Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июля 2010 г. по делу N 44у-2285

 

Судья Долгих Е.В.

Судебная коллегия:

Челомбицкий И.Р.

Заятдинова Н.Ш. (докладчик)

Шепелева В.Л.

 

Президиум Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Вельянинова В.Н.,

членов президиума Бестолкова А.А., Суворова С.А., Яркова В.М. и Акуловой И.Р.,

с участием прокурора Малышевой Л.Н.,

при секретаре О.

рассмотрел надзорные жалобы осужденных Б. и П. о пересмотре приговора Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 23 января 2008 года, которым

Б., родившийся <...>, в <...>, судимый Орджоникидзевским районным судом г. Перми:

- 21 февраля 2002 года по ч. 3 ст. 213 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный 13 октября 2003 года условно-досрочно на 1 год 4 месяца 10 дней; постановлением Соликамского городского суда Пермского края от 25 января 2010 года приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом, действия Б. квалифицированы по п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ), наказание сокращено до 2 лет 11 месяцев лишения свободы;

- 14 декабря 2005 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 29 мая 2007 года условно-досрочно на 8 месяцев 20 дней;

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

П., родившийся <...>, в <...>, судимый Орджоникидзевским районным судом г. Перми:

- 19 марта 2002 года по п.п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года;

- 30 июля 2004 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 4 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожденный 10 апреля 2007 года условно-досрочно на 10 месяцев 22 дня;

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 8 апреля 2008 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Крюковой Л.Ф., изложившей обстоятельства дела, содержание приговора и кассационного определения, доводы надзорных жалоб осужденных Б. и П., мотивы возбуждения надзорного производства, выступление адвоката Сакмарова В.В. в защиту осужденного П., мнение заместителя прокурора Пермского края Малышевой Л.Н. об изменении судебных решений, президиум

 

установил:

 

Б. и П. признаны виновными в краже имущества потерпевшей ФИО1 общей стоимостью 5 280 рублей, совершенной в период с 15 по 22 сентября 2007 года группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

В надзорной жалобе осужденный Б., ссылаясь на признание вины, раскаяние в содеянном, а также на изменения, внесенные в приговор Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 21 февраля 2002 года в порядке приведения его в соответствие с новым уголовным законом, повлекшие изменение тяжести преступления, за которое он был осужден по указанному приговору, с тяжкого на преступление средней тяжести, а соответственно и изменение вида рецидива преступлений, признанного по настоящему делу, с особо опасного на опасный, поставил вопрос об исключении из приговора указания о признании в его действиях особо опасного рецидива преступлений и смягчении назначенного ему наказания. Одновременно он высказывает Мнение о недоказанности его вины, неполноте предварительного следствия, необоснованном оставлении без внимания его ходатайств о допросе ряда свидетелей, проведении очной ставки с осужденным П. и следственного эксперимента.

В надзорной жалобе осужденный П., отрицая причастность к краже имущества потерпевшей ФИО1, обращая внимание на то обстоятельство, что его первый допрос по делу был проведен в отсутствие адвоката, в ходе предварительного следствия не было проведено очной ставки, судом не была допрошена свидетель ФИО2, а свидетель ФИО3 дал показания в невменяемом состоянии, по существу поставил вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений.

Одновременно он высказывает мнение о чрезмерной суровости назначенного ему наказания, обращает внимание на то обстоятельство, что в течение срока, на который он был условно-досрочно освобожден из мест лишения свободы, он не допускал нарушений, в связи с чем считает, что суд необоснованно присоединил к наказанию, назначенному по настоящему делу, неотбытую часть наказания по предыдущему приговору в виде шести месяцев лишения свободы.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорных жалоб осужденных Б. и П., президиум считает, что обжалуемые судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Б. и П. в краже, совершенной при обстоятельствах, изложенных в приговоре, являются правильными, они основаны на доказательствах, исследованных и оцененных судом с соблюдением положений уголовно-процессуального закона.

В обоснование своих выводов суд правильно сослался на протокол явки с повинной осужденного П. и его показания, данные в ходе предварительного следствия в присутствии адвоката, из которых следует, что в сентябре 2007 года он совместно с Б. похитил имущество потерпевшей ФИО1; показания потерпевшей ФИО1 о хищении из дачного домика ее имущества; показания свидетелей ФИО4 и ФИО3 о том, что со слов осужденных Б. и П. им известно, что в сентябре 2007 года они совершили кражу имущества из дачного домика, а похищенные вещи оставили в доме последнего; показания свидетелей ФИО5 и ФИО2, а также протокол обыска, проведенного в доме осужденного П., согласно которым в этом доме были обнаружены вещи, похищенные из дачного домика потерпевшей ФИО1.

Оснований сомневаться в достоверности приведенных доказательств у суда не имелось, они согласуются между собой, данных, свидетельствующих о получении показаний свидетеля ФИО3 с нарушением уголовно-процессуального закона, в материалах дела не имеется, показания свидетеля ФИО2 были оглашены в судебном заседании с согласия сторон, поэтому они обоснованно положены в основу приговору.

Все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, судом проверены, поэтому основания для вывода о неполноте предварительного или судебного следствия отсутствуют.

Непроведение в ходе предварительного следствия очной ставки между осужденными, следственного эксперимента, а также отсутствие в судебном заседании свидетелей, на которых осужденные ссылаются в жалобе, не отразилось на правильности разрешения дела.

Оформление протокола явки с повинной П. в отсутствие адвоката требованиями уголовно-процессуального закона не противоречит и не влечет признание этого доказательства недопустимым.

Приведенные доказательства судом правильно оценены, а действия осужденных Б. и П. верно квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище.

Вместе с тем с квалификацией действий осужденных, как совершенных группой лиц по предварительному сговору, президиум согласиться не может.

В качестве основного доказательства, свидетельствующего о наличии между осужденными Б. и П. предварительного сговора на хищение имущества потерпевшей ФИО1, суд сослался на показания свидетеля ФИО3 о том, что 21 сентября 2007 года Б. предложил совершить ему кражу, он отказался, после чего Б. пошел искать П., позднее в этот же день он узнал от последних, что они совершили кражу имущества из дачного домика, а похищенные вещи оставили в доме П. Кроме того, мотивируя свой вывод в этой части, суд сослался на объем и количество похищенного имущества и согласованный характер действий осужденных.

Однако при этом судом оставлены без должного внимания явка с повинной осужденного П. и его первоначальные показания, в которых он, признавая факт совместного совершения с Б. кражи имущества потерпевшей ФИО1, тем не менее пояснял, что когда находился на лодочной базе, от знакомых узнал, что его искал Б., после чего пошел в сторону дачных домиков, где увидел Б., когда тот перекидывал часть похищенного имущества через забор садового участка потерпевшей, он понял, что тот совершает кражу, и принял в ней участие, похищенное имущество они отнесли в его дом, то есть по существу отрицал наличие между ним и Б. предварительного сговора на кражу. Приведенные показания П. показаниями свидетеля ФИО3 не опровергаются, как и какими-либо другими доказательствами. Объем же и количество похищенного имущества, как и согласованность действий осужденных, сами по себе не свидетельствуют о наличии между осужденными предварительного сговора на кражу.

При таких обстоятельствах следует признать, что вывод суда о наличии между осужденными Б. и П. предварительного сговора на кражу основан на предположении, что недопустимо, а потому указание о наличии такового подлежит исключению из приговора, что в свою очередь является основанием для смягчения назначенного им наказания.

При этом, учитывая, что преступление осужденные совершили в период неотбытой части наказания по предыдущим приговорам, окончательное наказание им следует назначить с применением положений ст. 70 УК РФ.

Кроме того, в части назначенного Б. вида исправительного учреждения приговор также подлежит изменению.

Из материалов дела усматривается, что постановлением Соликамского городского суда Пермского края от 25 января 2010 года приговор Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 21 февраля 2002 года приведен в соответствие с новым уголовным законом, действия Б. квалифицированы по п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ), за которое предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы, и которое на основании ч. 3 ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести.

С учетом указанных изменений следует признать, что Б. 21 февраля 2002 года осужден за умышленное преступление средней тяжести, а 14 декабря 2005 года - за умышленное тяжкое преступлении. Преступление, за которое он осужден по настоящему делу, является тяжким. В соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ совокупность прежних судимостей Б. и вновь совершенного им преступления образует опасный рецидив преступлений, что в свою очередь на основании п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ является основанием для назначения ему отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима. В этой части обжалуемые судебные решения подлежат изменению: указание о признании в действиях Б. особо опасного рецидива преступлений следует исключить из приговора, признав наличие в его действиях опасного рецидива преступлений, а назначенный ему вид исправительного учреждения изменить на исправительную колонию строгого режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 408-410 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Надзорные жалобы осужденных Б. и П. удовлетворить частично.

Приговор Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 23 января 2008 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 8 апреля 2008 года в отношении Б. и П. изменить:

исключить указание о наличии в действиях Б. и П. квалифицирующего признака "совершение кражи группой лиц по предварительному сговору";

смягчить Б. и П. наказание по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы каждому;

Б. на основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 14 декабря 2005 года и окончательно назначить наказание в виде 3 лет лишения свободы;

П. на основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 30 июля 2004 года и окончательно назначить наказание в виде 3 лет лишения свободы;

исключить указание о признании в действиях Б. особо опасного рецидива преступлений, признать наличие опасного рецидива преступлений;

изменить вид исправительного учреждения, назначенного Б., с исправительной колонии особого режима на исправительную колонию строгого режима.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.Н.ВЕЛЬЯНИНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь