постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении от 16.12.2006 г., согласно которому ДТП произошло по вине водителя Р.А. в результате нарушения им требований п. п. 1.3 и 10.2 Правил дорожного движения РФ, решением судьи от 05.03.2007 г. исключен вывод о виновности Р.А. Согласно заключению автотехнической экспертизы ЮРЦСЭ 31298/16, проведенной на основании направления адвоката от 01.03.2007 г., от действий водителя автомобиля В-2 требовалось не предотвращать, а предупреждать данное ДТП, и такой возможностью он располагал; для этого достаточно было своевременно выполнить требования пунктов 1.5 и 8.1 ПДД РФ. Действия водителя автомобиля В-2 признаны не соответствующими требованиям пунктов 1.5 и 8.1 ПДД РФ, и находящимися в причинной связи с фактом данного ДТП (л.д. 17 - 19).

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами мирового судьи, также сослался на заключение автотехнической экспертизы N 6971-6972-2 от 21.12.2009 г., согласно которому действия водителя автомобиля В-2 в дорожной обстановке с его слов следует считать не соответствующими требованиям пунктов 1.5 и 8.1 ПДД РФ и находящимися в причинной связи с данным происшествием, поскольку при своевременном их выполнении, столкновение с автомобилем В-1 исключалось. В дорожной обстановке со слов водителя автомобиля В-1 (при выезде автомобиля В-1 на перекресток на разрешающий движение сигнал светофора) действия водителя автомобиля В-2 следует считать не соответствующими требованиям пунктов 1.5 и 13.4 ПДД РФ и находящимися в причинной связи с данным происшествием, поскольку при своевременном их выполнении столкновение с автомобилем В-1 исключалось (л.д. 163 - 168).

Доводы надзорной жалобы о несогласии с оценкой судов представленных заключений ГУ ЮРЦСЭ МЮ РФ по сути сводятся к переоценке доказательств, оспариванию обоснованности выводов суда об установленных им обстоятельствах. Эти доводы не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, поскольку суд надзорной инстанции правом переоценки доказательств не наделен. Иная оценка имеющихся в деле доказательств не является предусмотренным ст. 387 ГПК РФ основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Не могут быть приняты во внимание и доводы надзорной жалобы о том, что вопрос о назначении по делу экспертизы судом апелляционной инстанции был разрешен в отсутствие ответчика И., в связи с чем он был лишен возможности представления в распоряжение эксперта исходных данных, а также вопросов, требующих специального исследования специалиста. Из дела видно, что в письменном заявлении И. просил о рассмотрении данного дела в его отсутствие с участием его представителя (л.д. 111), автотехническая экспертиза определением суда апелляционной инстанции назначалась по ходатайству его представителя и с учетом сформулированных им вопросов, требовавших специального исследования (л.д. 157 - 160).

Вместе с тем представляются заслуживающими внимания доводы надзорной жалобы о неправильном применении судами положений об исковой давности.

В силу положений пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Так, согласно ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение срока исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникло право предъявить требование об исполнении обязательства.

Поскольку требование основано на договоре страхования, то в соответствии с положениями ст. 929 ГК РФ (договор имущественного страхования) обязанность страховщика возместить страхователю причиненный ущерб и, следовательно, право последнего требовать выплаты страхового возмещения возникают с момента наступления страхового случая.

В этой связи представляется не основанным на нормах действующего законодательства утверждение заявителя о том, что поскольку определением судьи Октябрьского района г. Ростова-на-Дону от 28.01.2010 г. виновное лицо в совершении ДТП установлено не было, отсутствовало и право истца требовать возмещения убытков, и, следовательно, не мог начать течь срок исковой давности. Указанная позиция представителя ответчика не учитывает положений действующего законодательства, в силу которого началом течения срока исковой давности в данном случае является наступление страхового случая (16.10.2006 г.), а не момент установления компетентными органами вины в действиях того или иного участника ДТП.

В данном случае в споре, возникшем по настоящему делу, право требования возмещения ущерба за счет ЗАО "СКПО-Урал-Сиб" возникло из договора обязательного страхования гражданской ответственности И. - лица, виновного в причинении вреда С. в результате происшедшего 16.10.2006 г. столкновения его автомобиля под управлением водителя Р.А. с автомобилем В-2 под управлением водителя И.

Разрешая возникший спор, мировой судья указал, что в силу п. 4 ст. 931 ГК РФ выгодоприобретатель (в данном случае - потерпевший) обладает правом выбора ответственного за вред лица (причинителя вреда или его страховщика) для предъявления указанного требования.

По мнению мирового судьи и суда апелляционной инстанции, поскольку на момент ДТП действовал договор обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, заключенный между владельцем транспортного средства - автомобиля В-2 и ЗАО "СКПО УралСиб" в период прежней редакции ст. 966 ГК РФ, оснований для взыскания страхового возмещения с ЗАО "СКПО Урал-Сиб" в связи с пропуском двухгодичного срока исковой давности не имеется.

С такими выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя, исходя из следующего.

На момент данного дорожно-транспортного происшествия - 16.10.2006 г. положения ст. 966 ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия ФЗ от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ) действительно предусматривали двухгодичный срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования.

Федеральным законом от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ "О внесении изменения в статью 966 части второй ГК РФ" установлено, что срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года. При этом срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года.

Согласно пункту 2 статьи 2 Федерального закона от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ установленный статьей 966 ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Таким образом, в силу данного п. 2 ст. 2 ФЗ от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ установленный пунктом 2 статьи 966 ГК РФ срок исковой давности применяется также к требованиям, ранее установленным ГК РФ, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу названного Федерального закона.

На момент вступления в силу Федерального закона от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ применительно к требованиям о взыскании страхового возмещения в виде стоимости восстановительного ремонта автомашины, поврежденной в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 16.10.2006 г. по вине ответчика И., гражданская ответственность которого была застрахована по договору с ЗАО "СКПО-Урал-Сиб", двухгодичный срок исковой давности, предусмотренный статьей 966 ГК РФ, не истек, в связи с чем применению подлежал предусмотренный новой редакций закона трехгодичный срок.

О применении двухлетнего срока исковой давности мировому судье было заявлено представителем ЗАО "СКПО - Урал-Сиб".

Вместе с тем, поскольку трехгодичный срок, установленный Федеральным законом от 04.11.2007 г. N 251-ФЗ, истцом пропущен не был, вывод мирового судьи об отказе в удовлетворении иска, предъявленного к ЗАО "СКПО - Урал-Сиб", нельзя признать основанным на нормах материального права, подлежащих применению к возникшим по делу правоотношениям.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Приведенные выше нарушения норм материального и процессуального права, допущенные мировым судьей, президиумом признаются существенными и в силу положений ст. 387 ГПК РФ влекущими отмену в надзорном порядке вынесенного им по делу решения от 30.09.2009 г.

Подлежит отмене в надзорном порядке и определение суда апелляционной инстанции от 28.01.2010 г., который при наличии предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения мирового судьи от 30.09.2009 г. в апелляционном порядке, оставил его без изменения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Решение мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Ростова-на-Дону от 30.09.2009 г., апелляционное определение Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 28.01.2010 г. по делу по иску С. к ЗАО "Страховая компания правоохранительных органов" - "Урал-Сиб", И., 3-е лицо - Р.А., о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, отменить и дело направить председателю Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону для передачи к рассмотрению по подсудности.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь